'Freitag': Сколь уязвимой стала Европа в результате террористических актов, совершенных в Мадриде?

Ганс-Йоахим Гисман (Hans-Joachim Giessmann): Терроризм в Европе явление не новое. Сегодня мы переживаем момент, когда Европа стала частью конфронтации глобального характера, в рамках которой речь идет больше не о политических конфликтах в границах государств, а о конфликте ценностей.

'Freitag': После событий 11-го сентября 2001 года речь пошла о новых угрозах, на которые должен быть найден ответ. В чем же заключается этот новый ответ?

Гисман: Я пока вижу в основном декларации, изменений политического плана мало.

'Freitag': Однако осознание того, что что-то необходимо делать становится, судя по всему, все больше. . .

Гисман: Только тогда, когда речь идет о том, чтобы сделать практические выводы, о национальном эгоизме.

'Freitag': Не является ли возможность общего ответа ЕС на вызовы терроризма, о котором говорят с заклинанием, иллюзорной, если учесть, что войска одних государств-членов ЕС стоят в Ираке, а других - нет?

Гисман: Это, действительно, проблема, причем я хочу сказать, что некоторые участники коалиции начали в последнее время осознавать, что встали не на тот путь. Если вспомнить Испанию или последние заявления президента Польши, то, как кажется, назрел вывод: причины терроризма с помощью войны не искоренить. Антитеррористическая политика должна носить более масштабный характер, она не должна ограничиваться использованием военного варианта.

'Freitag': Очевидно, понятие безопасности будет становиться все более идеологизированным, если определенные формы ислама будут на Западе априори рассматриваться в качестве угрозы для безопасности. У Вас нет такого впечатления?

Гисман: То, что мы переживаем, это столкновение, которое выражается в цивилизованной форме и в нецивилизованной, насильственной. Но я не считаю, что большинство населения в исламском мире и политические элиты поддерживают терроризм. Линия фронта проходит по культурам, религиям и государствам - она их не разделяет.

'Freitag': Не является ли пропагандируемый и практикуемый Западом экспорт демократии на Средний Восток почвой для подпитки исламистских сил?

Гисман: Когда клонированное мировоззрение переносится на регионы с другими культурами и традициями, это в принципе может приводить к непониманию и неприятию. Появляющееся в связи с этим чувство унижения, возможно, ведет к появлению ненависти, которая затем выливается в террористические акты.

'Freitag': То есть необходимо сосуществование культур.

Гисман: Это именно то, что необходимо. Я даже уверен, что постоянно пропагандируемый диалог культур должен также включать готовность к терпимости. Это реально, есть примеры в Средней Азии того, как можно вести диалог между умеренными исламистскими и светскими силами.

'Freitag': Вы говорите об изменении в представлениях участников 'коалиции желающих'. Что Вы предлагаете?

Гисман: Необходима политическая концепция, которая помогла бы успокоить ситуацию и предложила иракскому обществу перспективу на будущее.

'Freitag': Вряд ли это возможно без Организации Объединенных наций. . .

Гисман: . . . гарантировать безопасность надо только тем, с кем вообще можно вести переговоры. И об этом должны позаботиться, независимо от того, как относились к этой войне год назад, оккупационные войска. Если их режим сохранится и не будет ликвидирован поэтапно, мира не будет, независимо от того, кто обладает правом на оккупацию: НАТО или какая-то другая организация.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.