Как доказал в своем 'Бегстве от свободы' Эрих Фромм (Eric Fromm), боязнь свободы способствует установлению власти диктатуры. Мне кажется, что причина исламского терроризма аналогична, она объясняется боязнью потерять свою идентичность. Один из первых уроков, который должен усвоить каждый охотник: дикому зверю всегда надо оставлять возможность спасения бегством - как только животное чувствует, что загнано в угол и спасения нет, оно нападает. То же самое происходит и с человеком, ощущающим, что его индивидуальности что-то угрожает.

Ислам находится в XIV-ом столетии своей эпохи, ему неизвестны ни просвещение, ни критицизм, ни лаицизм. До сих пор еще не родился исламский Вольтер (Voltaire). А потому ислам сталкивается с действительностью, имея теологическое, религиозное восприятие мира, без каких-либо проблесков критического отношения к нему. Вполне естественно, что без просвещения у ислама не было науки, а вместе с ней технологии; и по той же причине ничего похожего на индустриальную революцию.

Ислам живет в средневековом, если не библейском мире и представляет собой доиндустриальное религиозное общество. Когда вблизи себя ислам видит западный, европейский образ жизни, он чувствует угрозу своей идентичности, полагает, что сметающая все на своем пути сила прогресса и современности изменит его традиционное общество. И тогда исламу становится страшно: он словно затравленный зверь чувствует страх, погоню, боится за свою жизнь и бросается на того, кто пытается загнать его в угол.

И не имеет значения, напал ли Запад на Ирак де-факто или же он не совершает прямых нападений на исламский мир: это не меняет ощущения той опасности, которую представляет собой само лишь существование светской, научной и индустриальной культуры Запада. Мусульмане воспринимают существование Европы как смертельную опасность, к которой нельзя относится нейтрально, оба мира исключают возможность существования друг друга: или они, или мы. Потому как Запад, в конце концов, уничтожит наши традиционные представления о жизни.

Поразительно лишь то, что ислам воспринимает подобные изменения не как шаг вперед, а как истинную катастрофу. Кто не хочет развиваться подобно Великобритании, жить как в США, просвещаться подобно Франции и отдыхать как Испания? Почему мусульмане - или, по крайней мере, радикальное крыло исламской веры - не хотят следовать теми же этапами развития, которые прошли такие, дорожащие своими традициями, страны, как Испания, Италия или Греция? Полагаю, это происходит оттого, что они живут в XIV-ом столетии своей эпохи. Экономическое и технологическое развитие не может происходить на пустом месте, для него необходимо определенное рациональное, критическое, светское мировосприятие. Без подобной предварительной умственной работы в исламском мире будет невозможно приспособить западную техническую модель. И, когда мусульмане не хотят быть как европейцы, которые толкают их к переменам, они чувствуют, что их древние традиции находятся под угрозой. А это порождает страх, а страх выливается в насилие, принимающее форму терроризма, потому как у ислама не достает силы объявить настоящую войну.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.