Любая догадка по поводу того, кто мог бы стать самым влиятельным европейцем за последние 25 лет, могла бы обидеть слишком многих. Действительно, должен ли это быть политик, ученый, писатель или архитектор? Поэт или папа римский? Даже составить список из 25 наиболее вероятных кандидатов уже достаточно трудно. Однако мы попробовали. На протяжении последних трех месяцев мы опрашивали посетителей сайта 'Файнэншл Таймс' (FT.com.). Этот опрос был приурочен к годовщине начала выпуска европейского издания нашей газеты во Франкфурте в 1979 году. Результаты оказались весьма поучительными.

Оказалось, что во главе списка восседает папа Иоанн Павел II (John Paul II), далее с незначительным отрывом шел Михаил Горбачев, на третьем месте оказалась Маргарет Тэтчер (Margaret Thatcher), первая женщина-премьер Великобритании. После них с большим промежутком шел пелетон политиков: премьер-министр Норвегии Гро Харлем Брундланд (Gro Harlem Brundtland), бывший канцлер Германии Гельмут Коль (Helmut Kohl) и выдающийся председатель Еврокомиссии Жак Делор (Jacques Delors).

Не говоря о личностях, видно, что наши читатели явно считают конец советской империи и падение коммунизма самыми значительными событиями последней четверти 20-го века в Европе. И папа римский, и Горбачев, и леди Тэтчер сыграли каждый свою роль в этом процессе.

Избрание польского священника римским понтификом дало сильный импульс народной борьбе в Восточной Европе (Кароль Войтыла был избран 263-м римским понтификом под именем Иоанна-Павла II 16 октября 1978 года - пер.). Восшествие реального реформатора на трон одряхлевшей советской империи, хотел он сам того или нет, привело к ее распаду. Целеустремленность и радикализм леди Тэтчер (в унисон с теми же качествами Рональда Рейгана) сыграли важную роль в том, что направление приложения политических усилий Запада существенно сместилось, и это определило неизбежность падения коммунизма.

Все-таки в списке доминировали политики, что, возможно, надо рассматривать как неизбежное следствие того, что слишком мало времени еще прошло, чтобы можно было оглянуться назад и сделать более глубокие выводы. Даже Иоанн Павел II поднялся на вершину списка, скорее всего, не благодаря тому, что он cделал, но благодаря политическому эффекту этих действий, то есть благодаря тому, чем он был, хотя его моральный авторитет, вне всякого сомнения, внес определенный вклад в его популярность. Интересно и то, что высокое место занял Горбачев, который, в отличие от других 'конкурсантов', не пользуется большой поддержкой у себя на родине.

Когда речь зашла о кандидатах из области культуры, оказалось, что немногим удалось преодолеть фактор национальных и культурных предпочтений народов Европы. Тим Бернерс-Ли (Tim Berners-Lee), изобретатель Всемирной Паутины, пришел на шестом месте, но, вероятно, лишь потому, что опрос производился среди пользователей интернета.

В параллельном опросе на звание самого влиятельного бизнесмена на первое место вышел Даниэль Васелла (Daniel Vasella), председатель швейцарской компании Novartis. Именно при нем, начиная с 1996 года, эта фармацевтическая компания сделала гигантский прыжок вперед не только в Европе, но и на американском рынке. Он перегнал старших по возрасту соперников, таких, как Гейнрих фон Пирер (Heinrich von Pierer) из компании Siemens, Перси Барневик (Percy Barnevik) из ABB и Йорма Оллила (Jorma Ollila) из компании Nokia. Ясно, что люди не склонны особенно долго помнить то, что сделал тот или иной бизнесмен, в отличие от того, что сделал тот или иной политик. Настоящие первопроходцы в бизнесе видны далеко не сразу, да и, прямо скажем, маловато их оказалось в Европе. И это тоже неплохой урок.