Торжества, прошедшие в Белом доме в понедельник, можно сказать, знаменуют собой то, что американской внешней политике в Европе снова начала сопутствовать столь желанная удача. В результате самого крупного расширения НАТО его членами становится многочисленная группа бывших коммунистических стран, проамериканская ориентация которых может оживить трансатлантический альянс, испытавший в последние годы немалые трудности.

Семь новых членов - три прибалтийских государства, Словакия, Словения, Болгария и Румыния - поддержали войну США в Ираке (как это сделали Польша, Венгрия и Чешская Республика, вступившие в НАТО в 1999 году). Все они являют собой живой пример того, что построение демократического общества есть нечто более существенное, чем призрачные видения неоконсерваторов. Сомнительно, что приобретенный ими опыт тоталитаризма заставил их забыть опасности умиротворения. Подобно американцам, они понимают разницу между добром и злом. И в отличие от некоторых соседей на Западе они знают, что иногда нужно бороться за то, во что ты веришь.

И если прием в лоно НАТО большинства бывших членов Варшавского пакта на этой неделе рассматривать как улов, попавший в сети администрации Буша, он не так уж велик. Под стать известному высказыванию министра обороны Дональда Рамсфелда о 'новой Европе', в которую вливаются свободолюбивые страны, некогда принадлежавшие к советскому блоку на Востоке, были и аналогичные высказывания официальных лиц из администрации США вплоть до самого президента.

В мае прошлого года, выражая признательность за поддержку в Ираке, президент Джордж Буш заявил министрам иностранных дел семи вышеназванных стран: 'В битве за Ирак страны Центральной и Восточной Европы были на стороне Америки и нашей коалиции, поставившей цель устранить серьезную угрозу миру и избавить Ирак от жестокого режима. У народов (этого региона) свежа память о тирании, и они знают, к чему ведет благодушие перед лицом угрозы'.

Так что же - бывшие коммунистические страны стали новыми друзьями Америки в Европе? Возможно, но не по тем причинам, о которых здесь говорилось.

Во-первых, хотя все новые члены, действительно, поддержали позицию США по Ираку, они это сделали под влиянием преобладающего общественного мнения. Как это продемонстрировали недавние события в Испании, широкий протест общественности, усугубленный паникой, может изменить внешнюю политику с захватывающей дух быстротой. Нет никакой гарантии, что аналогичное злодеяние, совершенное, например, в Польше, не приведет к таким же последствиям, особенно если учесть нестабильность правительств посткоммунистической Польши.

Было бы также наивно полагать, что жители Центральной и Восточной Европы, знакомые с опытом коммунизма, восприняли от своих коллег в Западной Европе кардинально отличные социальные и политические ценности. Наоборот, как показывают широкомасштабные опросы общественного мнения, проведенные в прошлом году Исследовательским центром Пью и фондом генерала Маршала, представления о социальных, политических и религиозных ценностях у жителей Европы, как единого целого, значительно больше отличаются от представлений, существующих в США, чем при сравнении Западной и Восточной Европы.

Более того, первостепенная задача, стоящая перед новыми демократиями Европы - это экономическое развитие. Средний внутренний валовой продукт у восьми новых стран, вступающих в Европейский Союз, при одинаковой покупательной способности составляет 45 процентов среднего по странам ЕС. Десятки миллиардов долларов, получаемых 'новой Европой' в виде экономической помощи на развитие, если их не разворуют, будут хорошим подспорьем в их стремлении следовать по стопам благодетелей из Старой Европы. Если дело коснется финансовых рычагов, то США могут просто обойти.

Это вовсе не значит, что администрация Буша напрасно питает надежды на то, что эти страны оживят трансатлантические отношения. Хотя иракская война не пользовалась популярностью в странах Центральной и Восточной Европы, эта непопулярность была намного слабее, чем в Западной Европе. В этих странах не проходили такие крупные демонстрации, как в Париже и Лондоне. Тон оппозиции был более сдержанным. Более того, антиамериканизм в странах бывшего советского блока не в моде, и его связывают со старой и ненавистной пропагандистской машиной коммунистических режимов.

Но в том, от чего администрация Буша испытывает радость при приеме стран бывшего советского блока в организации Запада, есть также и негативная сторона. Безусловно, восемь из них через месяц будут вступать в Европейский Союз. Имея 25 членов, ему будет почти невозможно выработать согласованную внешнюю политику, которую будут поддерживать все члены ЕС. Тех, кто надеется противопоставить ЕС гегемонии США - сделать его новым полюсом в многополярном мире - ждет разочарование. Вместо того, чтобы говорить в один голос, Европа скорее превратится в Вавилонскую башню. Верховенству США никогда не будет грозить опасность.

Единственно, что действительно вселяет надежду на укрепление трансатлантического альянса за счет новой позитивной динамики, которую привнесут вступающие в него страны, - это их скрытый страх перед Россией, о чем администрация Буша особенно не слона говорить. Американские официальные лица всячески стараются успокоить Россию, озабоченную тем, что расширение НАТО имеет целью противостоять ее угрозе. Но с точки зрения новых членов альянса, эта угроза, какой отдаленной она ни казалась бы сейчас, как раз служит основной причиной для их вступления.

Страхи перед Россией еще больше усилились, после того как стало все больше очевидно, что президент Путин ведет страну не в сторону либеральной демократии западного толка, а - от нее. И не один Путин. Националисты - сторонники жесткой линии - получили пятую часть голосов на парламентских выборах в декабре прошлого года. Может быть, они не придут к власти сейчас, но что будет через десять лет? Если вы находитесь в Риге или в Варшаве, вы хотите знать ответ на этот вопрос. А что может быть лучше, чем страховка со стороны НАТО, поддержанная гарантиями безопасности со стороны США.

Робин Шеферд - эксперт Центра стратегических и международных исследований США. Ведет еженедельную колонку.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.