Любому объективному наблюдателю ясно, что ближневосточный регион нуждается в согласованных усилиях по обеспечению гражданских свобод и прав человека для всех его жителей. Однако выдвигаемые сегодня аргументы в пользу навязанного извне решения по Ближнему Востоку не учитывают тот факт, что концепции реформ и прав человека не являются для народов региона чем-то чуждым, и что уже несколько десятилетий они сами прилагают усилия к внедрению идеи прав человека в наш политический дискурс.

То, что в мире находятся люди, стремящиеся поддержать реформаторские усилия жителей Ближнего Востока, заслуживает всяческого одобрения. Однако - во-первых, как египтянин, собственными глазами наблюдавший события, которые привели мою страну и наш регион на этот перекресток истории, и, во-вторых, как председатель Египетской национальной комиссии по правам человека - я считаю абсолютно необходимым, чтобы любые искренние попытки поддержать эти усилия основывались на более глубоком понимании опыта каждой из ближневосточных стран в области прав человека.

С момента обретения независимости от Британии в 1922 г. проблема защиты меньшинств и иностранцев неизменно являлась элементом национального политического дискурса и предметом широкого обсуждения, особенно в свете того, что британцы сохранили за собой право защищать интересы иностранцев и меньшинств. Эти острые дебаты, юридические последствия которых ощущаются и по сей день, получили логическое завершение лишь с подписанием англо-египетского договора от 26 августа 1936 г., в соответствии с которым смешанные суды, отвечавшие за защиту интересов иностранцев и меньшинств, были выведены из-под британской юрисдикции.

В 1948 г. проблема прав человека вновь заняла первые полосы египетских газет: египетский ученый и дипломат Махмуд Азми вместе с Рене Кассэном участвовал в разработке Всеобщей декларации прав человека. Кроме того, деятельность Азми во многом способствовала осознанию египетской общественностью значения этой декларации.

Позднее, в 1978 г., президент Анвар Садат поручил мне выступить в защиту предложения президента Сенегала Леопольда Седара о принятии Африканской хартии по правам человека на панафриканском саммите в Хартуме (Судан), и наша дипломатия сыграла ключевую роль в том, что эта хартия была принята.

В недавнем прошлом мы стали свидетелями создания ряда местных неправительственных организаций по обеспечению и защите прав человека, а также публикации многочисленных юридических текстов.

Недавнее решение о создании в Египте Национальной комиссии по правам человека знаменует собой новый этап на долгом пути к гарантированной защите мужчин и женщин от злоупотреблений и нарушения основополагающих свобод.

Стоит отметить, что комиссия обладает весьма широкой компетенцией: ее ответственность распространяется на весь спектр вопросов - от рекомендаций соответствующим органам власти по вопросам защиты прав человека до рассмотрения соответствующих жалоб и сотрудничества с национальными и международными неправительственными организациями. Кроме того, преимущества подобной системы можно усилить за счет внедрения новой концепции прав человека, связанной с обеспечением мира и демократии: именно на эту концепцию ориентируются структуры ООН со времен Всемирной конференции по правам человека, состоявшейся в Вене в 1993 г., председателем которой я являлся.

Я полностью сознаю, что между словами и делами существует немалая дистанция, и тот факт, что для укрепления движения за права человека в Египте предстоит еще многое сделать. Но я признаю и тот факт, что в связи с фундаменталистским террором, с которым мы теперь знакомы не понаслышке, проблемы безопасности порой приобретают приоритет над защитой гражданских свобод.

Новая комиссия призвана играть ключевую роль не только во внедрении 'культуры прав человека', но и в обеспечении более прочной основы для защиты основополагающих свобод на национальном и глобальном уровне. Решить эту задачу можно за счет тесного сотрудничества комиссии с другими национальными и международными организациями, признающими, что сегодня борьба за права человека актуальна как никогда.

Цель обеспечения прав человека для всех может быть достигнута только в том случае, если мы все приложим усилия, чтобы лучше понять друг друга, с тем, чтобы в ближайшем будущем язык прав человека стал общим языком для всего человечества.

Автор - бывший Генеральный секретарь ООН, сегодня занимает пост председателя Египетской национальной комиссии по правам человека.