21 апреля 2004 года. Летом 2001 года было отмечено резкое усиление интенсивности обменов сообщениями в сетях связи "Аль-Каиды"; усиливались также разведпризнаки того, что нападение террористов неминуемо. Но в отсутствие конкретных данных было трудно привлечь внимание к этой проблеме высшего политического руководства или общественности - пока не стало слишком поздно.

Сегодня нечто похожее происходит в Северной Корее.

Северная Корея потенциально более опасна, чем запутанная ситуация в Ираке. Вероятно, у нее уже есть, по меньшей мере, 1-3 ядерных боеприпаса, она производит как плутоний, так и уран и она встала на путь обладания к концу нынешнего года примерно десятью ядерными боеприпасами.

Однако, поскольку политика президента Буша-младшего (George W. Bush) в Северной Корее потерпела провал, Вашингтон сознательно закрывает на это глаза. Когда после президентских выборов в США мы снова обратим свой взор на Северную Корею, может случиться, что она станет ярмаркой ядерного оружия.

Северная Корея не только осуществляет собственные программы создания ядерного оружия, но также является образцом мошеннического государства: она получает американскую валюту, печатая ее. Именно так, она великолепно подделывает американские 100-долларовые банкноты.

Последнее, что мы узнали из статьи Дэвида Сангера по прозвищу Скуп (David "Scoop" Sanger) в газете "The New York Times", это что отец пакистанской бомбы Абдул Кадир Хан (Abdul Qadeer Khan) утверждает, что Северная Корея в 1999 году показала ему три своих ядерных боеприпаса. Администрация Буша-младшего, опубликовавшая все, что только могла, об оружии массового поражения (ОМП) Ирака, попыталась сохранить в секрете это откровение о Северной Корее.

Сообщение д-ра Хана не получило подтверждения. Но вот в чем можно не сомневаться: администрация Буша-младшего вторглась в страну по куда менее очевидным основаниям.

Что еще хуже, Северная Корея получает путем переработки достаточно плутония для изготовления еще полудюжины ядерных боеприпасов. Она также снова запустила один ядерный реактор и вскоре готовится заменить в нем урановые стержни, что позволит ей получить достаточно плутония для изготовления еще одного ядерного боеприпаса. Вся эта деятельность началась в период правления администрации Буша-младшего. Северная Корея, кроме того, продолжает программу обогащения урана, которую она тайно начала в годы правления Клинтона (Clinton).

Вице-президент Дик Чейни (Dick Cheney), надо отдать ему должное, привлек внимание к ядерной программе Северной Кореи во время своей поездки в Пекин на прошлой неделе. Но у администрации США по-прежнему нет эффективного плана предотвращения этого кризиса.

Сторонники мягкого курса в администрации хотели бы заключить с Северной Кореей "большую сделку", в которой Ким Чен Ир (Kim Jong Il) согласился бы на "полное, поддающееся проверке и необратимое разоружение" (C.V.I.D. - complete, verifiable and irreversible dismantlement). В обмен Соединенные Штаты дали бы ему гарантии безопасности, а азиатские страны предложили бы взятку в форме инвестиций, энергоносителей и помощи. Подобная сделка является единственной надеждой, но для сторонников жесткого курса она звучит подозрительно клинтоновской.

А тем временем на шестисторонних переговорах в Китае администрация США пытается тянуть время и лишь в следующем месяце начинает переговоры на рабочем уровне через Джозефа Детрани (Joseph DeTrani), бывшего сотрудника Центрального разведывательного управления (ЦРУ) США и специалиста по Китаю. Канал Детрани станет важным шагом вперед, но трудно себе представить сделку, на которую согласились бы и администрация Буша-младшего, и правительство Кима - а тем временем Северная Корея продолжает делать ядерные боеприпасы.

"Администрация просто пытается пинать эту консервную банку вперед, - сказал Джонатан Поллак (Jonathan Pollack) из Военно-морского колледжа. - Как это ни смешно, мне представляется, что и мы, и северокорейцы дожидаемся ноября".

Разрешение этого кризиса отвечает интересам практически всех на нашей планете, за двумя исключениями: президента Буша-младшего и г-на Кима. У них, быть может, кроме этого, нет ничего общего, разве что их отцы тоже правили своими странами, однако оба заинтересованы в задержке.

У г-на Буша-младшего хватает забот с Ираком, и он не хочет обращать внимания на ядерную угрозу Северной Кореи, которая в период его правления стала существенно более серьезной. Г-н Ким полагает, что вполне может подождать, чтобы увидеть, будет ли переизбран Буш-младший; кроме того, ему хотелось бы завершить переработку плутония и обогащение урана.

Хотя администрация США в своем отношении к Северной Корее становится все более рациональной, она все еще не до конца согласна с неприятной правдой: единственно возможный выход из этого кризиса - большая сделка. Г-ну Бушу-младшему, который слишком много прислушивался к г-ну Чейни в вопросе об Ираке, следовало бы поразмыслить над тем, что сказал г-н Чейни во время своей поездки в Китай по поводу переговоров относительно ядерных программ Северной Кореи: "Время не обязательно на нашей стороне".

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.