Антисемитизм, бывший когда-то только европейской болезнью, приобрел всемирный характер. Уходящий в отставку премьер-министр Малайзии получает бурные аплодисменты лидеров 57 исламских стран после того, как он призвал их восстать против заговора евреев, стремящихся к контролю над миром. Посол Франции в Лондоне говорит присутствующим на обеде гостям, что Израиль - это "маленькая страна, почему мир должен находиться перед угрозой третьей мировой войны из-за этих людей?"

А, эти люди. Представитель Кофи Аннана (Kofi Annan) в Ираке называет политику единственного в мире еврейского государства - и единственного демократического государства на Ближнем Востоке - "большой опасностью для региона". Египетская правительственная ежедневная газета "Al-Gumhuriya" проявляет еще меньше дипломатичности, объясняя в статье, написанной заместителем редактора, что "это евреи с их невидимыми грязными руками стоят за всеми проблемами, бедами и катастрофами, происходящими в мире", в том числе, конечно, и за терактами 11 сентября 2001 года и недавними взрывами в Мадриде.

Именно в такой атмосфере Израиль предлагает свой односторонний уход из Газы - с переселением 7000 евреев, передачей палестинцам двадцати одного поселения со всей инфраструктурой и созданием первой независимой палестинской территории в истории - и встречает практически всеобщее сопротивление.

Более того, Израиль также выведет четыре небольших поселения с Западного берега, что придаст целостность палестинским территориям на серной половине Западного берега.

Арабы в различных выражениях осудили данный план как израильский унилатерализм, как отказ от плана "Дорожная карта", как хитрую уловку и как заговор. Малодушные европейцы последовали этому примеру. А когда Тони Блэр (Tony Blair) не пошел на поводу у толпы, то получил письмо, подписанное 52-мя осуждающими его дипломатами.

Атмосфера Нюрнберга достигла такой точки, что если бы Израиль объявил сегодня, что он намеревается существовать еще по меньшей мере один год, то Совет Безопасности ООН начал бы обсуждать резолюцию, осуждающую высокомерие Израиля и его стремление к односторонним действиям, в отношении которой Соединенным Штатам пришлось бы применять право вето. И только Великобритания соблюла бы приличия и воздержалась бы.

Ситуация становится еще хуже. Администрация Буша (Bush) подверглась атаке не только за поддержку плана ухода из Газы, но и за поощрение Израиля в этом рискованном предприятии двумя гарантиями: во-первых, палестинские беженцы будут возвращаться не в Израиль, а только в Палестину, и, во-вторых, Израилю не будет предъявляться требование восстановления границ 1967 года. В одном из редакционных комментариев этот факт был осужден как предательство Бушем тридцати лет американской дипломатии.

Полная чушь. Отказ в так называемом праве возвращения является ничем иным, как попыткой предотвратить ситуацию, в которой Израиль будет заполнен враждебными палестинцами, которые уничтожат единственное еврейское государство в мире. И что, это радикально? Вашингтон не должен был этого говорить?

И что в этом нового? Четыре года назад в Кэмп-Дэвиде это условие было центральным элементом плана Клинтона (Clinton). Как и условие, предусматривающее сохранение за Израилем небольшой доли территорий Западного берега, на которой живут тысячи евреев.

Более того, идея, согласно которой Израиль не будет принуждаться к возврату к границам 1967 года, уходит корнями в прошлое на 37 лет - как раз в 1967 год. Администрация президента Джонсона (Johnson) способствовала тому, чтобы руководящий документ по ближневосточному урегулированию - резолюция Совета Безопасности номер 242 - призывал к уходу Израиля "к надежным и признанным границам", а не к "прошлым границам". Также резолюция призывала Израиль покинуть "территории, оккупированные в 1967 году", а не просто "оккупированные территории", как того требовали арабские государства, и не "все оккупированные территории", как того требовал Советский Союз.

Посол Соединенных Штатов в ООН Артур Голдберг (Arthur Goldberg), посол Великобритании в ООН лорд Карадон (Caradon) и заместитель государственного секретаря США Юджин Ростоу (Eugene Rostow) вели очень тщательные переговоры по тексту резолюции. В последующие десятилетия они снова и снова объясняли, что основополагающая резолюция по конфликту не требовала от Израиля возвращения к границам 1967 года.

Столкнувшись с такими фактами, критики говорят: ну хорошо, может быть это и правильно, но Буш не должен был говорить этого в условиях, когда не ведется никаких переговоров. Однако именно это было предложено палестинцам во время переговоров в июле 2000 года в Кэмп-Дэвиде, причем с еще более щедрыми уступками Израиля. Ясир Арафат (Yasser Arafat) сказал "нет", а затем начал кровавую террористическую войну, в которой погибли около тысячи евреев.

Переговоры не ведутся потому, что по условиям плана "Дорожная карта" - принятого Организацией Объединенных Наций - не может быть никаких переговоров, пока палестинцы не покончат с террором и не уничтожат сам аппарат террора.

Утверждать, что ни Соединенные Штаты, ни Израиль не могут действовать в тот период, когда не ведутся переговоры, значит дать палестинцам, продолжающим террор, право вето против любых конструктивных действий США и Израиля - будь то уход из Газы, перенос поселений или создание условий для окончательного достижения мира, который обеспечит выживание еврейского государства. Это чрезвычайно абсурдный аргумент, являющийся рецептом бесконечного насилия и бесконечного тупика.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.