Чем больше - тем лучше, это точно. Всего три дня осталось нам до самого значительного в истории расширения Европейского Союза. К этому клубу присоединятся еще 75 миллионов человек, в основном из Центральной и Восточной Европы. Однако вместо того, чтобы весело отмечать окончательное падение 'железного занавеса', мы почему-то говорим, что у нас болит голова.

Здесь, в Великобритании, нас предупреждают о том, что толпы новых иммигрантов только и ждут, чтобы забрать у нас работу или, наоборот, сесть на шею нашего социального государства - отсюда и новые правила, о введении которых в скором будущем сообщил премьер-министр в своем вчерашнем выступлении в Конфедерации британской промышленности (организация, объединяющая представителей деловых кругов и промышленности Великобритании - пер.). Однако мы, по крайней мере, готовы к тому, чтобы непосредственно с первого мая допускать их в страну и давать им право на работу, если они зарегистрируются соответствующим образом. На континенте для людей из вновь принимаемых в Союз стран трудовое законодательство вообще выстроило барьеры. И многие нынешние члены ЕС обеспокоены тем, что эти новые страны лягут еще большим грузом на и без того не блестящие экономические показатели Европы.

Эти страхи легко понять. Восточная Германия, единственная пока страна, вступившая в ЕС после того, как побывала частью коммунистической империи Советского Союза, превратилась в экономическую катастрофу. Несмотря на огромные и регулярно выделяемые субсидии, безработица в восточной части Германии все еще держится близко к 20 процентам. Еще в течение десяти лет, а может, и больше, у нее не будет экономических возможностей, достаточных для самообеспечения. И именно это бремя, хотя и не только оно, определило одно из последних мест в Европе по уровню экономического роста, которое занимает Германия.

Расширение приходится как раз на такой период, когда экономика всех стран еврозоны испытывает серьезные трудности. В этом году Европейская комиссия признала, что отставание Европы от США все увеличивается, и остается мало надежды на то, чтобы достичь цели, поставленной на Лиссабонском саммите - создать 'к 2010 году самую конкурентоспособную и динамично развивающуюся наукоемкую экономику в мире'. Только вчера в обзоре Всемирного экономического форума было подтверждено, что результаты откровенно плохие. В нем также признавалось, что, если скандинавские страны и Великобритания во многих областях могут конкурировать с Соединенными Штатами, этого нельзя сказать о большинстве остальных стран Европы. Что касается новых членов Союза, то в этом докладе отмечалось, что самая большая страна из этих десяти, Польша, имеет очень низкие оценки по всем показателям.

Однако, хотя страх расширения и можно понять, те, кто боятся, все равно не правы. Пройдет всего десять лет и, я уверен, мы увидим, что расширение ЕС, которое произойдет на этой неделе, дало огромный позитивный толчок всей экономике. Конечно, оно не придаст экономике континентальных стран такой же динамики, как в США - с учетом демографических реалий этого она просто не потянет. Но весь континент действительно получит положительный импульс, и вот почему.

Для начала забудьте об отрицательном опыте Восточной Германии. На экономическом уровне процесс воссоединения был испорчен двумя грубыми ошибками.

Во-первых, нельзя было менять восточногерманские марки по курсу один к одному с западногерманскими. Может, это и было нужно с политической точки зрения, но это означало, что Восточная Германия никогда не сможет конкурировать с Западной, не говоря уже о других странах ЕС. Заработная плата стала слишком высокой для ее уровня производительности труда, так что внутренние коммерческие инвестиции, не считая нескольких политизированных проектов западногерманских компаний, в ней практически отсутствовали.

Во-вторых, нельзя было вводить в стране, которая столько времени была заграницей, западногерманскую систему - законодательство, стандарты и законы ведения бизнеса. У Восточной Германии не было стимула создавать свою гибкую экономику. Она не должна была сама о себе заботиться.

Новые члены ЕС находятся совершенно в другом положении. У них конкурентоспособный обменный курс, и к ним потоком льются инвестиции. А результат каждый может наблюдать на наших улицах: после того, как 'Фольксваген' перекупил 'Шкоду', ее машины перестали шкодничать, и теперь эта компания превратилась в одного из лучших автопроизводителей в Европе. Сегодня 'Тойота' и 'Пежо' планируют вложить 1,8 миллиарда долларов в новый завод по сборке автомобилей.

Потом, новые члены ЕС сами озабочены своим будущим. Они уже пожили при экономическом планировании, насаждаемом из Советского Союза, и увидели, что из этого получается, так что вряд ли они повторят эту ошибку. У них в общем и целом установившиеся гибкие системы государственного регулирования, в которых бизнесу даются разумные, но не чрезмерные инвестиционные стимулы и в которых именно рынок определяет дальнейшее направление развития экономики. И у них не было субсидий, которые получала Восточная Германия. Им надо было выживать самим, а в результате сейчас экономика этих стран гораздо более рыночно-ориентирована, чем у большинства государств еврозоны.

В этом регионе проводилась, как правило, разумная экономическая политика, и сейчас темпы его роста составляют в среднем 4 процента в год, что примерно вдвое больше, чем в еврозоне.

И такие процессы будут продолжаться по двум причинам. Во-первых, в течение еще как минимум десяти лет регион будет держаться на волне расширения сфер деятельности (международных - пер.) инвестиционных фондов, что принесет туда необходимые технологии и будет стимулировать экспорт. Например, можно говорить о технологиях постройки и эксплуатации автозавода и организации сети дистрибьюторов машин по всей Европе.

Во-вторых, этот регион близок к России. Мы уже так привыкли смотреть на Россию как на экономические задворки, что не замечаем, что эта страна растет даже быстрее, чем породившая ее империя. Пока ее экономические успехи подвешены на тонкой экономической ниточке экспорта энергоносителей, но любой разумный анализ мирового экономического развития на следующее десятилетие покажет, что энергоносители и другие природные ресурсы остаются ключевыми секторами экономики.

В Великобритании богатство России в основном представлено только теми, кто покупает футбольные клубы и дорогие дома в Кенсингтоне (престижный район в центре Лондона - пер.), но страны между Западной Европой и Россией получают от партнерства с ней гораздо больше. После того, как в Европейский Союз войдут Болгария и Румыния, торговые отношения с Россией, несомненно, помогут Евросоюзу.

Наконец, новые члены Союза привнесут в него новые идеи. Посмотрите, например, как приход скандинавских стран помог Европе более успешно соревноваться с Соединенными Штатами и Восточной Азией в области связи. Что же касается стран Центральной и Восточной Европы, то у них ЕС может перенять опыт перехода от плановой экономики к рыночной. В этих странах люди вынуждены были учиться реструктурировать неконкурентоспособные производства, создавать гибкий рынок труда, устанавливать правильную комбинацию рыночного и государственного экономического регулирования. Это было непросто, но теперь в этих странах знают не только механизмы, которые не работают, но и изучили такие, от которых есть толк.

И вот здесь они могут очень сильно помочь странам, составляющим ядро еврозоны. Все признают, что в 'большой тройке' - Германии, Франции и Италии - необходимы глубокие структурные реформы. Масштаб тех реформ, которые там надо провести, довольно скромен по сравнению с теми, через которые прошла 'большая тройка с той стороны' - Польша, Венгрия и Чехия. Теперь в ЕС будут страны, в которых знают, что структурные реформы проводить необходимо, знают преимущества, которые они дают, и знают, какой ценой эти преимущества достигаются.

И это может стать Европе самым большим подарком. Неважно, что по бумажкам они бедные, и в их анкетах заполнены не все квадратики, которые требует ЕС. Это не динамический, а статический подход к проблеме. Они развиваются и готовы развиваться дальше. Они несут с собой свежую энергию.

Нам нужна их энергия. Большую часть Европы охватил экономический застой и политический паралич. Чтобы выйти из этого состояния, необходимо провести трудные преобразования. Теперь у Европейского Союза есть новые члены, на долю которых выпало принимать гораздо более трудные решения, чем т, которые предстоит принимать сейчас нашему истеблишменту.

Так что надо перестать учить их жизни, жаловаться на них, и - прежде всего - бояться их. Выходите же на крыши домов, запускайте фейерверки и приветствуйте своих новых собратьев.