Останутся ли цены на нефть такими же высокими? Вероятно, да, по крайней мере, на какое-то время, хотя и не на пиковом уровне, как сейчас. Могут ли они привести к краху президента Буша? И здесь ответ положительный. Высокие цены на нефть могут повлиять на исход ноябрьских выборов, даже принимая во внимание, что они не являются основным фактором влияния.

Единственное утешение для всего индустриального мира, хотя и горькое, заключается в том, что высокие цены на нефть снижают уровень радикального социального давления в государствах Ближнего Востока.

В настоящее время цены установились на самом высоком уровне, начиная с 1991 года (хотя если учитывать инфляцию, то они все же ниже того пикового показателя примерно на четверть). И основные причины этого не являются загадкой: Ирак борется за то, чтобы вновь выйти на рынок со своей нефтью, неожиданно быстро осуществилось восстановление экономики США, наблюдается всплеск спроса на нефть в Китае. В придачу ко всему, рыночные спекулянты также приложили к этому руку.

Среди производителей нефти нет однозначного мнения о том, какова будет динамика цен, за исключением лишь твердой уверенности в том, что они чрезвычайно неустойчивы.

Сегодня члены Организации стран экспортеров нефти (ОПЕК) будут решать вопрос о том, стоит ли сокращать объемы производства на один миллион баррелей в день, т.е. на 4 %, начиная с четверга, как было объявлено ими в феврале. Упоминание о сокращении объемов нефтедобычи вызвало противоречивую реакцию как у самих членов нефтяного картеля, так и у их клиентов.

Саудовская Аравия, которая является самым крупным поставщиком нефти на мировой рынок и имеет наибольшее влияние в ОПЕК, тем не менее, настаивает на том, что именно таким образом необходимо отреагировать на сезонное падение цен, связанное с приходом весны в северное полушарие. Эта позиция была озвучена вчера вместе с обвинениями в адрес рыночных спекулянтов, которые завышают цены.

С ней согласился Алжир, который заявил, что ОПЕК потеряет доверие к себе, если решит отказаться от сокращения объемов нефтедобычи. Кувейт же высказался против, призвав остальные страны отложить принятие этого решения. Объединенные Арабские Эмираты также дали понять, что не хотели бы сокращать объемы добычи.

Если картель сегодня не решится сократить поставки нефти на рынок, в ценах на нефть появится некоторая стабильность. Ожидается, что в этом случае они немного упадут, и их уровень будет зависеть в основном от объективных факторов, а не от принимаемых ОПЕК решений. Однако не стоит забывать и о дополнительных, мощных факторах, которые также способствуют поддержанию высоких цен на нефть в течение уже довольно долгого времени. Это и восстановление экономики США, которое застало врасплох многих экономистов, и все еще не признается свершившимся фактом, и продолжение экономического роста Китая, который составил 8 % за прошлый год.

Конечно, существуют и другие факторы, которые толкают цены как раз в обратном направлении. Это, например, выход на рынок Ирака и Ливии, после того, как будут сняты санкции.

И самое важное состоит в том, что Россия, экономика которой всецело зависит от поставок нефти, использует все преимущества того, что ОПЕК ограничила добычу нефти, поставляя на внешний рынок большее количество этого сырья за счет картеля. Российский фондовый рынок зафиксировал вчера рекордные цены, до 30% выше тех, которые регистрировались в этом году. Это тоже результат высоких цен на нефть.

Россия вчера призвала ОПЕК к сотрудничеству в сфере снижения цен, заявив также, что это мешает мировому развитию. Вечная дилемма, стоящая перед производителями нефти, заключается в решении вопроса, как можно держать цены на достаточно высоком уровне, и в то же время не вызвать спада и заставить клиентов более эффективно использовать это сырье. Они больше всего боятся, что их клиенты в будущем могут перейти на потребление газа.

Однако эти факторы проявятся лишь в долгосрочной перспективе, и аналитики высказывают очень осторожные предположения в определении сроков.

В США рост цен на топливо имеет прямое влияние на политику. Американские автомобилисты нетерпимо относятся даже к самым малым подъемам цен на заправочных станциях, даже принимая во внимание тот факт, что цены в Америке чрезвычайно низкие, по сравнению с европейскими. По подсчетам Американской Автомобильной Ассоциации, ожидаемый рост цен на нефть будет стоить семье, имеющей две машины, 600 долларов (330 фунтов) в год дополнительно.

Даже если ОПЕК согласится отложить или вообще упразднить решение об уменьшении объемов нефтедобычи, американские автомобилисты все равно не испытают облегчения летом, на которое приходится пик поездок. У нефтеперерабатывающих предприятий США множество проблем, поэтому, вероятно, объем поставок нефти вряд ли возрастет.

Конечно, недовольство автомобилистов вряд ли можно сравнить с проблемами экономики США и проблемами в Ираке - двумя основными задачами, которые необходимо решить американскому правительству, по его же собственному утверждению. Однако, принимая во внимание, какими жесткими будут ноябрьские выборы, Белому дому нельзя терять ни одного голоса.

Утешением для стран, платящих высокую цену за нефть, может служить то, что они тем самым поддерживают стабильность на Ближнем Востоке.

Аналитики инвестиционного банка Goldman Sachs утверждают, что вследствие того, что во многих странах ОПЕК прирост населения составляет 3% в год, а мировой спрос на нефть растет всего лишь на 1,1% в год, этим странам необходимо поднимать цены на нефть, чтобы удовлетворять ожидания населения.

Оптимисты в вопросе ближневосточного урегулирования могут привести аргумент, что высокие цены на нефть способствуют тому, чтобы изменения в этих государствах происходили постепенно (на что пессимисты могут возразить, что изменения эти дойдут лишь до того уровня, при котором вообще будут прекращены).

Индустриальным государствам приходится сталкиваться с очень сложной проблемой: как помочь нестабильному региону провести преобразования без революции, принимая во внимание, что нефтяные богатства стран этого региона не позволяют использовать обычные в таких случаях финансовые рычаги.

Президент Буш вряд ли имел в виду, что его программа помощи в создании Большого Ближнего Востока будет означать плату за нефть. И вряд ли электорат будет доволен нынешним уровнем цен на нее: