Мир в Ираке, если таковой можно было считать фактом, а не самообманом, коалиция, созданная США, потеряла. Вторая война - вторая после первой, которая началась год назад и завершилась свержением Саддама Хусейна (Saddam Hussein), - только началась. Оккупационные власти из-за своей некомпетентности, недальновидности в своем на удивление настойчивом подборе неподходящих коллаборационистов и из-за общего непонимания оккупированной страны и ее жителей потеряли то, что, казалось, уже было выиграно.

Как пишет 'New York Times', четырехзвездный генерал Барри Маккэффри (Barry McCaffrey) называет две задачи, требующих немедленного решения: восстановление контроля над Багдадом и дорогами, связывающими с регионами страны. Генерал в своем анализе более свободен, чем люди, правящие в Багдаде и в Вашингтоне. Он - пенсионер. Из его анализа следует ни что иное, как то, что войска США теряют контроль, что для начала потеряны пути снабжения. Сколь сильны поднявшие восстание города центрального 'суннитского треугольника', свидетельствуют идущие в последние дни бои в городе Фаллуджа и в его окрестностях.

США, имея военное преимущество, видимо, смогут изменить ситуацию. Но при условии ведения боев за каждый дом, как в западном районе Багдада; захвата Восточного Багдада, квартала бедняков, где проживают два миллиона человек и где радикально настроенные милиционеры Муктады аc-Садра (Muktada as-Sadr) не просто доминируют, но и пользуются огромной популярностью; захвата религиозных центров Неджефа и Кербелы; занятия территории всей страны и контроля над ней. Результатом будет еще большее сопротивление.

Масштабы сопротивления на шиитском юге, стали для оккупантов, очевидно, неожиданностью. Они, видимо, не предполагали, что шииты и сунниты будут бороться вместе, чему есть десятки примеров. Их стратегия опоры на частично импортированных эмигрантов, не имеющих поддержки в Ираке, и частью на население путем раскола его на этнические группы, провалилась. Если это вообще можно было назвать стратегией, а не пентагоновскими играми на ящике с песком, перенесенными в Междуречье.

Результатом явилось укрепление радикальных сил и дискредитация коллаборационистов. Шиитским лидерам, считающимся умеренными и традиционно стоящими в стороне от повседневной политики, теперь не избежать радикализации, если они не хотят потерять большой авторитет, которым еще пользуются. Радикализации, которая с учетом ужасных случаев насилия прошедших дней уже и без того далеко шагнула.

Оккупационным властям надо было обладать особым мастерством, чтобы заставить шиитов и суннитов выступить единым фронтов. Но, разумеется, каждый снаряд, попавший в шиитский медресе, и каждая ракета, убивающая в суннитской мечети детей и женщин, воспринимается верующими как нападение на общую религию, а, таким образом, - на всех, на весь народ.

Это заставляет становиться на сторону религиозных лидеров среднее городское сословие, имеющее по давней традиции, скорее, поверхностную связь с исламом, взгляды более прагматичные, чем категории Корана и адата, передающиеся из поколения в поколение слова пророка. Они, быть может, и на этот раз не такие уж и исламисты, как это хотят представить средства массовой информации, а, скорее, - пример Муктады ас-Садра - одаренные по части демагогии и в организаторском плане харизматические фигуры, пользующиеся услугами религии. Они обладают достаточной гибкостью, чтобы отвергать эксцессы и преступность, такую, как захват заложников и разбойничьи нападения. Что может означать намечающееся единение арабских сил для будущего курдской части страны, пока неясно. Во всяком случае, благоприятной перспективу не назовешь.

Другую часть дела сделала политика оккупационных властей. Стремление навязать иракскому народу - народам - конституцию, к написании которой были допущены только избранные коллаборационисты, глубоко оскорбило достоинство тех, кто к этому допущен не был. Усиление иностранного капитала в стране, которое могло бы в идеальном случае считаться прогрессивным, поскольку открывает доступ к мировой экономике, не оставляет никакого шанса иракским предпринимателям уже по причине нехватки капитала, и это воспринимается как расхищение нефтяных и других ресурсов страны иностранными силами.

Обособление чужаков в 'зеленых зонах', во вновь обнесенных стенами дворцах Саддама Хусейна, куда рядовой народ никогда не имел доступа, не только свидетельствует о существующей пропасти, но и о том, что она с каждым днем углубляется. Оккупационная власть, которую большинство, по крайней мере, уважало бы, а многие любили, таковой не является, и, видимо, ею не была. Уверенный в себе народ не желает получать от этой силы в подарок мир и демократию. Он хочет иного. Войны. Он ее только что и начал.