'Может быть, [Бушу] придется переосмыслить свое понимание успеха и объявить о стратегии ускоренного выхода из Ирака'.

В результате кровавых событий последнего месяца в Ираке перед американцами замаячил призрак новой крупномасштабной катастрофы - перспектива, в очередной раз пролив кровь и затратив огромные средства, уйти из Ирака без установления там стабильной власти и преобразования всего Ближнего Востока, или, по крайней мере, не выполнив всех задач, намеченных администрацией. В США растет неуверенность относительно того, что мы делаем в Ираке, но выразители единого в этом вопросе мнения обеих партий настаивают, что мы 'не должны сворачивать с курса', иначе последствия для Соединенных Штатов и самого Ирака будут катастрофическими.

Если мы будем настойчиво добиваться важных целей, то заявлять, что в Ираке нам никогда не добиться успеха, пока рано. Однако оснований для уверенности в том, что мы их добьемся, становится все меньше. В США распространяется мнение, что мы не знаем, что нам делать в Ираке, что Соединенные Штаты просто 'плывут по течению' и теряют поддержку иракского народа, или, если вспомнить еще одно популярное в прошлом выражение - мы 'завязли'. К сожалению, для растущего скепсиса есть основания.

Аргументы администрации в пользу войны с Ираком выглядят сегодня шаткими, и уж точно она плохо понимала, с чем может столкнуться после свержения саддамовского режима. Мы пытаемся создать совершенно иное государственное устройство в стране, которую плохо понимаем, и от контактов с которой мы были полностью отрезаны в течение 15 лет. По идее, меньше чем через три месяца, мы должны 'передать власть', вот только неясно, кому.

Есть искушение предположить, как это, очевидно, делают многие 'по обе стороны прохода', что мы можем добиться успеха, передав военные задачи в руки НАТО или передоверив ООН процедуру создания иракского правительства. Но НАТО не выставит многочисленные контингенты в условиях продолжающихся военных действий. Что же касается ООН, то ее способность в данный момент определить политическое будущее Ирака внушает не меньше сомнений. История ее присутствия в Ираке неоднозначна, а стороны, борющиеся за власть в стране, не слишком озабочены своей легитимностью в глазах мирового сообщества, которую им могло бы придать участие ООН.

Возможно, в какой-то момент президенту придется рассмотреть и другие подходы. Может быть, ему придется переосмыслить свое понимание успеха и объявить о стратегии ускоренного выхода из Ирака, что предусматривает проведение выборов раньше намеченного срока, полную передачу политической власти и ответственности за военную безопасность иракскому правительству, и вывод всех американских войск в течение года.

Подобная политика все равно потребует от нас больших расходов, времени и дипломатических усилий, чтобы добиться более активной помощи от союзников. Однако она отвечает реальным трудностям, с которыми мы столкнулись, и, возможно, заставит иракцев поторопиться с созданием собственной системы управления, независимо от того, насколько демократической и стабильной она будет. Кроме того, установление конкретного срока для сокращения нашего вмешательства, возможно, позволит нам завоевать больше поддержки со стороны международного сообщества.

Потенциальная цена ускоренного выхода из Ирака в неопределенной ситуации велика - нестабильность, а то и гражданская война в Ираке, огромный ущерб нашему престижу и влиянию в арабском мире, поощрение терроризма и серьезное сокращение наших неоспоримых политических возможностей для применения силы. Но эту цену надо сопоставить с ценой пребывания в Ираке - ее обсуждение по-прежнему в основном носит закрытый характер.

Если положение не улучшится, а администрация хочет придерживаться прежнего курса, президент должен прямо сказать общественности не только о цене ухода из Ирака, но и о том, во что нам обойдется присутствие в этой стране - людских потерях, расходах, продолжающихся трениях с союзниками, поляризации политической жизни в самих США, 'откладывании на потом' других внутри- и внешнеполитических приоритетов, и это при полной неуверенности в успехе.

Конечный успех в Ираке стал бы громадным достижением, и этой цели стоит по-прежнему энергично добиваться. Но США, возможно, придется пережить и неудачу, какой бы болезненной она ни была; нам удавалось справляться с ними в прошлом, скорее всего, удастся сделать это и в будущем. США по-прежнему занимают ведущие позиции в мире в силовом отношении, международное сообщество по-прежнему зависит от наших действий, наш народ сохраняет свой динамизм, а главное - огромную выносливость. Будем надеяться, что мы добьемся успеха, но если нас ждет неудача, то можно не сомневаться - мы с ней справимся.

Мортон Абрамовиц - бывший глава Фонда Карнеги за мир во всем мире

'Мы нуждаемся в более активной помощи:[и нам нужно] проявлять больше изобретательности, чтобы ее добиться'.

Президент должен продемонстрировать иракцам и остальному миру, что мы полны решимости довести начатое до конца и сделать все необходимое для установления стабильности и демократии в Ираке. Прежде всего, это означает улучшение ситуации в сфере безопасности. Мы не можем рассчитывать на соблюдение объявленного срока - 30 июня - если в стране к тому времени не воцарится относительная безопасность. Для этого потребуется полная ликвидация групп, захвативших некоторые города. Для этого потребуется нанести решительное поражение клерикалу Муктаде-аль-Садру и всем, кто готов выступить против коалиции с оружием в руках. Мы должны ввести в страну достаточно войск, чтобы выполнить эту задачу. Мы нуждаемся в более активной помощи наших друзей и союзников, и администрация должна проявлять больше изобретательности, чтобы ее добиться. Мы могли бы получить больше помощи, если бы попросили их сначала помочь в решении более широких проблем развития в регионе - например, в осуществлении экономических реформ и демократизации. Это привязало бы задачу стабилизации в Ираке к общим проблемам региона, и продемонстрировало бы союзникам, что наша программа включает не только военные акции.

Сегодня восстановление безопасности совершенно необходимо, чтобы посланник ООН Лахдар Брахими мог прибыть в Ирак и завершить свою работу по выработке соглашения о распределении власти между иракскими фракциями, необходимого для передачи им суверенитета над страной. Для передачи власти необходима новая резолюция Совета безопасности ООН, недвусмысленно признающая это соглашение и придающая ему легитимность в международном плане. Таковы главные шаги, при осуществлении которых администрация должна изо всех сил постараться не наделать ошибок.

Наконец, администрация должна продемонстрировать американцам и иракцам, что эта передача власти будет проходить упорядоченно, в том числе и в той части, что связана с возложением функций, исполняемых Полом Бремером во Временной коалиционной администрации, на нового посла США в Ираке. В идеале, назначение посла, требующее одобрения Сената, уже должно было бы состояться. Администрация должна подобрать примерно 3000 человек персонала для посольства, обеспечить их безопасность и доставить в страну.

Американская общественность должна быть уверена, что все это планирование проходит успешно. На следующей неделе в сенатском Комитете по иностранным делам состоятся слушания, в ходе которых я попрошу представителей Госдепартамента обрисовать принимаемые меры. Конгресс, да и весь мир, должен знать, как обстоят дела с соблюдением срока передачи власти к 30 июня.

Ричард Лугар - сенатор-республиканец от Индианы, возглавляет Комитет по иностранным делам

'Армию США надо увеличить на 80000 человек или более'.

Когда трава только начинает гореть, вы можете броситься прямо в очаг пожара и затоптать огонь. Но если вы медлите слишком долго, пожар просто выходит из-под контроля. Мы должны немедленно атаковать тех, кто оказывает сопротивление, и подавить его, а затем уже предпринимать изощренные дипломатические шаги, чтобы обеспечить более активное участие НАТО, ООН и войск других арабских государств в решении иракской проблемы.

У США нет больше войск для отправки в Ирак. Поэтому армию США надо увеличить на 80000 человек или более. Конгресс позволяет министру обороны Дональду Рамсфелду упорствовать и пытаться проводить внешнюю политику, совершенно не обеспеченную людскими ресурсами вооруженных сил страны.

Главный вопрос не в том, придется ли Первой кавалерийской дивизии бежать из Багдада - она не побежит. Главный вопрос заключается в следующем: если 70% боевых батальонов армии США размещаются в Ираке, Афганистане, Южной Корее и других странах, то в состоянии ли вы поддерживать силовое присутствие в стольких местах одновременно? Ответ: нет, не можете. Но если мы немедленно примем меры по увеличению численности армии на 80000 солдат, мы сможем справиться с этой глобальной задачей. Главное здесь - за ближайшие полтора года развернуть девять бригад национальной гвардии и перевести их на активную службу, позволив резервистам вернуться по домам.

Передача политической власти иракцам 30 июня - крайне преждевременный шаг. К этой дате в стране не будет суверенного правительства, обладающего хоть какой-то политической легитимностью. А вот еще одна проблема, которая перед нами стоит: необходимо перевести обучение персонала служб безопасности Ирака - полиции, армии, пограничников и других - из ведения Временной коалиционной администрации под исключительный контроль американских военных и платить этим иракским 'рекрутам' больше денег.

Ирак обходится нам в 4 миллиарда долларов ежемесячно, но лишь ничтожный процент этой суммы выделяется непосредственно на поддержку создания иракских сил безопасности. Кроме того, следует передать полномочия по осуществлению политики безопасности в Ираке от Дональда Рамсфелда госсекретарю Колину Пауэллу, поскольку наиболее важные задачи в этой области носят теперь дипломатический характер.

Нам необходимо оставаться в Ираке от двух од десяти лет, и тогда у нас будет хороший результат. Но если мы решим, что снимаем с себя всякую ответственность уже в будущем году, мы получим полный хаос, и серьезно подорвем свою роль на международной арене на ближайшие 20 лет.

Барри Маккэффри - четырехзвездный генерал армии США в отставке, получил три ранения во Вьетнаме

.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.