Энергично защищая принципы своей политики в Ираке и обосновывая необходимость борьбы с терроризмом, Буш отказался признать ошибки, принести извинения и так и не объяснил, какие потери и расходы придется понести, чтобы достичь цели построения свободного и стабильного Ирака.

Всем своим часовым выступлением, от начального заявления до последнего ответа на вопрос президент дал ясно понять, что главная цель этого обращения - не изложение плана дальнейших действий, не изменение курса, не переосмысление принятых решений в свете последних неудач. Буш еще раз подчеркнул, что он полон решимости следовать прежним курсом и попытался аргументировать позицию, что война в Ираке усилит безопасность Америки.

Однако для американцев, ожидавших услышать от президента, что он почерпнул из опыта оккупации Ирака, которая оказалась более кровавой и более трудной, чем предполагала администрация, или какие уроки извлек из неспособности правительства предотвратить теракты 11 сентября 2001 года, Буш не сказал почти ничего нового. Он настойчиво избегал ответов на конкретные вопросы относительно своей политики и вместо этого пытался предложить свое видение будущего демократического Ирака, но не меры, которые он собирается предпринять для реализации этого видения.

Пресс-конференция американского президента, которые он дает не часто, была проведена в телевизионный "час пик" после двух самых трудных для Буша недель с 11 сентября - именно на это время пришелся мощный рост насилия в Ираке и увеличение потерь среди американских военнослужащих, а также все чаще задаваемый народом вопрос: а есть ли у администрации план обеспечения безопасности в Ираке и возвращения домой американских войск?

Результаты опросов общественного мнения показывают, что популярность Буша в связи с событиями в Ираке падает. Соперник президента на выборах от демократов сенатор Джон Керри утверждает, что Буш не сумел заручиться международной поддержкой, необходимой для достижения его целей. В связи с этими обстоятельствами во время пресс-конференции на президента постоянно давили, пытаясь добиться ответа, есть ли у него план действий, обеспечивающий успех. Однако поведение Буша во время выступления оставило больше вопросов, чем дало ответов.

Он мало что ответил на многочисленные вопросы, которые задают многие американцы и конгрессмены от обеих партий в связи с ростом насилия и приближающимся сроком передачи власти народу Ирака, намеченным на 30 июня.

Отвечая на вопрос, будут ли введены в Ирак дополнительные силы, президент ответил, что решение по этому вопросу должны принимать генералы, действующие на месте. В ответ на вопрос, как долго американские войска могут остаться в Ираке, Буш сказал: "Ровно столько, сколько необходимо, и ни одного дня больше." Когда его спросили, кому США будут передавать власть 30 июня, он заявил, что над этим работает специальный представитель ООН Лахдар Брахими, создать правящую коалицию, приемлемую для различных иракских группировок.

Его ссылка на Брахими и ООН стали единственным моментом, когда Буш был близок к тому, чтобы признать стремление США заручиться международной помощью. Но когда его довольно резко спросили о коалиции, которую, по утверждениям Буша и представителей его администрации, создают не только США, он рассердился и ответил: "Думаю, людям не следует приуменьшать вклад наших друзей в Ираке."

Самое большее, что признал президент вчера вечером, это то, что прошедшая неделя в Ираке была трудной. Это довольно сдержанное высказывание на фоне гибели американских военных, похищений гражданских лиц, сопротивления суннитских и шиитских экстремистов, найденных вчера четырех изувеченных тел пропавших ранее американских подрядчиков и телевизионных сообщений, шокировавших американцев, которым постоянно твердили о существенном прогрессе в Ираке. "Никому не нравится видеть мертвых людей на экранах своих телевизоров, - сказал Буш, - мне тоже не нравится. Американскому народу трудно на это смотреть. Это ужасно."

В конце пресс-конференции президенту задали вопрос, какие уроки он извлек из событий 11 сентября. Он остановился, покачал головой, посмотрел несколько растерянно и ответил довольно нелепо, хотя к такому вопросу наверняка должен был подготовиться: "Мне наверняка что-нибудь придет в голову немного позже в ходе пресс-конференции. Пока не пришло. Но я всеми силами стараюсь найти ответ."

Буш отказался прокомментировать свои действия и действия своей администрации накануне 11 сентября 2001 года. Когда его спросили о недавно опубликованном документе спецслужб от 6 августа 2001 года, в котором указывалось на деятельность Аль-Каиды в США, президент сказал: "Предупреждение о намерениях [лидера террористов Усамы] бин Ладена в отношении Америки было. Но, откровенно говоря, я не думал, что там содержалось что-то новое."

Несколько минут спустя его спросили, почему он явился на заседание комиссии, расследовавшей события 11 сентября, вместе с вице-президентом Чейни, в то время как другие давали ответы в одиночку. Буш ответил: "Потому что комиссия хотела задать вопросы. Поэтому мы были вместе."

Когда ему снова задали тот же вопрос, он сказал: "Потому что это хорошая для нас обоих возможность ответить на вопросы, которые хотят задать члены комиссии. И я намерен на них отвечать."

Республиканцы поддержали выступление Буша и его решимость обеспечить безопасность Ирака и передать иракцам власть 30 июня.

Сенатор от Северной Каролины республиканец Элизабет Доул считает, что Буш "наглядно показал, что является лидером нации во всех отношениях". Она добавила: "Президент представил и убедительно доказал необходимость осуществления своего смелого и амбициозного плана борьбы с терроризмом во всем мире. Он показывает американцам и всему миру, что когда президент США что-то говорит, он говорит серьезно."

Демократы были более критичны в своих оценках. Сенатор Джозеф Байден (от штата Делавэр), член сенатской комиссии по международным отношениям, недвусмысленно выразил свое разочарование в деятельности Буша. Он сказал, что президент изложил "банальные истины, с которыми согласен каждый американец, но в его речи не было и намека на то, каким образом он намерен реализовать намеченные цели."

В интервью по телефону Байден развил свою мысль: "Этот парень не перекладывает ответственность на других, так? Однако он ждет, пока генералы скажут ему, нужны ли в Ираке дополнительные войска. Он ждет, пока Брахими скажет ему, кому передавать власть. Он ждет, пока ООН скажет ему, нужна ли новая резолюция по Ираку. Но ведь это он должен идти впереди!"

Пресс-конференция состоялась в самом начале президентской кампании, от которой ждут жесткой борьбы и соперничества. Буш надеется получить дивиденды за счет объявленной им войны против терроризма и действий в Ираке. Однако успех будет зависеть от того, сможет ли он на деле продемонстрировать прогресс, о котором так часто говорит. Вчера вечером Буш нарисовал картину того, каким он ожидает со временем увидеть Ирак. Однако открытым остается вопрос, сможет ли Буш сделать его таким?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.