В свои тридцать шесть Михаил Саакашвили обладает фигурой кавказского борца-спортсмена, у него смех настоящего южанина и дипломы высших учебных заведений Франции и США. Он - руководитель 'розовой революции', на волне которой он в декабре прошлого года пришел к власти в Грузии. Самый молодой глава государства в Европе в минувший вторник и среду совершил визит в Брюссель, где встречался с руководителями Евросоюза и НАТО. У него манера быстро говорить, он легко переходит с французского на английский. Он спешащий, но при этом идеальный собеседник для интервью, которое дал в Брюсселе 'Le Soir' непосредственно перед возвращением на Родину.

Во вторник вечером в столице Грузии г. Тбилиси в результате подрыва бомбы был ранен командующий российскими войсками на Южном Кавказе. Генерал Александр Студеникин выжил после взрыва бомбы в самом центре города. Не будет ли это покушение иметь негативные последствия для и без того сложных грузино-российских отношений?

- Надеюсь, что не будет. Я решительно осуждаю совершенное покушение. Я уверен, что речь идет о провокации, которая направлена на четкое (а после моего визита в Москву и очевидного) улучшения взаимоотношений между Грузией и Россией. Мы приложим все силы, чтобы впредь подобные случаи не повторялись.

Нелегко будет их предотвратить до тех пор, пока в Грузии остаются российские военные базы. Вы требуете их вывода в течение трех лет, в России говорят о десяти и более лет. . .

- Теперь уже не говорят. Ситуация изменилась, теперь они не устанавливают конечных сроков. Хочу пояснить: базы должны быть выведены с территории Грузии. Но уверяю вас, этот вопрос будет решен мирным путем. В России говорят о гибкости, они понимают, что речь идет о политическом рычаге из арсенала прошлого века. Мы намерены установить с Россией подлинно партнерские взаимоотношения. Ей теперь подобные 'инструменты' влияния не требуются. У нас общие интересы на Кавказе, среди которых я назвал бы стабильность и борьбу с сепаратизмом и терроризмом.

А что Вы скажете по поводу трех ваших сепаратистски настроенных провинций, руководители которых пользуются поддержкой Москвы?

- Тут ситуация тоже изменилась, Москва во время их последнего визита уготовила им прохладный прием, я имею в виду в переносном смысле.

Похоже Вы - оптимист. Между тем Вы сами заявляли в свое время, что 'русским трудно понять, что мы - суверенное государство, а не колония'. Считаете ли Вы на самом деле, что витающая в своих имперских мечтах Россия когда-нибудь сможет отказаться от Грузии?

- Про мечты русских мне мало что известно. Недавно я побывал в Москве, встретился с г-ном Путиным, и могу вас заверить, что тон в отношении нас полностью изменился и в частности, - и это важно, - в телепередачах. Больше и речи нет о Грузии, как об 'оплоте чеченских террористов'. С этим покончено, теперь мы говорим о сотрудничестве в этой сфере.

Похоже, г-н Путин произвел на Вас большое впечатление, как, впрочем, и на многих руководителей западных стран.

- Я иллюзий не испытываю. Российское государство, как и любое другое, имеет свои национальные интересы. Но Россия меняется, не стоит на месте. Г-н Путин показался мне открытым политиком, спокойным, хладнокровным и прагматичным. Г-н Путин гораздо лучше понимает, что пора менять политику по отношению к своим соседям . . .

Хорошая новость для стран Балтии или, скажем, Украины . . .

- И для нас тоже хорошая. Что касается нас, то мы согласны с Россией в том, что все проблемы могут быть решены ко взаимному удовлетворению при условии, что наши отношения будут покоиться на корректной основе. Мы движемся к этой цели. Приведу один пример. Россия заявила, что будет сохранять нейтралитет при решении грузино-аджарского конфликта, при том, что лидеры автономии рассчитывали на поддержку России. В этом отношении у меня сложилось впечатление, что г-н Путин относится к разряду тех государственных деятелей, которые колеблются перед тем, как давать обещание, но уж раз его дали, то свое слово держат и испытывают от этого чувство заслуженной гордости.

А как он мирится с демонстративным присутствием американцев у вас в Грузии? Вашингтон вам оказывает поддержку, которая вам, похоже, очень пригодится в будущем. Каковы у американцев интересы в Грузии? Война против терроризма, Ирака, вставить русским палки в колеса в этом регионе?

- Во многих отношениях, будь то вопрос о терроризме или поддержании стабильности, американцы - наши естественные союзники. Их военные - у нас, несколько десятков наших солдат - в Ираке (мы туда еще пришлем ребят), но главное - они нам помогают в подготовке наших вооруженных сил и сил правопорядка. Эти силы потребуются нам, когда мы в один прекрасный день захотим, - а это совершенно необходимо для расцвета демократии в Грузии - контролировать кланы, племенную и местную милицию. Речь идет о весьма обширной программе: перед нами стоит задача обеспечить стабильность в стране, которая является крайне важной в стратегическом отношении - главным образом для Европы. Но и нам самим нужны сильная армия и полиция для того, чтобы вести эффективную борьбу, и при необходимости без лишних колебаний, - но само собой разумеется, при полном уважении закона - применить силу против коррупции - подлинной раковой опухоли, поразившей Грузию.

Нам потребуется полиция и армия, а не десятки вооруженных милицейских формирований. Именно в этом нам помогают американцы. У них нет военных баз на нашей территории. Если бы русские хотели присутствовать у нас для выполнения схожих задач, мы бы их с радостью приняли у себя.

А что Вы можете сказать по поводу нефтепровода Баку-Тбилисси-Джейхан, строящемся преимущественно на деньги американских инвесторов? По нему планируется качать каспийскую нефть в страны Западной Европы, в обход России. Не является ли это проблемой в ваших взаимоотношениях с Москвой?

- Я так не думаю. Мы ведь предложили Москве построить другой нефтепровод, также проходящий транзитом через территорию Грузии, между Россией и Джейханом в Турции. Сейчас по этому вопросу ведутся консультации заинтересованных сторон :

'Наша конечная цель - Европа' - заявили Вы перед своим приездом сюда в Брюссель. Как Вы планируете приближать Грузию к Западу, с чего, по Вашему мнению, надо начать, чтобы преодолеть пропасть, существующую между экономикой вашей страны и Европой?

- Мы хотим вас догнать, но особых иллюзий при этом не испытываем. Грузия готова учиться. При этом мы считаем вполне естественным, что Европа хочет быть еще более безопасной и процветающей, а этого невозможно достичь, устанавливая новые границы, воздвигая разделительные линии и барьеры. Европа сможет обеспечить себе надежное будущее, лишь протянув руку дружбы своим соседям по континенту. Мы собираемся просить принять нас в Единую Европу даже при том, что путь будет - и это не вызывает сомнений - долгим.

Вы скоро уже сто дней как у власти. Каковы главные итоги и результаты?

- Если очень коротко, то можно сказать так: все меняется очень быстро.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.