Войны постмодерна выигрываются или проигрываются телевидением. Трудно поверить, что мерзкий суд Линча в Фаллудже был результатом спонтанного возмущения масс - слишком явен почерк Саддам-бен-Ладен-АГ. Спектакль был инсценирован и показан как римэйк событий 1993 года в Магадишу. Невольно возникает мысль, что иракские 'актеры' предварительно просмотрели блестящий фильм Ридли Скотта 'Черный ястреб' (Black Hawk Down).

Кровавая бойня в Сомали и вид обезображенных американских солдат привели тогда к поспешному отзыву американских военных. Страшные картины 31-го марта, как и 11-го марта в Мадриде, сопровождают избирательную кампанию мирового размаха. Чем страшнее картины, тем больше эффект. Испанцы определились, на чьей они стороне. Все средства хороши, разрешены любые удары, авторы убийств надеются, что им удастся, как в Сомали, запугать Запад, если они будут наносить удары на всех пяти континентах, где и когда захотят.

Сегодня Европа, а точнее, Европейский Союз упускает исторический шанс. Европейцы, точнее сказать два размягченных, лицемерных и невероятно амбициозных поколения европейцев, увиливают от вызова всемирного терроризма. Нет ничего более смешного и неуместного, чем принятые после мадридской бойни решения, способные лишь пустить пыль в глаза людям.

Назначение уполномоченного по вопросам терроризма в Брюсселе не может скрыть полное отсутствие идей и стратегий. Изобретение теневого кабинета из представителей 5 стран тоже неубедительно, так как его члены уже два года осыпают друг друга оскорблениями типа 'пудель' о Блэре или 'червяк' о Шираке.

Судьба нанесла удар дважды. В сентябре 2001 г. - крупнейший по количеству пострадавших террористический акт в истории человечества. Март 2004 г. - самый эффективный по качеству террористический акт в истории демократии. Задачей террора является распространение страха, говаривал Ленин, большой эксперт в этой области. После кровавых событий в испанском городе Аточа ответственные лица Европы собрались на конклав и, отвернувшись от несчастного Аснара, стали хвалить друга и спрашивать, кто же следующий в черном списке.

'Берлускони, Блэр, Буш. . .', - мечтают наши отважные предводители 'мирного лагеря'. Вам это не поможет, - отвечают 'обреченные' своим коллегам, Шираку и Шредеру. А они поставили свечку святому Европолу, провозгласили святым Европейский закон, потребовали от полиции, спецслужб и судов перестать рубить с плеча, и постановили все же применять бюрократические решения 2001 г., до сих пор пока не применявшиеся. А вы, пассажиры в столицах Европы, вынужденные пользоваться общественным транспортом, заранее простите правящих!

Как можно было себе представить, что столь разногласные между собой руководители государств могут сотрудничать друг с другом? Даже внутри эти страны парализованы противоборством различных аппаратов - ЦРУ против ФБР в Вашингтоне; традиционная война между различными полицейскими ведомствами в Париже, спор о сферах компетенций между федеральным правительством и землями в Германии. Совершенно нормальное для подлинных демократий соперничество политических партий, к сожалению, существует наряду с соперничеством спецслужб. Если перед лицом общей угрозы спецслужбы не соберут свою энергию воедино, то любое действие будет по инерции неизбежно и обыденно заблокировано.

Представьте, что Блэр и Ширак обмениваются самыми секретными секретами этих секретных организаций, которые любое государство лелеет, холит и скрывает, видя в них символ своей безопасности и суверенности. Нам вряд ли скоро доведется стать свидетелями, как британская Intelligence Service сообщает свои тайны французской контрразведке ДСТ (DST- Защита безопасности и территорий), или наоборот.

И как не захотеть при этом улететь в космос и жить там себе в невесомости, вдали от земных конфликтов? Когда первая волна сочувствия после ужасных событий в Манхэттене улеглась, большинство европейцев вернулось на свое вторичное континентальное 'место жительства' и решило: несчастье янки связано с их заносчивостью и империализмом; они - это они, а мы - это мы. Такая же реакция после кровавой бойни в Мадриде: бомбы предназначались Аснару, поэтому нам надо поскорее избавиться от этого парня. Против террористов поднимает свои магические армии европейский пацифизм, который, якобы, изгоняет дьявола из зачинщиков войны; в небо взлетают его милые радужные плакаты с лозунгами: 'Даешь чай, а не войну!' (Make Tea not War). Но при этом самым бессовестным образом балует Путина, бросая чеченцев на верную смерть.

Пока добрые души размахивают плакатами с надписью 'Мир', толпа заканчивает свой праздник Линча в Фаллудже, расчленяя горящие трупы.

Европейцы припозднились на войну с терроризмом, опоздав на пару поездов. Испанцы надеются купить себе спокойствие, отзывая своих солдат из Ирака. Французы поддерживают дружбу с арабскими деспотами. Председатель Еврокомиссии Проди делает ставку на кредиты, финансовую помощь и дотации, думая так справиться с этой бедой. Тайно надеясь, что дойная корова Европа перестанет быть мишенью, ведь зачинщикам станет это невыгодно. Хотя мадридское 11-е сентября должно было доказать, что теракты выгодны, потому что курица будет нести тем больше золотых яиц, чем больше ее будут подогревать бомбами.

Андре Глюксманн, один из ведущих философов Франции, многие годы выступает за права чеченцев.

Перевод с французского - Михаэль Бишофф

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.