Автор материала - испанский писатель, он не один год живет в Марракеше

Бойня, устроенная 11-го марта в Мадриде, обязывает нас вспомнить несколько принципов и фактов, те из них, на которые мы не один год не обращали внимания, не придавая им значения из-за безответственности и из-за наглости. 'Превентивные' или 'предвосхищающие' акции против неопределенного врага, местонахождением которого, если говорить точнее, то этот враг носит имя 'Аль Каиды', можно легко считать то одну страну, то другую, и чье местонахождение так и неизвестно, оказываются в результате неудачными. Они привели к обратному результату. Противник наращивает преступную деятельность в зависимости от наличия немногочисленных сил и случайно появляющихся возможностей. Делается самый точный расчет на воздействие со стороны средств массовой информации и на распространение информации по всему миру.

Война в Афганистане опиралась на международное право, на необходимость ликвидации режима, охранявшего бен Ладена (Bin Laden) и ему подобных, и цели войны частично достигнуты. Частично, поскольку террорист номер один и его самые верные соратники по-прежнему на свободе. Напротив, вторжение в Ирак из-за пресловутой угрозы со стороны Саддама Хусейна (Saddam Hussein), если не считать ареста диктатора и ликвидации его режима, - настоящая бессмыслица.

Впрочем, заявления Белого дома о 'международном терроризме' оказали воздействие и на Востоке, и на Западе, в Европейском союзе и в России. Премьер-министр Израиля Шарон (Scharon) использовал их, чтобы продолжать оказывать давление на палестинцев. Путин оправдывал этим свои зверства в Чечне. А многие из нас краснели от стыда в связи с недостойным сравнением между борьбой этих двух стран за выживание, зачастую с применением жестоких, неприемлемых средств, продиктованных отчаянием, и действиями банд убийц от имени страны басков, которые в большинстве своем эти действия отвергают.

Наши политики сравнили яблоко с грушей, чем вызвали большое замешательство. Сколько раз нам приходилось слышать от испанского правительства о том, как похожи между собой ЭТА и 'Аль-Каида'. При этом они идентичны лишь в своей жестокости и в своей абсурдности, но их в значительной мере отличают друг от друга принципы и мотивы действий. Что же, Аснар (Aznar) действительно верил, что он может вернуть Испании утраченное величие и обеспечить нам место среди стран, правящих этим миром?

Итоги последних трех месяцев и их политическая составляющая были невыносимыми. Угрозы премьер-министра Фрага (Fraga) в адрес Каталонии, нападки на региональное каталонское правительство после переговоров одного из его политиков с руководством организации ЭТА в Перпигнане, водружение каталонских флагов членами ЭТА - преступниками, привыкшими лгать и прибегать к махинациям, - но чьи слова, вдруг, принимаются за чистую монету и, наконец, информационная политика в связи с бойней в Мадриде - все это находится за гранью понимания.

Своим отказом подписывать антитеррористический договор со всеми желающими партиями, правящая Народная партия хочет сделать страдания жертв своими собственными. Этот пропагандистский маневр возмутил всех, кто затем пришел к урнам для голосования. Мы, испанцы, не так глупы, как это думает правительство. Подобное нагромождение из бессмыслицы, зазнайства, использования конституции в партийных целях и из предостережений по поводу того, что те, кто как мы, из-за такой нечестности были другого мнения, хотят 'уничтожить Испанию' - это было уже слишком. Избиратели хотели знать, кто совершил на нас такое зверское нападение и почему. Право знать своего палача - неотъемлемое и священное право жертвы.

Когда это стало понятно, должен возобладать здравый рассудок. Из печального опыта мы знаем разницу между баском, баскским националистом и убийцей из ЭТА. Напротив, в средствах массовой информации понятия мусульманин, исламист и террорист часто путают, упоминая их вместе с 'Аль-Каидой'. Это сочетание смертельно, оно оказывает поддержку стратегии бен Ладена, которая гласит: чем хуже, тем лучше. Нам нет необходимости дискутировать по поводу того, что говорит Коран, и что он не говорит.

Чего мы должны потребовать от мусульман, живущих в Европе, так это соблюдения законов. Одновременно мы обязаны предложить им права, которыми пользуются все граждане Европы, способствовать их интеграции, то есть их личной свободе, равноправному положению женщин, уважать их веру и традиции, если они не противоречат праву страны проживания. Иными словами, права человека - вместо теократии. Социальные программы - вместо маргинализации. И больше никаких удавок культурной 'идентификации' с обеих сторон. Следует дать отпор анахроническим речам европейцев-'крестоносцев'. Необходима вся строгость законов по отношению к убийцам и к тем, кто, как имам Фуэнгирола (Fuengirola), проповедует дискриминационное учение.

Кроме того, требуется легализация живущих без документов в Испании иностранцев, новая политика, которая способствует в зависимости от соответствующих потребностей в различных регионах Испании легальной миграции. Нужен диалог с государствами Магриба, надо избегать расистских преувеличений. Давайте, не будем становиться игрушкой в руках экстремистов.

Дело интеллигенции говорить о 'культурном', если не о 'религиозном сродстве' и, таким образом, создавать предпосылки для более прочных исторических уз Испании с Литвой, Польшей или Украиной, чем с Марокко. Мы должны действовать быстро и решительно, чтобы разработать вместе с арабскими странами новую политику, которая поборет бедность и недоразвитость и поможет демократическим силам в их борьбе против деспотизма и коррупции. Мы обязаны потребовать от правительств полной транспарентности в деле реализации планов помощи. Мы обязаны поддержать прием Турции, одной из великих мусульманских стран, сестрой по несчастью, пострадавшей от террористических актов, в Европейский союз.

Вопреки тезису Хантингтона (Hantington) мы не станем участниками столкновения цивилизаций. Варварство 'Аль-Каиды', как и варварство со стороны ЭТА, никак не опирается на цивилизацию, поскольку оно отрицает ее. Мы должны потребовать, чтобы убийцы карались по всей строгости закона, чтобы не торжествовала ложь.

Этого смелого шага не хватало давно, но все заявления, сделанные до сих пор будущим главой испанского правительства, обнадеживают. Испания должна снова занять место в Европейском союзе, которое ей подобает, и соучаствовать во внешней политике Союза в странах Магриба, на Ближнем Востоке и в Латинской Америке в духе международного права