'Я заходила в мечети и видела уличные манифестации; повсюду последователи Моктада аль-Садра кричали: 'Смерть Соединенным Штатам, смерть евреям' и это было страшно', - говорит автор статьи, канадская журналистка Наоми Кляйн. Тем не менее, подобное отношение иракцев ничуть не удивляет. Симпатизирующий американцам руководитель предприятия, выпускающего пепси-колу, гораздо глубже выражает разочарование и обиды многих иракцев: 'Я разуверился в их обещаниях не потому, что ненавижу их, - говорит он, - а потому что они нравятся мне. А когда ты любишь кого-то, а он ранит тебя, становится еще больнее'.

Мы хотели сменить наш отель на другой, потому что постояльцы уже делали ставки, споря, когда же его обстреляют. Тем, кто сегодня - после показаний Ричарда Кларка (Richard Clarke) на заседании комиссии по расследованию обстоятельств 11 сентября - рассуждают, стала ли обстановка в Соединенных Штатах надежнее после оккупации Ирака, стоило бы заняться поисками номера в какой-нибудь багдадской гостинице. Здесь действия США привели к возникновению такой ненависти по отношению к американцам, что сегодня она бьет не только по представителям ВС Соединенных Штатов, оккупационным властям и их контрактникам, но и по иностранным журналистам, переводчикам и практически по всем, кто так или иначе связан с американцами. В сегодняшнем Ираке действует следующее правило: если хочешь остаться в живых, лучше держись подальше от людей с европейской внешностью. Объяснять не желавшей поселить нас хозяйке гостиницы, что мы - канадцы, бесполезно: сегодня все американцы либо носят эмблемки в виде кленового листа, либо пытаются скрыть свое лицо под недавно купленными традиционными арабскими платками.

Глава временной администрации Пол Бремер (Paul Bremer) хиджаб по-прежнему не носит, а, вместо этого, критикует рост антиамериканизма в стране. Весь Багдад обклеен бездарными публикациями психологического характера, вроде 'Baghdad Now', которые восхваляют американцев, дающих иракцам уроки свободы прессы. К сожалению, совсем недавно иракцы столкнулись с совершенно иным толкованием этой свободы, когда по распоряжению Бремера была закрыта газета, возглавляемая последователями Моктада аль-Садра. Воинствующий шиитский проповедник утверждает, что за нападениями на мирных иракцев стоят американцы, а недавно принятую временную конституцию аль-Садр назвал 'террористическим законом'. Вплоть до настоящего момента аль-Садр воздерживался от открытых призывов присоединиться к вооруженному сопротивлению. Теперь же многие предсказывают, что закрытие газеты - то есть устранение ненасильственного способа сопротивления оккупации - станет именно тем самым необходимым последним толчком. Стоит отметить, что помощь иракскому сопротивлению всегда была излюбленным занятием президентского посланника в Ираке: лишь только прибыв по распоряжению Буша в эту страну, Бремер тут же отправил в отставку 400 тысяч иракских военных, которым не выдали причитающегося довольствия, но при этом оставили оружие - на тот случай, если их услуги потребуются в будущем.

Пока американские солдаты навешивали замок на редакцию закрытой Бремером газеты, я отправилась в место, казавшееся мне истинным оазисом проамериканизма - компанию по производству прохладительных напитков, которая с 1 мая должна начать выпуск одной из главных икон американской культуры - Pepsi-Cola. Если в Багдаде и оставался хоть один человек, готовый встать на защиту американцев, им должен был быть Хамид Хассим Камис (Hamid Jassim Khamis) - управляющей этой самой компанией. Однако, все оказалось иначе.

'Во всех проблемах Ирака виноват Бремер, - говорит Камис, - он не стал слушать иракцев, он ничего не знает об этой стране. Он разрушил Ирак, попытался восстановить его, а теперь мы живем в хаосе'. Подобные слова скорее можно было бы услышать от религиозных экстремистов, но никак не от такого человека, как Камис: совсем немногие иракцы с таким воодушевлением поддерживали развязанную американцами войну. И в этом нет ничего удивительного: по приказу иракского диктатора были расстреляны два брата Камиса, а сам он оказался вынужден покинуть пост руководителя производства после того, как сын Хусейна - Удай (Uday) - пригрозил ему смертью. По словам самого Камиса, 'вы не можете себе представить, какое облегчение мы испытали после свержения Саддама'.

Сегодня Камис жалуется на временную администрацию: когда речь заходит о контрактах на реконструкцию экономики, в дело вступает коррупция; власти неспособны остановить грабежи, обеспечить безопасность границ - как от террористов, так и от нерегулируемого импорта товаров иностранного производства. В итоге, иракские компании, все еще не оправившиеся от последствий санкций и расхищения имущества, не могут конкурировать с зарубежными производителями.

Самое страшное, что политика временной администрации питает кризис безработицы в стране и доводит до отчаяния многих иракцев. Камис со страшным негодованием отзывается о человеке, на которого возложена ответственность за 'реконструкцию' Ирака: 'Пол Бремер нанес нам больше вреда, чем сама война, потому как снаряды могут повредить здание, но если ты вредишь человеку, умирает надежда'.

Я заходила в мечети и видела уличные манифестации: повсюду последователи Моктада аль-Садра кричали: 'Смерть Соединенным Штатам, смерть евреям' и это было страшно. Однако лучшим подтверждением тому кошмару, в который по вине США погрузилась страна, становится признание симпатизирующего Соединенным Штатам руководителя предприятия компании 'Pepsi': 'Я разочарован не потому, что ненавижу американцев, - говорит Камис, - а потому, что они нравятся мне. А когда ты кого-то любишь, а он ранит тебя, боль становится еще сильнее'.

Улицы вечернего Багдада заполняются последователями аль-Садра, клянущимися отомстить за нападки на их газету. Пресс-секретарь Бремера заявил, что решение о закрытии газеты было оправдано, потому как это издание 'заставляло людей поверить, что мы угрожаем им'. Действительно, все больше иракцев считают что оккупационные власти наносят им вред, однако подобное убеждение не имеет практически никакого отношения к подстрекательствам со стороны газеты, а объясняется действиями временной администрации. По мере приближения 30 июня - дня 'передачи власти' - Пол Бремер придумывает все больше уловок для того, чтобы сохранить за собою власть и после объявления о полном 'суверенитете' Ирака.

В марте этого года, на основании сентябрьского приказа 39 Бремер издал распоряжение, согласно которому иракская экономика становится еще более доступна для иностранных предпринимателей. Кроме того, Бремер объявил об установлении независимых регуляторов, которые существенным образом урежут полномочия министров будущего иракского правительства.

Кроме того, временная коалиционная администрация (СРА) подтвердила, что после 30 июня 18,4 тысяч миллионов долларов, которые правительство США выделило на затраты по реконструкции, будут распределяться американским посольством в Ираке. Указанную сумму планируется израсходовать за пять лет и большая ее часть должна пойти на переустройство базовой инфраструктуры страны, в том числе на электроснабжение, водоснабжение, нефтяное производство, коммуникационные службы, а также суды и полицию. Будущее иракское правительство не сможет вмешиваться в преобразования, идущие в этих отраслях. Дэвид Нэш (David Nash), отвечающий за функционирование программы по реконструкции, назвал упомянутые 18,4 тысяч миллионов долларов 'подарком американского народа народу иракскому'.

Похоже, он забыл, что получатель подарка может распоряжаться им по своему усмотрению. Одновременно с принятием всех упомянутых законов, американские инженеры начали строительство 14 'долгосрочных военных баз' на территории Ирака, способных вместить 110 тысяч солдат, которые останутся в регионе, как минимум, на два года. Оккупационные власти нашли способ и сохранить контроль над ВС Ирака. Бремер издал распоряжение, согласно которому иракские военные по-прежнему будут подчиняться американскому командующему, генерал-лейтенанту Рикардо Санчесу (Ricardo Sanchez). Основанием для подобного распоряжения стала дословная интерпретация клаузулы резолюции 1511 СБ ООН, в которой записано, что вопрос о безопасности Ирака остается в ведении американцев до 'окончания процесса политических преобразований' в стране. А, постольку поскольку, складывается впечатление, что процесс политического преобразования Ирака будет идти до бесконечности, контроль американцев будет таким же бесконечным.

В самый разгар этого приступа бурной деятельности СРА объявила о том, что иракские военные будут еще больше ограничены в своих действиях назначением в Ирак советника по национальной безопасности. Полномочия его будут эквивалентны полномочиям Кондолизы Райс (Condoleezza Rice) и установлены на пятилетний срок, а этот период времени значительно превышает тот, что отведен для завершения передачи власти демократически избранному правительству Ирака.

Тем не менее, и в Ираке нашелся 'кусок пирога', который американцы с радостью готовы уступить иракскому народу: речь идет о больницах. 27 марта Бремер объявил, что из министерства здравоохранения были отозваны все американские советники, и теперь этот сектор первым получил 'полную независимость'.

Составив вместе все описанные выше действия американской администрации, мы получаем полную картину 'свободного Ирака'. США сохраняют свое военное присутствие в стране (14 военных баз, подчинение американскому командованию). Американцы намерены проводить в стране свою экономическую политику и политику безопасности, построить самое большое в мире посольство, создать инфраструктуру и при этом оставить иракцев на произвол судьбы с их обветшалыми больницами, хронической нехваткой медикаментов и отсутствием базовой системы здравоохранения.

В мире по-прежнему рассуждают о том, стали ли американцы чувствовать себя надежнее после того, как Ирак был оккупирован. Но, похоже, никого не интересует вопрос о том, стали ли иракцы чувствовать себя надежнее после оккупации. И это плохо, потому как оба явления неразрывно связаны друг с другом. Как сказал Камис: 'К росту ненависти привела не война, а то, чтобы произошло после нее. То, что они делают сейчас'.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.