В этом месяце мы отмечаем печальную дату - 10 лет с начала геноцида в Руанде, жестокой, кровавой и хорошо организованной вакханалии, унесшей жизни сотен тысяч ни в чем не повинных людей, включая женщин и детей, и приведшей к полному разрушению руандийского общества. В течение этого десятилетия ученые и юристы справедливо отмечали, что ответственность за данную трагедию должны разделить мировое сообщество и африканские страны. Я говорил во время своей поездки в Руанду в 1998 году: "Мы действовали недостаточно быстро после начала убийств. Мы не должны были превращать лагеря беженцев в убежища для убийц. Мы не сразу назвали эти преступления своим именем: геноцид."

Воспоминания о смертях и разрушениях, начавшихся в апреле 1994 года, все еще преследуют руандийцев и нас - тех, кто не смог помочь. Необходимо безбоязненно и честно запомнить ужасы того периода для того, чтобы извлечь соответствующие уроки и почтить память погибших. Но не менее важно обратить внимание мирового сообщества на результаты, которые достигнуты или могут быть достигнуты в этой маленькой и, по мнению многих, удаленной от путей современной цивилизации стране центральной Африки.

Второй раз я посетил Руанду в 2002 году по приглашению правительства этой страны. То, что я увидел, оживило болезненные воспоминания, но также, что важно, продемонстрировало будущие возможности. Я посетил Мемориальный центр памяти жертв геноцида Гисози в столице Руанды Кигали. Я также совершил поездку и встречался с жителями Ндера, "деревни примирения", ставшей домом для выживших в межнациональной резне, вернувшихся беженцев, семей погибших и семей совершавших эту резню. Эти люди далеко не наивны, они ясно представляют все трудности, связанные с примирением нации, расколотой на две части убийствами и побоищами. Однако они со всей прямотой говорили о прошлом и с надеждой - о будущем.

Зная печальные подробности новейшей истории Руанды, я был удивлен той убежденностью, с которой люди говорили о примирении как о моральном долге и непременном условии для дальнейшего выживания. Большинство из тех, с кем я встречался, не скрывали, что необходимо постоянно быть начеку, чтобы не допустить возобновления геноцида. Но они также ясно давали понять, что решительно настроены сформировать нацию, в которой все граждане, без этнических или иных различий, являются руандийцами, где силы равенства, справедливости и экономического развития имеют решительное превосходство над злом, ненавистью, чувством безнаказанности и силами разрушения.

Несомненно, Руанда еще не выздоровела. Некоторые из тех, кто хочет вернуться к прошлому, все еще дышат ненавистью, выжившие разочарованы тем, что к их нуждам пока мало кто прислушивается. Но за десять прошедших лет, которые можно назвать важнейшим экспериментом как для Руанды, так и для всех нас, эта крохотная страна добилась многого по любым критериям оценки.

Нельзя повернуть время вспять и исправить наши общие ошибки в Руанде. Но еще не поздно использовать политическую волю, ресурсы и решимость всего мира для борьбы с еще одной страшной проблемы Руанды - СПИДом, который угрожает жизни практически всех руандийцев.

На новом фронте народ Руанды и правительство демонстрируют убежденность, решимость и сострадание, которые необходимы для ликвидации этого зла. Политики в правительстве, местные руководители и благотворительные организации сделали борьбу со СПИДом своей первоочередной задачей, выделяя для нее имеющиеся скудные ресурсы и противопоставляя публичному отвращению, связанному с болезнью, откровенный и постоянный разговор о ней. Мой фонд имеет честь содействовать этим усилиям с 2002 года. Тогда мы, в рамках Инициативы по СПИДу, направили в Руанду группу добровольцев для оказания помощи правительству в выработке концепции гарантированного доступа к лечению для приблизительно 500 000 руандийцев, являющихся носителями вируса. План действий был утвержден правительством Руанды 18 июня 2003 года под названием "Национальный план лечения и ухода за ВИЧ-инфицированными". Свой вклад в реализацию данного плана внесли Всемирный Банк, Всемирный фонд борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией и правительство США. Достигнут определенный прогресс, и сегодня около 2 700 людей получают лечение против ретровирусов. Но борьба далеко не завершена и для ее продолжения нужны дополнительные финансовые и технические средства.

Я надеюсь, что мировое сообщество будет учитывать те ошибки, которые мы в 1994 году совершили в Руанде. Нам необходимо наращивать возможности по сбору информации, снижать "время реакции", необходимое для международного вмешательства и вырабатывать глобальную политическую волю, необходимую для ответа на угрозу геноцида, где бы она ни возникала. Однако уроки Руанды 1994 года имеют отношение не только к будущим кризисам, они необходимы для сегодняшней Руанды. Помогая этой стране бороться с распространением ВИЧ-инфекции, мы должны действовать решительно для предотвращения второй национальной трагедии.

В тот раз в 2002 году молодые хуту и тутси собрались вместе в деревне Ндера, чтобы продемонстрировать нам, гостям деревни, ритуальный танец. В любом случае это было бы прекрасным зрелищем, но для людей, помнящих события недавнего прошлого, это был танец феноменальной грации и ни с чем не сравнимой надежды. Мы обязаны отдать должное молодым танцорам и всему народу Руанды, и присоединиться к его борьбе за прочный мир, общественную стабильность и экономическое процветание. Мы не должны забывать прошлое, но мы также обязаны помнить о своем долге и помогать руандийцам в создании более светлого будущего.

Автор статьи был 42-м президентом США.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.