Когда французский президент Жак Ширак во время иракского кризиса потребовал мультиполярного мироустройства в качестве альтернативы американской гегемонии, реакция была очень бурной. 'Мультиполярность' быстро стала символом раскола трансатлантического альянса и сближения противников войны в Ираке с малодемократичными правительствами России и Китая. Следствием стали многословные успокаивающие опровержения правительства Германии. Ну, вот война закончилась, президент США и канцлер Германии обмениваются шутками по телефону, как будто никаких ссор и не было.

Однако внешнее впечатление обманчиво. Втихаря германо-французский дуэт продолжает мастерить 'мультиполярный миропорядок'. Президент Франции Жак Ширак и канцлер Германии Герхард Шредер отказались только от одного - делать громкие заявления, вызывая тем самым ненужные дебаты. Они просто действуют. Исключение составляет лишь вновь избранный, неопытный премьер-министр Испании Сапатеро, который сразу же, отмежевываясь от послушной Вашингтону политики Аснара, поднял знамя 'мультиполярности'.

Но еще большее значение имеет тот факт, что германо-французский дуэт начал активно работать сразу на трех строительных площадках. Так, на прошлой неделе впервые в правительственном заявлении канцлер Шредер сформулировал требование постоянного членства Германии в Совете безопасности ООН . И не только Германии, но и для 'ведущих стран Юга'. За этим стоит убеждение, что мультиполярность уже стала свершившимся фактом, а сколоченная в 1945 году послевоенная конструкция ООН давно устарела.

Сегодня ни одно явление в мире не может претендовать на легитимность, только потому, что вопросы мира или войны решают постоянные члены Совета безопасности - США, Франция, Китай, Великобритания и Россия. Международные организации воспринимаются, только если они постоянно реагируют на меняющийся мир и включают в свои полномочные структуры новых актеров.

Двумя другими 'стройками', с точки зрения Франции и Германии, являются отношения с Россией и Китаем. Ход мысли таков: один из 'полюсов' - ЕС - может увеличить свой вес по отношению к сверхмощным США, только если он будет поддерживать самые тесные контакты с двумя другими важнейшими 'актерами'. Поэтому растущему экономическому гиганту, Китаю, позволено участвовать в космической программе ЕС 'Галилео'. При этом Шредер и Ширак в своих настойчивых ласках по отношению к Китаю зашли уже так далеко, что вызвали критику даже внутри своих стран. Так, пробный шар Шредера, предложение снять эмбарго ЕС на поставки оружия Китаю, было отклонено даже его европейскими союзниками. Спор вызвали и совместные маневры французского военного флота с китайскими вооруженными силами.

К тому же в конце недели дуэт отправляется в Москву, чтобы

засвидетельствовать свое почтение вновь избранному президенту Путину. За этим стоит убеждение, что ЕС и Россия все больше зависят друг от друга. Все более тесные связи с Москвой должны помешать обеим ядерным державам, США и России, договариваться друг с другом за спинами европейцев, как это бывало раньше.

Все три инициативы - реформа Совета Безопасности ООН, стремление к более тесным связям с Китаем и Россией - имеют право на жизнь. Однако позволительно и усомниться в том, насколько серьезными являются эти идеи Ширака и Шредера, и не используется ли идея мультиполярности лишь как инструмент эмансипации ЕС по отношению к США.

Иначе оба правительства должны были бы признать, что не только США, но и европейцы имеют непропорционально много мест в международных организациях. За пределами Европы вряд ли кто-то понимает, почему в Совете Безопасности ООН третье по счету государство ЕС, Германия, должно получить статус постоянного представителя. Было бы более понятно, если бы его получили Индия или Бразилия.

До абсурдности доходят собственные претензии обоих правительств на главный пост в Международном валютном фонде (МВФ), когда они обосновываются тем, что этот пост должен занимать обязательно европеец. Предупреждение более 100 государств о том, что европейцы не имеют права по своему разумению решать судьбу этого поста, остаются неуслышанными. И хотя немцы и французы, любят обвинять США в эгоизме во внешней политике, здесь они не отличаются от США ни на йоту.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.