На предстоящем саммите в Стамбуле НАТО могла бы заявить о своей позиции в отношении Закавказья - стратегическое значение этого региона превращает его в чрезвычайно заманчивый 'приз'. В результате только что завершившегося расширения альянса, включающего и район западного Причерноморья, и планируемого расширения Европейского союза в том же направлении, Закавказье превращается в непосредственного 'соседа' западных международных структур.

Этот регион занимает центральное место в формирующейся геостратегической и геоэкономической системе, охватывающей все пространство от натовской Европы до Средней Азии и Афганистана. Он представляет собой уникальный канал для транспортировки энергоносителей Каспия на Запад - в страны евроатлантического сообщества, а также обеспечивает антитеррористической коалиции доступ на Большой Ближний Восток. По этим причинам Закавказье на практике оказалось в сфере евроатлантических стратегических интересов. Оставаясь соседом России, Закавказье фактически превратилось в евроатлантическую 'приграничную зону'. Подобное развитие событий, инициатором которого стали американцы, началось настолько недавно, что его последствия еще не получили надлежащей оценки, особенно в Западной Европе. В политическом плане - с точки зрения помощи в обеспечении безопасности, содействия укреплению государственности в странах региона и развития энергетических проектов - основную тяжесть обеспечения интересов всего Запада в Закавказье по прежнему несут Соединенные Штаты.

Хотя Европа куда больше заинтересована в обеспечении безопасности региона и развитии его энергетического сектора, вклад европейцев по сравнению с США остается ничтожным. Подобная диспропорция никогда не была оправдана, а сейчас, когда США столкнулись с 'перенапряжением ресурсов' из-за своих глобальных обязательств, она должна быть устранена усилиями европейских союзников Америки. НАТО сейчас лихорадочно пытается выработать стратегию в этом ключевом регионе, а ЕС приступил к пересмотру прежней позиции 'блестящей изоляции' по отношению к нему. Для продвижения своих общих интересов в Закавказье обе организации могут воспользоваться тем, что список их стран-участниц во многом совпадает.

Ключевую роль с точки зрения доступа к энергоресурсам и оперативным театрам боевых действий играют Грузия и Азербайджан. По воле географии и собственному политическому выбору эти две страны взяли на себя важные обязательства по содействию евроатлантическому сообществу. Будучи активными участниками антитеррористической коалиции, Грузия и Азербайджан предоставили странам НАТО и США право транзита и даже выделили небольшие воинские контингенты для участия в проводимых ими операциях на Балканах, в Афганистане и Ираке. В этом смысле, а также в политическом и дипломатическом отношении, Тбилиси и Баку фактически ведут себя как союзники США и НАТО. Тем самым обе страны готовы подвергнуть свою безопасность серьезному риску. Действовать они могут только в тандеме, и никак иначе: в качестве партнеров евроатлантического сообщества и кандидатов на членство в НАТО, да и просто в качестве жизнеспособных суверенных государств, Грузия и Азербайджан 'выстоят или погибнут' вместе.

Таким образом, стремление Грузии и Азербайджана к вступлению в НАТО представляется вполне разумным. Они хотят начать со стандартной процедуры реализации 'планов действий' по реформированию сектора безопасности и обеспечению боевой совместимости своих вооруженных сил с войсками НАТО. В решении этих долгосрочных задач обе страны тесно сотрудничают с США и Турцией. Грузия и Азербайджан уже прошли стадию чистого 'потребления безопасности': оставаясь в целом ее 'потребителями', они в какой-то степени и обеспечивают безопасность других за счет активного участия в антитеррористической коалиции и незаменимой геостратегической роли с точки зрения евроатлантического сообщества. Конечно, от соответствия стандартам членства в НАТО их отделяют годы, но эффективная система безопасности нужна этим странам уже сейчас. Альянс должен обеспечить эту систему в регионе еще до того, как они войдут в НАТО. Теперь, после завершения второго раунда расширения НАТО, альянсу пора заняться разработкой стратегии в отношении Закавказья. Целью первого этапа, осуществление которого может быть инициировано на предстоящем саммите альянса, должна стать привязка региона к евроатлантической системе с точки зрения безопасности и экономики, а затем, на этой основе - укрепление государственности стран Закавказья. В случае успешной 'привязки' можно будет приступить к этапу интеграции в НАТО, начав с Грузии и Азербайджана, и одновременно поощряя Армению к сближению с евроатлантическим сообществом. Естественно, в Грузии и Азербайджане, которые ориентируются на Запад, интересы альянса, а также ожидания и потребности самих этих государств носят совершенно иной характер, чем в Армении, ориентированной на Россию. И все же на этом этапе Армении следует предоставить возможность сделать в будущем иной выбор.

Грузия и Азербайджан готовы к ускорению процесса выработки частичной способности участвовать в коалиционных операциях. Можно отобрать некоторые воинские части для придания им боевой совместимости с войсками НАТО. Следует продолжать бесперебойное осуществление в Грузии программы обучения и оснащения ее вооруженных сил под руководством США, а в Азербайджане - ввести аналогичную программу в действие. При этом особое внимание следует уделять внутренним и пограничным войскам, а также наращиванию сил береговой охраны, чтобы обеспечить лучшую защиту морских границ и экономических зон этих стран в Черном и Каспийском морях.

Обе страны нуждаются в помощи для обеспечения неприкосновенности их воздушного пространства путем обмена с НАТО данными о воздушной обстановке, а также ускорения модернизации гражданских и военных аэродромов и морских портов в соответствии с натовскими стандартами. Подобные задачи следует зафиксировать в виде официальных соглашений с Грузией и Азербайджаном: об этом можно объявить - или по крайней мере получить полномочия для разработки таких соглашений - на стамбульском саммите. В случае явного успеха подобные меры по обеспечению безопасности могут побудить Армению к проведению более сбалансированной политики.

Кроме того, июньский саммит НАТО - самое подходящее место и время для политического признания альянсом стремления Грузии и Азербайджана присоединиться к Организации - перед ними надо открыть четкую перспективу вступления в виде Планов действия в области индивидуального партнерства (ПДИП). Требования этих планов должны быть достаточно высокими, чтобы уже к моменту следующего натовского саммита (2006 или 2007 г.) можно было перейти к Планам действия по вступлению в НАТО (ПДВ). Подобные планы, связанные с конкретными ориентирами, стандартами и сроками, несут в себе 'встроенные стимулы' для стран-кандидатов, и являются по сути неформальным политическим признанием со стороны альянса, что целью этих стран является вступление в его ряды. В Грузии и Азербайджане евроатлантический выбор не вызывает разногласий ни в политических кругах, ни в обществе. С внутриполитической точки зрения возможные препятствия для такой ориентации связаны в основном со слабостью самих этих государств и региональными конфликтами. Эти препятствия, доставшиеся в наследство от СССР, можно устранить за счет предоставления помощи в области безопасности и урегулирования конфликтов под эгидой евроатлантического сообщества, что позволит расчистить путь для институционального строительства и укрепления экономических связей с Европой. Как показывает опыт посткоммунистических государств Европы, перспектива вступления в НАТО играет и роль важного стимула реформ государства в целом и совершенствования институциональной эффективности гражданских секторов.

Постепенно эту процедуру, с теми же условиями и этапами, можно распространить и на Армению; но если Армения начнет тянуть время, или Россия будет возражать против ее включения в процесс, ни в коем случае не следует откладывать ее осуществление в отношении Грузии и Азербайджана. Но союзники должны создать и для Армении привлекательные стимулы с точки зрения безопасности. Для этого Соединенным Штатам придется взять на себя политическое руководство в урегулировании Карабахского конфликта - только они пользуются достаточным доверием как в Азербайджане, так и в Армении.

Подводя итоги, можно сказать, что 'привязку' Закавказья к евроатлантической системе необходимо начинать с распространения структур безопасности на этот регион. Расходы и нагрузка на ресурсы при этом будут ничтожно малы по сравнению с тем, что США и НАТО делают сегодня в других регионах, а получаемые альянсом стратегические преимущества имеют поистине исторический масштаб. Хотя США и возглавили этот процесс, из-за обширных обязательств, которые несет Америка по всему миру, европейские союзники должны сегодня вносить больший вклад в усилия по интеграции Закавказья. Новые члены НАТО, например прибалтийские страны и Румыния, хорошо знающие этот регион и готовые поделиться опытом собственного 'кандидатского стажа' в альянсе, с большим энтузиазмом относятся к участию в этом процессе.

Г-н Сокор - старший научный сотрудник вашингтонского Института фундаментальных стратегических и политических исследований (Institute for Advanced Strategic & Political Studies), выпускающего Политический информационный бюллетень (Policy Briefings series) по проблемам Евразии

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.