Европа стремится к новым берегам. После того, как НАТО еще в марте приняла в качестве своих членов семь восточно-европейских стран, теперь в сторону Востока и Юга устремляется Европейский союз. 1-го мая в ЕС вступают десять новых стран. 'Большой взрыв', в результате которого появляются 75 миллионов новых граждан ЕС, завершает немецкое воссоединение. 'Это исторический момент. Впервые в современной истории Германия оказывается в центре Европы, не имея прямой угрозы на своих границах', - радуется министр иностранных дел Йошка Фишер (Joschka Fischer).

И хотя немцы и поляки, австрийцы и венгры готовились к этому великому моменту уже не один год, никто по-настоящему не знает, как же будет выглядеть новый Союз, и где будут проходить его границы. И, невзирая на то, что Еврокомиссия уже не один месяц агитирует за открытую для всего мира Европу, государства-члены ЕС возводят у себя внутри все новые баррикады. 'Я бы, конечно, не стал говорить о крепости под названием Европа', - говорит эксперт из брюссельской штаб-квартиры. Однако именно сейчас вопросы предоставления убежища и миграционная политика 'стали настолько чувствительными, что они решают исход выборов'.

Иными словами открытость для внешнего мира сопровождается закрытием изнутри? На этот вопрос Комиссия дает уклончивый ответ. 1-го мая изменится немногое, говорит комиссар по вопросам внутренних дел и юстиции Антонио Виторино (Antonio Vitorino). 'Мы любой ценой обязаны избежать того, чтобы новую, расширившуюся Европу воспринимали как крепость, или чтобы она вела себя соответствующим образом', - подчеркивает новый глава генеральный дирекции по внешней политике Энеко Ландабуро (Eneko Landaburo), курировавший прежде переговоры по вопросам вступления в ЕС.

Понятно, что ЕС приближается к России, к Африке и к Ближнему Востоку. И новые соседи бдительно следят, последуют ли за успокаивающими словами, раздающимися из Брюсселя, реальные дела. Москва взирает на российский калининградский эксклав, который в будущем окажется в окружении ЕС. На Ближнем Востоке лакмусовой бумажкой для определения способности расширившегося Союза разрешать конфликты мирным путем является кипрский вопрос. А в Северной Африке после преступлений, совершенных 11-го марта, встает тревожный вопрос, сохранит ли ЕС приверженность политике сотрудничества. Ведь большинство преступников, совершивших террористический акт в Мадриде, являются выходцами из Марокко, многие подозреваемые - выходцы из Алжира, Туниса или Египта.

Пока все выглядит так, будто ЕС намерен продолжать свой либеральный курс открытости для всего мира. Нельзя, в конце концов, бомбить Марокко только потому, что отдельные преступники являются выходцами из этой страны, подчеркнул новый министр иностранных дел Испании Мигель Моратинос (Miguel Moratinos). ЕС поэтому сохраняет приверженность своей средиземноморской политике, планирует даже стратегическое партнерство с 'расширившимся Ближним Востоком'. Могут надеяться на взаимопонимание и другие соседи 25-ти государств-членов ЕС. Комиссия работает над масштабными предложениями о сотрудничестве, которые должны гарантировать добрососедские отношения, начиная от Марракеша и кончая Москвой.

Одновременно ЕС становится причиной очередного беспокойства. Дело в том, что Брюссель готовит новое расширение, еще не преодолев последствия 'большого взрыва'. В любом случае в Союз будут еще приняты Румыния и Болгария, возможно, и Турция. Позднее, быть может, - даже Украина и Западные Балканы. Границы ЕС остаются временными и изменчивыми: глава правительства Сильвио Берлускони (Silvio Berlusconi) хотел видеть в Союзе даже Россию и Израиль.

Планы Берлускони, конечно, не нашли поддержки. Так, министр внутренних дел Германии Отто Шили (Otto Schly) предостерег от излишнего расширения Союза: 'ЕС не может становиться содружеством доброй воли'. Комиссар по вопросам расширения Союза Гюнтер Ферхойген (Guenter Verheugen) тоже высказался за паузу в процессе расширения. Она должна быть сделана после запланированных на октябрь переговоров о вступлении в Союз Турции. Однако эксперт по европейским проблемам Роланд Фройдештайн (Roland Freudestein) из берлинского Фонда Конрада Аденауэра (Konrad Adenauer) уверен в том, что дискуссия будет продолжена: 'Любое новое поколение должно определять границы Европы по-новому'.

В то время, как внешнеполитические деятели ломают голову над тем, как завершить процесс расширения ЕС, граждане, судя по всему, уже натолкнулись на его границы. Об этом свидетельствует не только успех на выборах популистов, таких, как Жан-Мари Ле Пен (Jean-Marie Le Pen) во Франции или Владимир Мечьяр (Meciar) в Словакии. Очевидными являются также результаты опросов. В последние месяцы стало намного заметнее скептическое отношение к ЕС в целом и к расширению, особенно в Германии, как и в странах, вступающих в Союз. На первом месте стоит тревога, что в ЕС в составе 25-ти государств может увеличиться безработица. В качестве возрастающей опасности рассматриваются также миграция и преступность. Почти создается впечатление, будто Союз столкнулся с внутренними, прежде всего, с психологическими границами именно в году 'большого взрыва'.

Последствия этого нельзя не видеть уже сегодня. Так, ЕС придерживается старых шенгенских границ: при поездках в Польшу и в Венгрию и обратно будет по-прежнему действовать паспортный контроль. Союз подобным образом реагирует на опасения, что новые страны ЕС могут стать воротами для восточно-европейской мафии. Помимо этого большинство старых членов ЕС выступает против свободного выбора места работы. Из страха перед наплывом дешевой рабочей силы из Польши или Чехии введены правила на переходный период, действие которых может сохраниться до 2010 года.

ЕС проводит жесткие границы также в области миграционной политики. Первоначально старые государства ЕС хотели договориться до 1-го мая об общих принципах. Однако под давлением немецкой стороны решение было положено под сукно. Поэтому единой миграционной политики на день расширения Союза не будет. ЕС будет вынуждена и дальше жить под недобрым названием 'крепость Европа'.