Соединенным Штатам приходится поддерживать хрупкое равновесие между стремлением поощрять развитие демократии в Узбекистане и необходимостью бороться с терроризмом: за три дня в результате терактов и насилия в этой стране погибло более 40 человек.

Вопрос, который возникает в связи с последней вспышкой насилия в Узбекистане, заключается в следующем: является ли причиной терроризма отсутствие демократии, или, наоборот, именно террор не позволяет правительствам дать свободу своим гражданам?

Этот вопрос был поднят в четверг на очередном брифинге в Госдепартаменте США, когда один из репортеров назвал отсутствие демократии в качестве возможной причины волны насилия в Узбекистане.

Представитель Госдепартамента Ричард Баучер отметил, что террористов невозможно победить только на поле боя.

'Необходимо создать стабильное общество - воплощение надежды, воплощение возможностей, - сказал он. - В конечном итоге это и есть лучшая защита от укрепления позиций террористических групп'.

Баучер, однако, предостерег от неправильных выводов, будто бы отсутствие демократии способствует развитию терроризма.

'Все мы знаем, что террористические группы действовали против правительств в странах, где существовала демократия, где ее не было, и там где процесс демократизации имел место', - заметил он.

Баучер также не стал связывать между собой вопросы о присутствии вооруженных группировок в Узбекистане и о реформах в стране.

'На мой взгляд, в связи с этими терактами подобное предположение уместно не более, чем в связи с многими другими терактами, которые происходили в любых странах мира, в том числе и в Соединенных Штатах', - сказал он.

Баучер имел в виду теракты 11 сентября 2001 г., оказавшие большое влияние на действия США на международной арене. Высокопоставленные американские чиновники - от госсекретаря Колина Пауэлла до министра обороны Дональда Рамсфелда - заявляют о том, что сегодня приоритетом ? 1 для США является борьба с мировым терроризмом.

Пытаясь разгромить террористические группировки, Соединенные Штаты заключают альянсы с некоторыми правительствами, которые далеко не всегда привержены ценностям демократии и свободы - этим краеугольным камням американского общества.

Но, как недавно предупреждала бывший премьер-министр Пакистана Беназир Бхутто, 'мы не можем позволить, чтобы демократия пала жертвой нашего стремления бороться с терроризмом'.

Правозащитные организации, такие как 'Amnesty International' или нью-йоркская 'Human Rights Watch', утверждают, что в своей политике по отношению Узбекистану Соединенные Штаты практически игнорируют демократические идеалы.

Узбекистан занимает ключевое стратегическое положение. Он граничит с Афганистаном и находится в самом центре Средней Азии - региона, чрезвычайно богатого нефтью и другими природными ресурсами. Это крупная мусульманская страна, пока не испытавшая влияния исламского радикализма.

Однако у власти в стране по-прежнему стоит та же элита, даже тот же клан, что управлял ею в советские времена. Этот клан обвиняют в нарушении прав человека, пытках, похищениях и убийствах политических активистов и оппонентов.

С другой стороны, там действует Исламское движение Узбекистана (ИДУ) - радикальная исламская группировка, связанная с 'Аль-Каидой', организацией, которую обвиняют в терактах 11 сентября. В Афганистане, когда он находился под управлением движения 'Талибан', также ощущалось сильное присутствие ИДУ. Многие активисты ИДУ проходили подготовку в лагерях 'Аль-Каиды' и принимали участие в боевых действиях в Афганистане и других мусульманских странах.

Политики в Вашингтоне опасаются, что давление на правительство Узбекистана и президента Ислама Каримова может привести к усилению группировок, подобных ИДУ. Кроме того, они убеждены в том, что группировки типа ИДУ борются не за демократию. По их мнению, при малейшей возможности подобные группировки создали бы в Узбекистане систему правления, которая была бы намного хуже нынешней.

Баучер также упомянул об этих опасениях, отметив: 'Похоже, эти группировки выступают вообще против любой организованной системы управления, поэтому я не думаю, что теракты имеют отношение к ситуации с демократией'.

Но в связи с этим возникает другой вопрос: позволяет ли укрепление сильных, деспотических режимов обуздать рост группировок, подобных ИДУ? Если судить по волне насилия и терактов, поднявшейся в Узбекистане в воскресенье, то ответ на него можно считать отрицательным.

Репрессии только заставляют эти группировки уходить в подполье, создавать более прочную и лучше законспирированную сеть, а затем ждать подходящего момента для открытого выступления - именно так и действовало ИДУ на этой неделе.

Кровопролитие началось в воскресенье, и к вечеру понедельника в результате взрывов и нападений, в которых правительство обвинило ИДУ, погибло как минимум 19 человек. Во вторник две женщины привели в действие взрывные устройства, закрепленные у них на поясах, возле полицейского блок-поста на дороге, ведущей к официальной резиденции Каримова в Ташкенте.

В последовавшей за этим перестрелке погибло 20 боевиков и трое милиционеров. Как утверждают свидетели, боевики подорвали себя. По заявлениям властей, в результате этого число жертв за три дня достигло 42 человек. Судя по всему, все теракты были направлены против узбекских властей.

Спорадические вспышки насилия в Узбекистане не прекращаются последние пять лет. При этом боевики демонстрируют особую тактику. Когда за ними начинается охота, они уходят в подполье, а затем, при первой возможности, совершают новые теракты.

Кроме того, как показало заявление Госдепартамента США, сделанное в Вашингтоне во вторник, их действия направлены и против американских интересов.

'Эти группы выражают антиамериканские настроения, и могут попытаться совершить нападения на государственные или частные объекты США в Узбекистане', - предупредил Госдепартамент, отмечив, что 'террористические группы не делают различия между государственными и частными объектами'.

Так в чем же состоит эффективная стратегия борьбы с исламским экстремизмом?

По мнению Баучера, борьба с терроризмом должна сочетаться с развитием демократии.

'Мало просто бороться с террористами. Необходимо создать стабильное общество - воплощение надежды, воплощение возможностей. В конечном итоге это и есть лучшее противоядие от укрепления позиций террористических группировок', - заявил он.

Но в этой связи перед нами встает другая дилемма: в какой момент можно начинать активные усилия по установлению демократии, чтобы не нанести при этом ущерба борьбе с террором? И наступил ли уже в Узбекистане такой момент?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.