Совсем недавно семь стран бывшего социалистического лагеря вступили в Организацию Североатлантического договора, давно уже 'почившую в бозе в качестве стратегического и оборонного альянса'. К новым членам НАТО не предъявлялось никаких особых требований в проведении демократических реформ или преобразований в вооруженных силах. Никакой необходимости в этом и не было: все принятые в Атлантический альянс страны придерживаются политики Соединенных Штатов.

В НАТО вступили семь стран бывшего социалистического блока: Румыния, Болгария, Словения, Словакия и три бывшие республики Советского Союза - Эстония, Литва и Латвия. Организация всегда заявляла, что ее основной задачей является гарантирование - посредством системы коллективной безопасности - стабильности, процветания и свободы всех стран-членов договора, однако, в действительности она играла роль противовеса военной угрозе, исходившей от бывших социалистических стран. После падения в 1989 году Берлинской стены и исчезновения враждебного коммунистического блока, НАТО почувствовала, как под ее ногами заколебалась почва, постаралась как можно скорее повторно обосновать причину своего существования и собралась в 1999 году на Пражский саммит.

Тогда, на пражской встрече, было найдено новое оправдание существования Атлантического альянса: борьба с международным терроризмом и странами, разрабатывающими ядерное, химическое и биологическое оружие. Тем не менее, речь шла не о Соединенных Штатах, Великобритании, Франции, Китае, России, Израиле, Индии и Пакистане, располагающих указанными видами оружия массового поражения, а о государствах-изгоях. Словно птица Феникс НАТО возрождалась из пепла, чтобы противостоять противнику реальному, но расплывчатому.

В результате уже пятого по счету расширения Атлантического альянса - второго после распада соцлагеря - НАТО не получает практически ничего от своих новых членов, потому как все названные выше государства имеют более чем скромные расходы на военные нужды. Страны Балтии не располагают даже боевыми самолетами и тяжелым вооружением, что, тем не менее, не помешало послу Соединенных Штатов в НАТО Николасу Бернсу (Nicholas Burns), заявить, что вступление в союз бывших коммунистических стран приведет к 'военному укреплению организации'. Многие аналитики совпадают во мнении с Франсуа Гейсбуром (Francois Heisbourg), директором Института стратегических исследований: 'Как стратегическая и оборонная организация НАТО практически мертва'. Зачем, в таком случае, необходимо ее расширение?

Некий любезный обозреватель написал, что НАТО может способствовать продвижению демократии, и именно на этом основании членами организации становятся государства, обладающие незначительной военной мощью, но нуждающиеся при этом в демократизации. Тем не менее, к новым членам НАТО не предъявлялось никаких требований по демократизации своих обществ и реформированию вооруженных сил.

Правда оказывается куда прозаичнее

Расширение НАТО на восток Европы отвечает геостратегическим интересам Белого Дома. Как написал профессор политологии Мадридского Университета Карлос Таибо (Carlos Taibo): 'НАТО представляет для Соединенных Штатов интерес лишь в том случае, когда альянс можно использовать в качестве определенного инструмента давления, например, для того, чтобы пресечь формирование проекта автономной оборонной политики Европейского Союза'. Указанный проект, инициаторами которого выступили Франция и Германия, должен был начаться с создания в Бельгии перманентной штаб-квартиры, отвечающий за координацию и проведение военных операций ЕС. Позднее указанный проект был сокращен и преобразован в европейское подразделение, расположенное в штаб-квартире НАТО в Брюсселе.

С военной точки зрения вступление в Атлантический альянс бывших коммунистических стран не способствует усилению организации, но укрепляет и без того заметное влияние Соединенных Штатов на нее. Вошедшие в состав НАТО Польша, Венгрия, Чешская Республика, Болгария, Румыния встали на сторону американской внешней политики, что стало очевидно и во время югославского конфликта, и во время оккупации Афганистана и Ирака. Стоит вспомнить и об интересах американской военной индустрии, стремящейся завоевать рынок вооружения стран Восточной Европы, некоторым из которых уже начали продаваться боевые самолеты F-16 и ракеты 'Стингер'.

НАТО расширяется не только для того, чтобы гарантировать рабочие места целому легиону функционеров, высокие гонорары управляющему аппарату и выгодные контракты группе компаний, существующих за счет организации. Расширение альянса происходит потому, что, как написал аналитик Центра исследования проблем мира генерал Альберто Пирис (Alberto Piris): 'В который раз НАТО играет роль ящика инструментов для союзников, четко следующих установкам Вашингтона'. Такого же мнения придерживается и американский аналитик Вильям Пфафф (William Pfaff): 'В настоящее время НАТО представляет собой ящик инструментов для выполнения конкретных задач: военная полиция в Косово, подразделения химзащиты в Персидском заливе. . ., - говорит он и добавляет, - Соединенные Штаты хотели бы видеть в НАТО самофинансируемый иностранный легион на службе Пентагона'.

Использование НАТО в качестве инструмента, в том числе и расширение этой организации, вполне очевидно. Генерал Пирис утверждает, что 'если НАТО на настоящий момент находится в Афганистане, значит, это выгодно для внешней политики Соединенных Штатов'. Точно также правительство Джорджа Буша (George Bush) пытается таскать руками НАТО печеную картошку из разгоревшегося костра иракской оккупации, но при этом не намерено уступать Атлантическому альянсу контроль над зоной.