Настало время кардинально пересмотреть нашу политику в отношении Ирака, и это не из-за развития конфликта в последнее время, а просто потому, что действующая политика не работает.

Многие считают, что идеологическая наивность, которая заставила нас увязнуть в решении иракского вопроса, не имея реального плана действий и понимания нужд этой страны, не оставила нам выбора. Это наш самый серьезный стратегический просчет за последнее поколение. Но недостаточно просто плакаться по поводу того, что произошло, и желать, чтобы этого не было. Если мы отступим сейчас, то последствия гражданской войны, которая неминуемо начнется в результате этого, будут ужасными. Кроме того, это нанесет серьезный вред репутации Америки во всем остальном мире.

В своем выступлении на пресс-конференции во вторник президент не указал выхода из сложившейся ситуации, заявив только, что 'мы будем следовать прежним курсом'. Каким же это? Основной вопрос - установление в Ираке легитимного правительства, которое могло бы управлять страной после того, как мы покинем ее - решался администрацией на протяжении всего конфликта, а на настоящий момент возникает впечатление, что конструктивного плана его решения так и нет. Осталось всего десять недель до того, как наступит указанный срок вывода войск и восстановления суверенитета государства, а решения этой самой главной проблемы: кому иракцы доверят будущее своего государства - так и не найдено.

Также как и когда-то во Вьетнаме, в основе проблемы лежит политика: как можно сформировать и оказать поддержку правительству, которое будет способно завоевать доверие народа, принимая во внимание всевозрастающий национализм, направленный против нашего присутствия, и соответственно, против тех, кого поддерживаем мы. Все очень сложно. Однако говорить о том, что мы одержали победу можно лишь тогда, когда такое правительство будет создано. Разгром противника означает его конец, но не нашу победу. Наши военнослужащие сражаются смело и правильно организуют свои действия. Однако все их усилия сведутся на нет, если мы не сможем достигнуть главных политических целей - установления стабильного иракского правительства.

Процесс выработки серьезного курса в Ираке следует рассматривать через призму его влияния на политику в этой стране. Для того, чтобы выработать его, необходимо сделать следующее:

Во-первых, перенести дату передачи власти с 30 июня на более поздний срок. Да, это может вызвать подозрения иракцев на счет наших реальных целей в стране и послужить новым поводом для эскалации насилия. Однако сейчас в стране нет, да и после 30 июня не будет нормально функционирующего правительства, не говоря уже о государстве как таковом, которому можно было бы передать власть. Ни один из сомнительных лидеров, которым можно было бы доверить это важное дело, не сможет завоевать доверие народа.

На самом деле, временная конституция, призванная сформировать основы для установления пост-оккупационного правительства, не была принята самым влиятельным из иракских политиков - относительно умеренно настроенным Принцем Аятолла Али Систани (Grand Ayatollah Ali Sistani), который вызывает доверие у большинства шиитов. Даже и после того, как произойдет запланированная передача власти, большинство функций управления государством останется в полномочиях США. В основном, войска США будут продолжать играть основную роль - а все иракские силы безопасности останутся в подчинении Американского командования. Принимая во внимание эти обстоятельства, очевидным будет, что суверенитет Ирака - это фарс, и сами иракцы будут ясно осознавать это.

Во-вторых, надо пообещать, что передача власти произойдет, как только будет сформирована легитимная народная ассамблея после проведения всенародных выборов (которые, возможно, состоятся уже в начале следующего года). Эта ассамблея займется вопросами назначения переходного правительства и создания новой конституции. Это успокоит Систани, и он поможет в организации выборов. Это также поможет ему усилить свое влияние на радикально настроенных шиитов, таких как Моктада Садр (Moqtada Sadr), которым выгодна военная конфронтация с США.

В-третьих, вместо того, чтобы выводить войска, надо произвести их усиление. Проведение выборов потребует повышенных мер безопасности. Даже если наше военное руководство и его гражданское начальство в Пентагоне, которое постоянно недооценивает важность сосредоточения более крупной группировки сил в Ираке, и примет решение оставить некоторые войска в стране, все равно совершенно ясно, что угроза будущих нападений на иностранные войска и вопрос обеспечения реальной безопасности по всей стране потребуют гораздо большего количества военных, чем то, что мы имеем на настоящий момент. Невозможно будет принять никакого политического решения, если не будет обеспечено достаточно высокого уровня безопасности.

В-четвертых, нам самим надо проявить большую настойчивость в привлечении дополнительных военных контингентов из других стран, или, по крайней мере, усилить уверенность уже имеющихся союзников, которые могут начать сомневаться и колебаться. Для того чтобы достичь этого, необходимо принять долгожданное и, возможно, несколько запоздавшее решение о выдаче мандата на проведение военных операций в стране под эгидой НАТО.

В-пятых, наши усилия, направленные на привлечение военной поддержки других государств, должны являться составной частью более широкой программы, предусматривающей большее вовлечение международного сообщества в управление Ираком. Переходное коалиционное правительство учреждено США. Было бы гораздо лучше, если бы с самого начала это была международная инициатива. Президенту Бушу надо бы как можно скорее собрать глав основных европейских государств и попросить у них помощи в восстановлении Ирака. Он должен пообещать им, что США будет продолжать вкладывать свои ресурсы, но переходное правительство будет находиться под контролем международного сообщества, и во главе его будет стоять не американец. Нам нужен опыт, энергия и вложения других стран, чтобы обеспечить успех решения проблем в Ираке. И ради этого необходимо расширять международное сотрудничество в этой сфере, так как оно поможет обеспечить становление нового легитимного правительства этой страны.

Это изменение курса может показаться ошибочным советникам президента, так как потребуется признать, что прежний курс привел к провалу, а как показал президент на пресс-конференции, он не очень-то склонен делать это. Однако ему следует понять, что это политика иракского государства, а не США, и она в конечном итоге покажет, насколько успешны были все наши действия в этой стране. Он также не должен забывать, что хорошая иностранная политика - это та, которая приносит положительные результаты в своей стране.

Иво Даалдер, старший сотрудник Бруклингского института, директор Национального совета безопасности по делам в Европе с 1995 по 1996 года. Энтони Лейк, профессор Школы международных отношений им. Эдмунда Уолша при Джорджтаунском университете, советник президента Клинтона по вопросам национальной безопасности с 1993 по 1997 года.