Среднеазиатские республики, образовавшиеся после развала Советского союза в 1991 г., стали свидетелями возрождения деятельности исламистских экстремистов. Последние выступили против правительств этих республик, считая их преемниками прошлых коммунистических режимов. Себя же исламисты назвали 'наследниками афганских моджахедов, победивших Красную Армию' в конце 80-х гг.

Убежденность экстремистских исламистских течений в этом усилило то обстоятельство, что 'новая Россия', на их взгляд, пошла по советскому пути оказания поддержки большинства правительств в этих республиках, стремясь рассчитаться с радикальным исламом по тем счетам, которые Россия унаследовала от советского периода.

Появление движения 'Талибан' в Афганистане как мощной силы в середине 90-х гг. ХХ века и выход его на границы среднеазиатских республик при поддержке организации 'Аль-Каида' (которая считает себя наследницей движения афганских арабов) возродили надежды экстремистских движений в пяти среднеазиатских республиках (Узбекистан, Таджикистан, Туркменистан, Кыргызстан и Казахстан) свергнуть правительства этих республик, так же как они в Кабуле добились падения режима Наджибуллы - последнего символа коммунистической власти.

Союз с империализмом, а потом против него

Вашингтон бросил исламистов после того, как использовал их в Афганистане и поспешил отдалиться от того, что называлось 'поэтапным стратегическим союзом с империализмом', оставив им свое последнее 'достижение' в регионе. Это было движение 'Талибан', возникшее по результатам встречи между муллой Мухаммедом Омаром и делегацией из ФБР, прибывшей в пограничный пакистано-афгано-иранский треугольник в середине 90-х гг. ХХ века, чтобы добиться выдачи человека, который разыскивался за стрельбу перед резиденцией ЦРУ в Лэнгли (штат Вирджиния).

При талибском режиме бежавшие из Средней Азии исламисты расправили свои крылья на афганской земле, где они проходили подготовку в лагерях Усамы бен Ладена. При этом они успели уехать оттуда еще до начала военной кампании США против 'Аль-Каиды' в конце 2001 г. с наименьшими потерями и стали выжидать удобного случая, чтобы вновь ополчиться против режимов в среднеазиатских государствах.

Избежав американских ударов, среднеазиатские исламисты стали представлять серьезную опасность. Их подпольные организации выступили против американского присутствия в регионе, вновь превратившемся в арену войны против терроризма. Они обвинили правительства своих государств в лояльности Москве и в том, что те являются агентами США.

Среднеазиатские режимы оказались между двух огней: с одной стороны, страх от их неэффективной борьбы с экстремизмом, что навлекло бы на них гнев США, а с другой стороны, продление союза с Вашингтоном, что открыло бы на их земле новый фронт борьбы между американцами и экстремистами, как это происходит на пакистано-афганской границе. В обоих случаях региону грозит анархия, и яркий пример тому - последние взрывы в Узбекистане.

Лояльность 'Аль-Каиде'

В последние годы в среднеазиатских республиках возникли экстремистские движения: 'Покаяние', 'Исламский халифат', 'Узбекская Хизбалла', 'Исламская партия Туркестана'. Все они поддерживаются бывшими сторонниками исламистских 'Партии возрождения' и 'Партии освобождения'. Несмотря на то, что эти две партии официально не признали эти движения, многие исламисты в Средней Азии упрочили свои связи с 'Аль-Каидой'.

Доказательством этого является тот факт, что недавно лидер узбекской 'Исламской партии Туркестана' Тахир Ялдашев был ранен в боях с пакистанской армией на границе с Афганистаном. Ялдашев стал лидером партии после гибели ее предыдущего руководителя Джумаа Наманахани в перестрелке с полицией в Ташкенте. 'Исламская партия Туркестана' образовалась на развалинах 'Узбекского исламского движения', отколовшегося, в свою очередь, от 'Партии освобождения'.

Продолжение и распространение экстремизма

Несомненно, что такие республики как Узбекистан, Таджикистан и Туркменистан в большей степени, чем остальные чувствуют опасность роста экстремизма, принимая во внимание тот факт, что они имеют общую границу с Афганистаном. Необходимо отметить, что большинство национальных партий с исламистским уклоном в Средней Азии имеют незначительное влияние. Однако проводимые против них жестокие репрессии загнали партии в подполье, и придали их деятельности радикальный характер.

В то время как в каждой республике существует ряд внутренних исламистских национальных движений, деятельность больших партий охватывает все республики региона благодаря национальной сплоченности жителей этих государств. 'Партия исламского возрождения' считается одной из наиболее влиятельных партий, и ее деятельность распространена во всех республиках за исключением Казахстана. Она была основана в начале 90-х гг. прошлого века и стала партией мусульман Советского Союза. Однако после развала СССР эта партия распалась на несколько ветвей, которые начали действовать в каждой из республик. 'Партия возрождения' имеет значительное влияние в Узбекистане и Таджикистане, и считается лучшей исламской партией с точки зрения организации. Эта партия отвергла путь вооруженной борьбы, но сохранила основополагающие принципы, которые во многом сближают ее с идеологией 'Братьев-мусульман'.

Таджикистан считается надежным союзником Москвы. В республике находится 10 тысячная группировка российских войск, которая охраняет государственную границу по реке Пяндж. До сих пор Таджикистан страдает от отрицательных последствий развала Советского союза и гражданской войны, и, к тому же, голод чуть не случился по причине засухи. Что касается политического аспекта, то Таджикистан живет в постоянной борьбе между правительством и исламской оппозицией, несмотря на то, что в 1997 г. между сторонами был подписан договор. В 1999 г. оппозиция участвовала в парламентских выборах.

Перемирие прекратилось с отказом оппозиции от мирного договора и сосредоточением ее деятельности в Каратегинской долине в центре страны. По информационным сообщениям существуют связи между таджикской исламской оппозицией и исламским течением в Узбекистане, заинтересованным в своей роли как посредника в налаживании связей с 'Аль-Каидой'. В Таджикистане радикальный исламизм получил широкое распространение вместе с ростом числа последователей 'Партии освобождения', которая, несмотря на свой 'отказ от вооруженной борьбы', призывает к основанию исламской республики и объединению исламских земель.

Узбекистан: множество народов и движений

В первые годы независимости страны в Узбекистане, получившем международную известность из-за нарушения законов о правах человека во время жесткого правления президента Ислама Каримова, исламистские группировки на митингах призывали к опоре на шариат, не гнушаясь угрозами.

В Узбекистане живут более 100 народностей, большинство из которых являются суннитами. Самые многочисленные из них - это узбеки, таджики и казахи, к которым примыкают также татары, уйгуры и другие. Православная конфессия является второй по численности в стране, и объединяет русских, украинцев, белорусов и других. С 1997 г. Каримов посадил в тюрьму 6 тыс. представителей политической и исламской оппозиции, закрыл сотни мечетей, что привело к активизации экстремистов и усилению их поддержки.

Ташкент вступил в войну с экстремистами в 1999 году, когда в столице произошли взрывы, приведшие к гибели 16 человек. Экстремисты продолжают скрываться в приграничных с Кыргызстаном районах и в ряде южных областей, особенно в Ферганской долине.

В Узбекистане существуют 'Партия исламской справедливости', которая начала свою деятельность в 90-х гг. вместе с 'Узбекской Хизбалла', и избравшая радикальный путь 'Исламская партия Туркестана', которая обвиняется в организации большинства терактов в стране.

Другие республики

В Кыргызстане наибольшей популярностью пользуется общенациональная партия 'Лига', имеющая исламский уклон. В Казахстане после развала Советского Союза свою деятельность возобновило движение 'Алаш'. Это движение имеет глубокие корни. Оно зародилось в 20-х гг. прошлого века и связано с политическим движением, которое представляло консервативное националистическое направление в 'Историческом Туркестане'. Туркестанское сепаратистское движение требовало образования независимого государства на западе Китая, основанного на национальном и религиозном принципах. Там действовало движение уйгуров, некоторые представители которого прошли обучение в лагерях 'Аль-Каиды' в период нахождения талибов у власти.

Что касается Туркменистана, то там на корню было пресечено появление любых религиозных партий. Правительство Туркменистана поспешило укрепить связи с режимом талибов до антитеррористической операции в Афганистане, что уменьшило интерес исламистов к созданию там оппозиционных экстремистских движений.