Когда Романо Проди, президент Европейской Комиссии, занял свой пост четыре года назад, он пообещал начать кампанию "абсолютной нетерпимости" к мошенничеству и финансовым нарушениям в институтах Евросоюза.

Столь пристальное внимание к борьбе против мошенничества, коррупции и кумовства было в тот момент чрезвычайно своевременным. Предшественник господина Проди Жак Сантер из Люксембурга только что был вынужден уйти в отставку после финансового скандала с участием представителя Франции Эдит Крессон.

Однако обещание Проди также явилось отражением понимания, которое сформировалось у европолитиков относительно необходимости упорной работы для очищения образа столицы Евросоюза Брюсселя от примеси грязных делишек, нечистой бухгалтерии и еще более нечистых финансовых проектов. Похоже, президент понимал, что если он хочет большей концентрации власти в Брюсселе, ему придется показать, как институты Евросоюза наводят порядок в своей работе.

В ноябре заканчивается срок пребывания господина Проди на посту президента Еврокомиссии. Пора спросить: а выполнил ли он свои обещания?

Безусловно, ответить на этот вопрос нелегко. Но, видимо, стоит поискать ответ в ежегодном "Отчете Европарламента о защите финансовых интересов его членов и борьбе с мошенничеством."

Отчет составлен депутатом от австрийских социалистов Гербертом Бошем, и представленный в нем материал может оказаться неприятным для нынешнего состава членов Еврокомиссии. Количество случаев финансовых нарушений и обманов, связанных с бюджетом ЕС, только за 2002 год выросло на 13 процентов, количество таких случаев в сельскохозяйственном секторе за этот же период увеличилось на 36 процентов. Более 2,12 миллиардов Евро было израсходовано с нарушениями.

В отчете Герберта Боша, ветерана борьбы против афер и денежных растрат в Евросоюзе, также выделена цепочка подозрительных случаев. Например, сформулирован следующий вопрос: а действительно ли был проведен в Бухаресте финансировавшийся ЕС семинар для высших правительственных чиновников Румынии, запланированный на 2002 год?

В отчете указывается на огромное количество живого скота, ежегодно отправляемого в Ливан, что обходится европейским налогоплательщикам в 52 миллиона Евро, и задается вопрос: а как это ливанские покупатели смогли в 2002 году "потребить" 226 867 голов скота? Может быть, некоторым неудачливым коровам пришлось миновать Ливан? В этом случае выходит, что экспортные дотации выплачивались незаконно.

В отчете также подвергаются критике контракты Еврокомиссии с иностранными фирмами, особенно с консультативными.

Однако, несмотря на реальные и предполагаемые проблемы, трудно прийти к единому мнению относительно того, стало ли лучше или хуже в Евросоюзе при Проди. Как отметил один из официальных представителей Еврокомиссии, статистика по мошенничеству и обманам всегда оставляет без ответа вопрос: действительно ли выросло количество случаев обмана, или просто следователи стали лучше раскрывать такие дела.

Комиссия также отмечает, что многие факты, о которых говорит господин Бош, имели место не в Брюсселе, а в странах-членах ЕС. Например, все дотации фермерам распределяются через национальные финансовые органы, которые отвечают за то, чтобы фермеры не обманывали систему. А это значит, что Брюссель мало что может поделать с виртуальными стадами овец в Греции или с существующими только на бумаге фермами южной Германии, для которых и выделяются дотации ЕС.

Кроме того, Еврокомиссия заявляет, что многие цифры, которые фигурируют в отчете, относятся не к доказанным фактам злоупотреблений, а к нарушениям в системе выплат, например, когда получатели финансирования ЕС неправильно заполняли документы.

Однако такие заявление упускают из внимания главное. Безусловно, невозможно представить выверенные цифры по фактам махинаций и финансовых нарушений. Безусловно, институты Евросоюза, как и любой другой крупный бюрократический аппарат, никогда не смогут полностью искоренить мошенничество.

Реальным мерилом того, действительно ли учреждение "абсолютно нетерпимо" к случаям махинаций и финансовых нарушений, является его поведение тогда, когда такие случаи происходят на деле. И здесь Еврокомиссия немногим может похвастаться.

Менее года назад Еврокомиссия была потрясена финансовым скандалом в "Евростате", статистическом агентстве Комиссии, расположенном в Люксембурге. Руководители этого агентства годами владели сетью тайных банковских счетов, на которых оседали пока еще неизвестные суммы денег. Некоторые высокопоставленные сотрудники Еврокомиссии много лет были в курсе этой аферы, однако очевидно никто из них не проинформировал руководство.

Несмотря на многочисленные требования к уполномоченным Еврокомиссии подать в отставку, господин Проди всегда был на стороне своих коллег. Хотя руководители "Евростата" были освобождены от работы, никто из их политических хозяев из Брюсселя не пострадал.

Кроме того, этот скандал не имел серьезных последствий. Как утверждает господин Бош в своем отчете, "у Комиссии не хватило смелости сделать серьезные выводы из дела "Евростата", не хватило решимости и сил для преодоления сопротивления собственного административного аппарата и пересмотра своей политики дробления ответственности за финансовое управление."

Бош предупреждает, что "в условиях, когда отсутствуют независимые и эффективные механизмы проверки, такая децентрализация ответственности представляет серьезную опасность для финансовых интересов Евросоюза."

В конце отчета господин Бош отмечает: "В 1999 году Комиссия заняла кабинеты в Брюсселе, раструбив о политике "абсолютной нетерпимости" к мошенничеству и коррупции. Однако сейчас она завещает своим преемникам в борьбе с нарушениями и аферами беспрецедентную мешанину порой противоречивых правил, новых органов и учреждений, что делает закулисные войны и перекладывание ответственности с одних плеч на другие практически неизбежным делом."

Каковы бы ни были достижения господина Проди, его борьбу с мошенничеством будут вспоминать как поражение.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.