Генеральный секретарь Всемирного еврейского конгресса требует от Европы более решительной борьбы с антисемитизмом

Господин Зингер, почему Европа так поздно заметила, что в последние годы распространяется новый антисемитизм?

Европейцы думали, что после Второй мировой войны, последовавшей затем денацификации и появившегося в послевоенное время чувства вины здесь больше не может быть открытого антисемитизма. Это чувство вины охватило не только государства, но и церковь, колыбель старого, классического антисемитизма. Церкви, как и правительство Германии, предприняли самые решительные меры, чтобы защитить себя от антисемитизма. Но время лечит, лечит и чувство вины, и воспоминания. Это самое важное - забывчивость. Поскольку и преступники, и жертвы, и свидетели холокоста умирают. Но предубеждения остаются.

Наряду со старым теперь бросается в глаза и новый антисемитизм, антисемитизм мусульманского толка.

Европа меняется. Появился новый элемент: присутствие мусульман. Некоторые европейцы считают, что лучший способ обращаться с этой проблемой - это игнорировать ее или смириться с ней. В последние три года европейцы не проявляют достаточного внимания к проблеме Ближнего Востока. Поскольку Шарон, частично по праву, считается нечестным игроком на Ближнем Востоке, как побочный эффект не вызывает протеста и тот факт, что евреи здесь снова становятся козлами отпущения. Как это может происходить, несмотря на разрыв с прошлым? Потому что старые привычки отмирают с трудом. И таким образом конфликт на Ближнем Востоке сказывается на мелких еврейских общинах в Европе. В этом виновата и пресса. Потому что у нее есть тенденция, поддерживать неудачников. Европейские газеты ориентированы на сенсационность больше, чем американские. Можно услышать такую 'шутку': антисемитизм это когда ненавидят евреев больше, чем нужно. А то, как изображается в европейских СМИ Израиль, в этом смысле, тоже больше, чем нужно.

Не превращаются ли упреки в антисемитизме в инструмент оправдания политики Ариэля Шарона?

Давайте предположим, что это так. И правительство Шарона использует упреки в антисемитизме, чтобы оправдать себя. Но если израильтянин Зингер, противник правительства Шарона, считает, что антисемитизм в Европе представляет серьезную проблему. И если он каждый день критикует правительство Шарона, но точно так же и европейцев, то этот аргумент отпадает. Внутри Израиля Шарона критикуют намного больше, чем во всей Европе. Но там из-за этого антисемитизм не возникает. Вам не нравится Шарон, тогда поставьте его в затруднительное положение, но не говорите, что весь еврейский народ поддерживает Шарона. В Европе существует антисемитизм. Вопрос встает таким образом: а) достаточно ли он плох, чтобы провести соответствующую конференцию; в) достаточно ли он плох, чтобы принять против него законы; с) достаточно ли он плох, чтобы континент, который убил 6 миллионов евреев, и никто при этом и пальцем не пошевелил, чтобы этот континент почувствовал беспокойство? Мой ответ на все эти вопросы - да.

Пытаетесь ли Вы и Ваша организация вступить в диалог с мусульманами?

Об этом и речь. Если мы не будем вести диалога с мусульманами, как мы это делали в послевоенное время с христианами, то мы потерпим крах, не только мы, евреи, но и весь Запад, весь цивилизованный мир. Мусульмане не модернизировались. У них не было Реформации, напротив, у них встречаются рецидивы отсталости и насилия. Любая религия, проповедующая 'ислам или меч' или 'аллах акбар', будет иметь проблемы с диалогом. Никто не может претендовать на знание истины в последней инстанции - это первый принцип диалога.

Ведется ли такой диалог сейчас?

Да. Но удачным его не назовешь по той причине, что мусульмане, которые вступают с нами в диалог, не являются ключевыми фигурами. А ведущие мусульманские лидеры, готовые вести с нами диалог, могут оказаться из-за этого в опасности. Но конфликт с мусульманами - только одна из причин, почему евреи неуютно чувствуют себя в Европе, и это должно беспокоить европейцев. Даже если это чувство существует у сверхчувствительного меньшинства. Если главный раввин Франции рекомендует французским евреям не носить 'позорную шапку', если евреи начинают покупать квартиры в других странах, например в Израиле или США, если они забирают своих детей из государственных школ, если они видят, что поджигают их синагоги или школы, тогда мы подходим к опасной черте.

Франция запрещает в государственных школах носить платок, чтобы таким образом подчеркивалась принадлежность к Франции. А значит, запрещена и еврейская кипа. Вы считаете это правильным?

Нет. Но я и против запрета на ношение платка. Потому что считаю, что тем самым меньшинство загоняется в гетто, подталкивается к фанатизму. Это меньшинство не становится более светским, не становится частью общества, а изолируется от него. Таким образом, создаются два совершенно разных общества, появляются граждане второго сорта, они вытесняются на край общества и, возможно, встанут на путь насилия.

Интервью вел Клеменс Вергин

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.