Каким представляется будущий Ирак, 'образец демократии в регионе', по определению президента Джорджа Буша, в свете недавно принятого 'Временного закона о государственном управлении?

Даже беглое знакомство с этим документом открывает горькую истину: при составлении текста постоянной конституции в него необходимо заложить теоретические и юридические основы гражданской войны в Ираке, иногда вооруженной, но что хуже того - раздрай в рядах власти, ведущий к расколу страны и разделению ее по этническому, религиозному и общинному признаку. Если это - 'образец демократии' для региона, можно себе представить, что станет с 'арабской системой', а точнее, 'антисистемой' в этой части мира, где имеет место мозаика религий, общин, религиозных течений, рас, племен.

Несмотря на то, что Ирак обладает вторыми по размерам запасами нефти в мире, Закон о временном государственном управлении свидетельствует о начале этапа, который ведет к превращению Ирака, а затем и государств региона в группу враждующих хозяйств на ферме американского империализма.

Внимательное чтение закона помогает выявить подлинные черты этого явления:

1. В преамбуле при изложении основных принципов Закона

указывается, что система власти в Ираке будет 'республиканской, федеративной, демократической, поликонфессиональной'. И нет ни слова об ее арабской сути.

Согласно этим принципам, федеративная система будет построена на основе географических и исторических реалий и принципа разделения властей, а не на основе национального или религиозно-общинного принципов. Согласно Закону, одной из этих реалий является правительство Курдистана, которое сформировали и поддерживали оккупационные власти с 1991 года. В Законе оно признается 'официальным региональным правительством, которое будет продолжать выполнять многие из своих нынешних функций'.

Усугубляя раскол, Закон гласит, что 'всем другим провинциям в Ираке будет позволено создавать местные правительства с дополнительными полномочиями'.

Федеративная система, как гласит Закон, строится на основе 'географических и исторических реалий, а не на основе национального или религиозно-общинного принципов'. Однако в то же время (Статья 53, пункт А) говорит о 'географических и национальных реалиях' курдского района на севере Ирака, которые официально признаются властями, а далее речь идет о географических реалиях национальностей, религий, религиозных общин, даже племен.

2. Исполнительная власть будет состоять, согласно Закону, из Президентского совета, и Совета министров во главе с премьер-министром. Президентский совет состоит из президента и двух вице-президентов, которые избираются Национальным собранием, 'группой', и олицетворяет 'суверенитет Ирака'. Президентский совет может использовать право вето против любого закона, принятого Национальным собранием, против любого назначения, при условии, что все решения принимаются членами Президентского совета единогласно.

Понятно, что Президентский совет будет состоять из президента (шиита) и двух вице-президентов - суннита и курда. Однако избрание их 'группой' (выражение неясное и нечеткое), предоставленное ему право вето против любого закона и назначения и необходимость принятия единогласного решения превращает его практически в орган, не способный играть какую-либо роль.

А что вообще означает выражение 'выборы группой'? Одним бюллетенем, как происходят выборы президента и вице-президента США или другим методом? Как члены Президентского совета могут быть избраны группой, если у кандидатов может быть разная степень популярности в различных районах или среди различных групп населения? Как может у них может быть единая позиция по принимаемому закону, если он неприемлем, например, для избирателей одного из его членов?

Как бы то ни было, единогласное принятие означает отсутствие разногласий. Однако отсутствие разногласий означает также согласие только относительно бесспорных истин. И так далее по замкнутому кругу. То есть непринятие закона приводит к отсутствию государства. Возможно, это и является самоцелью временного закона о государственном управлении, а затем и конституции.

Может быть, в этом случае полезно учесть печальный опыт Ливана?

3. Согласно Закону, официальное правительство на курдском севере осуществляет контроль над силами полиции и безопасности, а также имеет право вносить изменения в применение любого федерального закона на территории Курдистана. Другими словами, курды смогут решать сами и для себя, какие федеральные законы им следует исполнять, а какие игнорировать. Как отметил один американский журнал, подобное право в свое время подтолкнуло американский юг к выходу из состава США.

Более того, Статья 53, пункт Д позволяет другим расовым или религиозным группам следовать примеру курдов в установлении контроля над районами, в которых они проживают. Эта статья гласит: 'любая группа, проживающая более чем в трех провинциях вне Курдистана, имеет право образовывать свои районы'. В тексте Закона не обозначена власть в этих районах - суперпровинциях, которые, видимо, будут строиться на расовой или религиозной основе, однако Закон предоставляет им те же привилегии, что и курдам: образование местной милиции, возможность отмены федеральных законов, хотя Статья 57 Закона объявляет существование вооруженной милиции незаконным.

Американцы не оспаривают это. В попытке прояснить картину американский журнал 'Нью рипаблик' привел слова одного высокопоставленного офицера в войсках американо-британской коалиции в Ираке, который сказал, что 'право этнических групп укреплять свое положение внутри минигосударств будет поощрять их к достижению гармоничного федерализма, при котором все части иракского народа могут получить власть подобную той, которой пользуются курды'.

Это означает, что содержание Закона о временном государственном управлении канонизирует создание минигосударств в рамках единого государства, но под лозунгом 'цель - создание союзного государства. . . и предотвращение раскола'!

Закон принят через год после вторжения в Ирак и его оккупации, сопровождавшихся обещаниями американского президента Джорджа Буша установить демократию в Ираке, которая станет образцом для подражания в арабском мире. Его принятие совпало с выдвижением США проекта 'Большой Ближний Восток', который охватывает огромный район земного шара: от Индонезии на востоке до Марокко и Мавритании на западе.

Оба документа содержат много слов о правах человека, свободе убеждений, совести и собраний, а также о равенстве перед законом всех людей, независимо от цвета кожи, и об освобождении женщины. Иракский закон о государственном управлении предоставляет женщинам 25% мест в Национальном собрании (где же демократия и свобода выбора?).

Однако оба документа скрывают стратегическую цель вторжения в Ирак: расчленение Ирака, затем арабского региона, затем большого Ближнего Востока по расовому, религиозному и другим принципам, что приведет к гражданским войнам, которые преподнесут Ирак и весь регион на серебряном блюде 'Американской империи' в добавление к имеющимся там военным базам. В Законе о временном государственном управлении 'переходному правительству' (то есть еще до всеобщих выборов, принятия постоянной конституции, даже до передачи власти иракцам 30 июня) предоставлены 'полномочия вести переговоры с силами коалиции относительно заключения договоров между двумя сторонами по вопросам безопасности'.

Это - еще один образец обещанной региону американской демократии!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.