Сергей Иванов является министром обороны РФ

Москва, 7 апреля 2004 года. Россияне, надо отметить, сравнительно спокойно восприняли последний этап расширения НАТО на восток: вступление на прошлой неделе в состав этой организации семи новых членов, включая соседние республики Прибалтики. Однако у всех нас в голове один вопрос: почему организация, которая была предназначена для противодействия Советскому Союзу и его союзникам в Восточной Европе, все еще нужна в сегодняшнем мире?

Эта забота становится тем более насущной, принимая во внимание события последних нескольких лет, которые свидетельствуют о том, что этот альянс стремится укрепить международную безопасность с помощью военных средств. За первым этапом расширения НАТО в 1999 году, когда альянс принял в свой состав Польшу, Венгрию и Чешскую Республику, последовал политический и военный кризис в Югославии. Совпадение по времени, быть может, было случайным, но, тем не менее, НАТО осмелилась начать обстрелы Белграда крылатыми ракетами, а затем (с российской помощью) ввела свои войска в Косово.

Сегодня очевидно, что проблемы региона не решены. В результате недавних вспышек насилия в Косово и Македонии погибли десятки и были ранены сотни людей, сожжены дотла многие православные церкви и разрушены тысячи домов.

Многих россиян волнует также возглавляемая Соединенными Штатами военная кампания против талибов и "Аль-Каиды" в Афганистане. Хотя начало кампании было успешным - и Россия ее поддержала - эта кампания также не сумела достичь поставленных целей. Международные террористические группировки усиливают свою деятельность, члены "Аль-Каиды" проникают на Ближний Восток, а талибы в определенной мере восстанавливают свой военный потенциал. Показательной в этом отношении является постигшая Пакистан в прошлом месяце неудача, когда пакистанские войска не сумели захватить или уничтожить группировку "Аль-Каиды" на границе этой страны с Афганистаном.

И, разумеется, Ирак сегодня оккупирован войсками США и их союзников, в том числе некоторых из тех, которые сейчас вступили в НАТО. Эта страна стала магнитом, который притягивает к себе террористов из восточной части арабского мира. Уже убиты более 600 американских солдат и более 100 солдат других стран НАТО, не говоря уже о потерях среди гражданского населения. Недавние нападения террористов в Мадриде следует рассматривать как еще одно звено в цепи насилия.

Россия не является неблагожелательным наблюдателем, который злорадствует по поводу неудач Америки и НАТО. Напротив, несмотря на еще сохраняющиеся расхождения между Россией и НАТО, мы хотим сотрудничать с альянсом в деле обеспечения глобальной безопасности. Вот почему на саммите в Риме в 2002 году был создан Совет Россия-НАТО, консультативный орган, который призван дать России равное с государствами - участниками альянса право голоса.

Этот Совет приносит свои плоды. Россия участвует во многих совместных программах, включая борьбу с международным терроризмом и против распространения оружия массового поражения и ракет, которые могут доставлять это оружие к целям. Россия и НАТО также работают над вопросом строительства в Европе системы противоракетной обороны (ПРО); они одобрили документ, в котором изложены конкретные детали сотрудничества на ближайшие 2 года, и провели в Соединенных Штатах совместные командно-штабные учения по ПРО.

В прошлом году стороны начали совместную программу повышения оперативной совместимости Вооруженных Сил России с силами НАТО, что должно помочь нам в проведении совместных операций. В России и в странах - членах НАТО было проведено более 20 военных учений. Соглашение об оказании помощи терпящим бедствие подводным лодкам, подписанное в прошлом году, является еще одним примером практического сотрудничества.

Тем не менее, Россия считает, что предстоит сделать гораздо больше. Первое, нам бы хотелось, чтобы программы, описанные в декларации саммита в Риме, получили более высокий приоритет. В их числе не только разработка европейской системы ПРО, но также планы утилизации военной техники - включая противопехотные мины - и планы модернизации и технического обслуживания вооружений советского образца, которые все еще используются в некоторых странах НАТО. Каждый из вышеупомянутых проектов принесет всем сторонам военные, политические и, прежде всего, экономические выгоды.

Но для того чтобы достичь прогресса на этих и других фронтах, нужно путем диалога урегулировать разногласия. Однако поспешное расширение НАТО препятствует подобным дискуссиям. Военно-политическое руководство России имеет серьезные основания для беспокойства по поводу интеграции в НАТО Эстонии, Латвии и Литвы, особенно если альянс решит создавать в этих странах крупные военные базы. Альянс приобретает повышенные возможности по наблюдению за российской стороной. Мы не можем закрывать глаза на то, что военно-воздушные и военные базы НАТО перемещаются все ближе к городам и оборонным комплексам европейской части России.

Наши опасения усугубляются тем обстоятельством, что давно обсуждаемые поправки в Договор об обычных вооруженных силах и вооружениях в Европе по-прежнему не приняты. Страны Прибалтики и еще один новый член НАТО, Словения, не подписали этот договор. В результате их вхождения в НАТО образовалась "серая зона" в системе контроля обычных вооружений в Европе, которая могла бы позволить альянсу развернуть в этой зоне любой количество тяжелых систем оружия. Более того, руководство НАТО в Брюсселе и правительства стран - членов альянса почти не прилагают усилий к тому, чтобы снизить озабоченность России.

Это бросает вызов тем шагам, которые предпринимает Россия с целью сократить свое военное присутствие в регионе. В Ленинградском военном округе и в Калининградской области, которая граничит с государствами Прибалтики, больше не дислоцируются наступательные соединения и части. Развернутые там соединения и части готовятся к решению только оборонительных задач.

Нам внушают тревогу также планы США в отношении реорганизации своей военной структуры за рубежом, в том числе в Европе. Америка планирует переместить некоторые из своих восточно-европейских баз поближе к границам России. Вашингтон заверяет нас, что это делается с целью экономии денег и совершенствования возможностей по борьбе с терроризмом на всем земном шаре. Однако эти аргументы не выдерживают пристального рассмотрения, а любые потенциальные выгоды бледнеют в сравнении с тем, что может быть утрачено в плане отношений НАТО-Россия.

Я уверен, что, если бы наши партнеры серьезно восприняли наши озабоченности, то сделали бы все возможное для того, чтобы не отчуждать Россию и не вредить ее интересам. Мы приветствовали бы переговоры с Вашингтоном по всем этим вопросам. Только путем принятия во внимание мнений противоположной стороны можно трансформировать озабоченности во взаимопонимание.

Однако НАТО идет в противоположном направлении. Наиболее тревожащим был саммит НАТО в Праге в 2002 году, во время которого альянс проголосовал за право для себя, когда это будет сочтено необходимым, проводить военные операции даже вне территории стран - членов альянса. Нигде с тех пор в заявлениях не говорится о том, что для подобных операций НАТО потребуется мандат от Организации Объединенных Наций (ООН).

Я считаю, что только ООН правомочна дать согласие на использование военной силы для вторжения через международно признанные границы. Следовательно, любую акцию НАТО, которая не одобрена ООН, нужно считать незаконной - в том числе "превентивные войны" вроде иракской. Однако если этот новый принцип превентивного использования силы станет рассматриваться как законный в международных делах, России не останется иного выбора, как только тоже адаптироваться и действовать так, чтобы гарантировать свои национальные интересы.

Множественные разногласия между Москвой и Брюсселем и между Москвой и Вашингтоном можно урегулировать только на путях диалога и взаимного доверия. Благодаря саммиту в Риме стороны имеют соответствующий дипломатический механизм и недавнюю историю сотрудничества. Однако для того чтобы двигаться дальше, наши партнеры в Совете Россия-НАТО должны показать, что они серьезно воспринимают наши озабоченности в связи с приближением альянса к нашим границам.