Ричард Вейтц - доктор философии, старший научный сотрудник Института внешнеполитического анализа

Недавние взрывы и уличные бои в Узбекистане не являются еще одной операцией "Аль-Каиды" против стран, предоставляющих военную поддержку американской антитеррористической кампании в Ираке и Афганистане. В отличие от мадридских взрывов происшествия в Ташкенте и других узбекских городах являются в первую очередь следствием местных причин. Уже несколько лет террористы, связанные с Исламским движением Узбекистана (ИДУ), взрывают бомбы, осуществляют партизанские нападения, и прилагают другие усилия, направленные на свержение среднеазиатских правительств, которые, по мнению ИДУ, проявляют недостаточную приверженность исламу.

Среднеазиатские террористы хотят свергнуть президента Ислама Каримова не потому, что он является союзником Соединенных Штатов, а потому, что он сопротивляется их попыткам установить в самой важной стране региона режим, похожий на режим талибов. В коммюнике 1999 года лидеры ИДУ открыто объявили своей целью свержение авторитарного режима Каримова и создание исламской республики. Они считают, что преобразование Узбекистана в фундаменталистское государство вызовет в соседних с ним странах эффект домино.

Исламское движение Узбекистана имеет прочные связи с "Аль-Каидой" и "Талибаном". Оно было основано в 1998 году в Кабуле. В тот период лидер ИДУ Тахир Юлдашев жил в Кандагаре, где также находились Усама бен Ладен (Osama bin Laden) и лидер движения "Талибан" мулла Мухаммад Омар (Muhammad Omar). Впоследствии бен Ладен, Омар, Юлдашев и харизматичный военный руководитель ИДУ Джума Намангани часто встречались для планирования операций в Афганистане и в Средней Азии. Во время гражданской войны в Афганистане и возглавляемой Соединенными Штатами оккупации ИДУ вело боевые действия на стороне талибов и их союзников из "Аль-Каиды". Намангани погиб в Афганистане в ноябре 2001 года, однако многие члены ИДУ, в том числе и Юлдашев, скрылись в соседних с Афганистаном странах.

В феврале 1999 года в неудавшемся покушении на Каримова боевики ИДУ взорвали в Ташкенте шесть автомобилей. От этих взрывов погибли 13 человек, 128 получили ранения. В следующем году боевики ИДУ вторглись в южные регионы Узбекистана, и смогли приблизиться к Ташкенту на расстояние в 60 миль (1 миля = 1609 метров). В 2003 году строительные рабочие нашли в ташкентской гостинице взрывное устройство, в котором была использована та же взрывчатка, что и при подрыве автомобилей в 1999 году.

В целом власти Узбекистана эффективно подавляли деятельность ИДУ и другие проявления недовольства в пределах своего государства, поэтому лидеры организации предпочитали жить и действовать в других странах. Однако в Узбекистане у движения есть много спящих агентов и сочувствующих. Количество активных боевиков ИДУ оценивается в диапазоне от нескольких сотен до нескольких тысяч. Несмотря на название, в рядах Исламского движения Узбекистана состоит большое количество лиц и других, кроме узбекской, национальностей, и организация осуществляет свои военные действия по всему региону.

Американские чиновники все больше обеспокоены растущей активностью ИДУ. В сентябре 2000 года Государственный департамент США назвал ИДУ террористической организацией. В своем выступлении перед Конгрессом 20 сентября 2001 года президент Буш (Bush) напрямую связал Исламское движение Узбекистана и "Аль-Каиду", назвав обе организации террористической угрозой Соединенным Штатам.

В апреле 2003 года Государственный департамент США сделал официальное предупреждение, что ИДУ может планировать нападения на находящихся в Узбекистане американских граждан. В ноябре последовало еще одно аналогичное предупреждение. Несмотря на то, что Соединенные Штаты не предоставили Ташкенту каких-либо четких гарантий безопасности, американо-узбекская совместная декларация, принятая в марте 2002 года, гласит, что Вашингтон "со всей серьезностью будет относиться к любым внешним угрозам безопасности и территориальной целостности Республики Узбекистан". Министр обороны Дональд Рамсфелд (Donald Rumsfeld) за два года посетил страну три раза. Во время последнего визита он сказал, что взаимоотношения между двумя странами "с каждым месяцем становятся крепче". С конца 2001 года на бывшей советской военно-воздушной базе в Ханабаде дислоцируются около одной тысячи американских военнослужащих. Сразу же после их прибытия начали распространяться слухи о неминуемой террористической акции против них.

Взрывы и бои, начавшиеся в Узбекистане 29 марта этого года, являются крупнейшей акцией, проведенной ИДУ с 1999 года. За пять дней погибли как минимум 44 человека, множество жителей были ранены. (Около половины погибших были членами ИДУ. В отличие от 1999 года они, судя по всему, старались избегать жертв среди мирного населения, направляя свои атаки против сил полиции.) Боевики ИДУ, некоторые из которых были женщинами, впервые прибегли к тактике взрывов, осуществляемых самоубийцами. Это является новым в деятельности ИДУ, которое ранее предпочитало закладывать бомбы или проводить мелкомасштабные операции. Ни одна из вооруженных группировок Средней Азии ранее не использовала террористов-смертников в своих операциях. Вместе с тем эта тактика все шире применяется на Ближнем Востоке и в Чечне, что, возможно, и вдохновило узбекских боевиков. Кроме того, на смену боевикам, погибшим в Афганистане или арестованным в Узбекистане, судя по всему, пришли новые рекруты из числа недовольной молодежи.

Как сообщают средства массовой информации, пакистанские вооруженные силы в ходе последних военных операций в провинции Вазиристан столкнулись с большим количеством узбекских боевиков. Тогда же был ранен лидер ИДУ Тахир Юлдашев. Хотя некоторые наблюдатели считают, что теракты в Узбекистане были вызваны этими событиями, многое указывает на то, что они готовились задолго до "закручивания гаек" в Пакистане. Действительно, столкновения в Узбекистане начались после случайного взрыва на заводе вооружений в Бухаре, из-за которого о планируемой операции стало известно заблаговременно. Акции ИДУ в Узбекистане позволяют предположить, что движение, как и "Аль-Каида", передало большую часть функций контроля и управления местным автономным ячейкам. Их боевики теперь имеют возможность проводить операции по своему усмотрению.

Антитеррористические усилия узбекских властей по-прежнему остаются достаточно жесткими, чтобы успешно противостоять новым инициативам ИДУ. Первоначально застигнутая врасплох, Служба национальной безопасности Узбекистана быстро пришла в себя и пресекла более поздние атаки. Вообще, сценарий столкновения походил на события 1999 года, когда боевики ИДУ спланировали и начали наносить серию ударов по городским целям, однако были вынуждены свернуть наступление после яростных ответных действий службы безопасности.

Сегодня главный риск заключается в том, что реакция властей Узбекистана будет слишком жестокой и распространится на всех, кого она считает противниками, вызвав недовольство членов мирной оппозиции и поддерживающих Узбекистан иностранных государств, например, Соединенных Штатов. Американские политики, например, уже с трудом добиваются того, чтобы Конгресс продолжал поддерживать осуществляемые Государственным департаментом программы помощи режиму Каримова. Недовольство Конгресса вызвано отсутствием многопартийной избирательной системы, свободной прессы, лишенной пыток пенитенциарной системы и независимого правосудия. Стремление узбекских официальных лиц возложить вину за недавние теракты на Партию исламского освобождения ("Хизб ут-Тахрир аль-Ислами") - влиятельную, но не прибегающую к насильственным действиям оппозиционную группу, которую американские власти и другие наблюдатели отказываются признать террористической организацией - не сулит в данной ситуации ничего хорошего.

Многие из тех, кто пытается интегрировать ИДУ в узбекскую политику, хотят повторить мирный процесс 1997 года, который имел место в соседнем Таджикистане, где правительство согласилось разделить власть с исламской оппозицией. Однако в случае с ИДУ этот прием не сработает, так как эта организация слишком слаба. Ее лидеры не могут рассчитывать на успех в ходе демократических выборов, кроме того, узбекские правительственные чиновники не горят желанием делиться властью. Помимо прочего, сложив оружие и влившись в ряды гражданского общества, члены ИДУ лишатся своих немалых доходов от наркотрафика. По всем этим причинам Исламское движение Узбекистана какое-то время продолжит быть разрушительной, но управляемой силой в Средней Азии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.