Террористы просто купили выборы в Испании с помощью 10 пакетов со взрывчаткой лишив, таким образом, коалицию в Ираке одного из постоянных членов. После чего, все средства массовой информации Запада завопили о том, что надо 'спасать Западный альянс'. Этот коленный рефлекс скорее можно назвать исторической привычкой, чем стратегической логикой.

Стремление любыми силами сохранить Западный альянс - отнюдь не единственный способ борьбы с международным терроризмом. Хотя, конечно, эти тенденции вполне способны подорвать наши усилия в этой борьбе. Война с международным терроризмом в эпоху глобализации - вопрос не одного десятилетия, а все, что решается в течение столь длительного времени требует тщательно разработанной и обдуманной стратегии, этого подхода как раз и недоставало Испании после окончания Холодной войны.

Такая 'Великая стратегия' подразумевает определение четкого взгляда на будущее, на то, каким будет это будущее, на понимание того, какая страна в состоянии реально повлиять на создание этого будущего, определение цены, которую способна заплатить страна, учитывая столь длительные сроки. Администрация Джорджа Буша объявила о намерении 'изменить положение дел на Ближнем Востоке', разработав своеобразный 'план становления демократии', но до сих пор остается неясным, к чему может привести эта борьба с международным терроризмом в глобальном масштабе. А четкое определение 'счастливого конца' представляется очень важным, это поможет Америке определить, кто же является их истинными союзниками в этой великой исторической войне с терроризмом, и не в Старой Европе, а скорее в стремительно развивающейся Азии и не только в ней.

Во времена Холодной войны Соединенным Штатам было легко определить своих долгосрочных союзников в Западной Европе, которая находилась под прицелом советского военного блока. Все, что им приходилось делать - это выглядывать из 'железного занавеса' и лицезреть будущее, которое они всеми силами старались избежать.

Сегодня Европе не угрожает такая опасность. Все, чего сегодня хотят от Европы исламские террористы - это, чтобы она оставалась в стороне от той 'святой войны', которую они ведут с американским 'империализмом' в Персидском заливе. Аль-Каида стремится выкинуть Запад с Ближнего Востока, что приведет к отстранению Ближнего Востока из сообщества цивилизованных стран. Усама бен Ладен уже имеет свой взгляд на будущее: он предпочитает старое 'исламское прошлое' для исламских стран, и многие в Европе согласны с этим цивилизационным 'апартеидом' и, в принципе, согласны с предложением бен Ладена, что подразумевает некую элитарность внутри Европейского Союза, после интеграции стран Восточной Европы, бывших стран Восточного блока. Учитывая такой подход, если Турция окажется слишком 'неподходящей страной' для Европейского Союза, можно себе представить, как трудно будет сделать из Ирака 'мост' между Западом и Востоком.

Таким образом, вместо того, чтобы Соединенным Штатам ломать голову над тем, как привлечь Старую Европу к делу 'перестройки Ближнего Востока' следует задуматься над тем, как найти себе союзников в среде развивающихся стран и создать альянс с такими странами как Китай, Индия и Россия. Мы можем зациклиться на попытках удержания испанского военного контингента числом в 1.300 человек в Ираке, или сконцентрировать усилия на создании новых опор для процесса глобализации, чтобы ускорить его.

Представляется недальновидным втягивать государства, которые сами стремятся войти в демократический блок, в ближневосточные проблемы. Демократизация - проблема долгосрочная, все, что сейчас нужно для ближневосточного региона - это привлечь к проблеме государства, которые стремятся 'экспортировать' безопасность в виде своих миротворческих контингентов. Эта концепция приемлема не только на Ближнем Востоке, но и везде, где нам придется вести эту глобальную войну с терроризмом.

Глобализация, неуклонно проникая во все новые уголки планеты, обозначает тем самым границы войны с терроризмом. Покажите мне регионы, всеми силами стремящиеся интегрироваться в глобальную экономику, оказывающие на нее все большее влияние, и я покажу вам те страны, которые должны стать нашими ближайшими союзниками в будущем. Эта 'действующая ось' глобализации будет включать в себя Северную Америку, большую часть Южной Америки, Европейский Союз, Россию, Японию, развивающиеся экономики Азии (Китай и Индия), Новую Зеландию, Австралию и Южную Африку, где проживают около 6.4 миллиарда человек. Все ли эти страны сегодня можно назвать демократичными? Я думаю, вряд ли. Но самое главное для развития глобальной экономики - это темпы развития среднего класса, что является основным условием для развития демократии.

Соответственно, покажите мне регионы и страны, которые не связаны в достаточной мере с глобальной экономикой, и я покажу вам режимы, которые нуждаются в срочных реформах, а может быть даже в применении силы в проведении этих реформ. Эти страны находятся в области Карибского бассейна, в Африке, на Балканах, Кавказе, на Ближнем Востоке, в Центральной Азии и в странах Юго-восточной Азии. Довольно обширная область, но недостаточная для определения 'глобальная война'.

Терроризм процветает там, куда пока еще не распространяются интересы глобальной экономики, зачастую из-за того, что эти страны сами не стремятся к активному сотрудничеству (кроме стран-поставщиков нефти на мировой рынок). Это страны с упадочной экономикой и репрессивными режимами, с огромным количеством отчаявшихся молодых людей, стремящихся к политическим изменениям даже насильственным путем. Если вы хотите очистить мир от глобального терроризма, то создайте настоящую глобальную экономику!

Но Великая стратегия, о которой мы говорим, требует от нас совершенно определенного представления о том, какие страны смогут быть нашими союзниками не только с точки зрения активного участия в глобальной экономике, но и с точки зрения противостояния неизбежному столкновению цивилизаций. Джордж Буш начал со свержения правления режима Саддама Хусейна, но настоящую скорость и мощь эта стратегия наберет только после того, как Соединенные Штаты и их союзники по Ираку найдут реальную поддержку вне коалиции. Именно эти амбиции Америки и подталкивают исламских террористов к войне против 'американского империализма', а потом и против тех стран с устойчивой экономикой, которые не входят в коалицию, но чья политика вскоре будет очень похожа на, так называемый, 'американский империализм'.

Так с кем нам придется стоять плечом к плечу в эти нелегкие времена? Если 10 умело взорванных бомб могут изменить ход предвыборной кампании в отдельно взятой стране, эта страна, наверное, потеряна для глобальной войны с терроризмом.

Страна, наверное, не годится для войны с террором, если в ней хорошо помнят, что такое религиозный пыл, если ее войска не знали серьезных (и вообще каких бы то ни было) потерь со времен Второй мировой войны, а ее правительство не обвиняли в нарушении прав человека. В грязных войнах должны быть союзники, которые не боятся испачкаться.

В прошлом году Индия послала в Ирак миротворцев в количестве 17.000 человек. Представьте себе, какую бы мы имели коалицию, если бы не учитывали стратегическое партнерство и не шли на стратегические сделки? Чем бы нам это грозило? Возможно, что мы бы пошли на большее сближение с Нью-Дели в ущерб отношениям с Пакистаном. Но Пакистан до сих пор является убежищем для боевиков Аль-Каиды, которых так и не удалось захватить. США выбрали Пакистан в качестве своего 'основного союзника, который не является членом НАТО'.

Оккупация Ирака должна проходить с активным участием Китая, Индии и России, что будет свидетельствовать том, что непременно стоит прилагать усилия для создания глобальной экономики, а не зацикливаться только на трансатлантическом партнерстве. И я приведу этому три основные причины.

Прежде всего, новые страны 'глобальной экономики' заинтересованы в защите своих интересов, потому что крах глобальной экономики станет крахом и для них. Старая Европа будет продолжать рассчитывать на собственные силы, Северная Америка будет продолжать создавать собственную экономическую империю. А Китаю, Индии и России необходимо всеми силами стремиться в глобальную экономику, потому чтобы компенсировать свою изолированность от нее в прошлом.

Во-вторых, новые растущие экономики сами демонстрируют огромное желание участвовать в процессе глобализации. Здесь стоит принять во внимание образование так называемой 'Группы 20-ти плюс' на последнем заседании Всемирной Торговой Организации, состоявшемся в Дохе. Новые развивающиеся страны (Индия, Китай, Мексика, Бразилия, Южная Корея) проводят активную работу для создания торговых связей со старым 'клубом мировых экономических держав' (США, Европа, Япония) и теми регионами, которые только присматриваются к мировой экономике.

В-третьих, потому что их собственная растущая экономика во многом зависит от энергетических ресурсов Ближнего Востока. Развивающиеся страны Азии хотят быть уверены в том, что Ближний Восток не попадет под влияние экстремистов типа бен Ладена.

Когда у Соединенных Штатов будут активные союзники в лице Китая, России и Индии, они получат военных партнеров, которые не побегут с поля боя при появлении первой крови, не начнут нескончаемые дебаты по поводу нарушения прав человека, и чьи правительства не будут находиться на грани краха после атак террористов.

Конечно, нам время от времени придется обращать внимание мирового сообщества на нарушения прав человека в Китае, на жесткий контроль Путина над средствами массовой информации, неблагоприятные тенденции в Нью-Дели, а также на стремление некоторых сил внести раскол внутри нашей собственной страны. Однако, когда дело касается привлечения на свою сторону новых союзников, необходимо предпочесть порядок справедливости. В любом случае, стремительная интеграция этих стран в мировую экономику, рост в них среднего класса окажет более эффективное давление на их правительства в деле достижения больших политических свобод, чем любое вмешательство извне.

Поддержка этих государств, безусловно, полезна для нашей страны, но прежде, нам необходимо выяснить, что эти страны ждут от союза с нами. Здесь понятно одно - как и нашим европейским союзникам, нашим новым партнерам нужно прежде всего быть уверенными в том, на чью сторону станут США в случае возникновения глобального конфликта.

Ближний Восток будет оставаться рассадником мирового терроризма до тех пор, пока он не будет полностью интегрирован в глобальную экономику, т.е. перестанет существовать благодаря одной лишь нефти, позволяющей элитам сохранять свои богатства, а народным массам - свое маргинальное положение. С водородной экономикой на горизонте, альтернатива ясна: еще большее обособление мусульманских стран и непременное становление там диктаторских режимов. Великая стратегия объединения разъединенных подразумевает, что будет не так просто построить стену, которая отделит так называемую 'благополучную жизнь' от 'хаоса', как предпочли бы многие европейцы и американцы.

Соединенные Штаты скорее найдут надежных партнеров в лице России, Китая и Индии еще и потому что эти страны прекрасно понимают, что они не смогут обеспечить собственную безопасность, дистанцируя себя от ближневосточных проблем. Таким образом, до тех пор, пока Вашингтон не приобретет новых партнеров в рамках глобальной экономики и борьбы с терроризмом, старый союз с Европой будет нашей 'ахиллесовой пятой', удар по которой в любое время может нанести Аль-Каида, т.к. их стратегическое видение пока опережает наше.

Томас Барнетт работал в Министерстве Обороны США с 2001 по 2003 год, он является автором проекта 'Новая карта Пентагона: Война и Мир в 21 веке', который будет опубликован в этом месяце 'G.P. Putnam's Sons'.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.