Наконец-то я нашел проамерикански настроенную страну.

Везде, где бы я ни оказался в Иране (за одним исключением), люди проявляли исключительное дружелюбие и без устали хвалили Соединенные Штаты, а также зачастую и президента Буша (Bush). Даже когда пару дней назад я был задержан в городе Исфахан за то, что спросил у группы молодых людей, не считают ли они исламскую революцию ошибкой (как выяснилось, они считали), полицейские вели себя вежливо и отпустили меня после извинений.

Их извинений, а не моих.

В первый день своего пребывания в Тегеране я остановился в "Притоне шпионов", как называют сейчас бывшее американское посольство. Его стены покрыты надписями, в которых Америка называется "великим злом" и "самым главным злодеем среди всех государств", а также рисунками Статуи свободы с черепом вместо лица.

Затем я подошел поговорить к одному из военнослужащих подразделения Революционной гвардии, размещенного сейчас на территории комплекса. Это был молодой солдат, который очень скоро признался, что его любимым фильмом является "Титаник". "Если бы я мог, я бы уехал в Америку хоть завтра", - с тоской сказал он. После небольшой паузы он добавил: "К черту всех мулл".

В 1960-х и 1970-х годах США потратили миллионы долларов на поддержку прозападного шаха-реформатора - а в результате наши дипломаты оказались в заложниках. С тех пор Иран управлялся муллами, которые отвергают все, что мы поддерживаем. А сейчас люди останавливают меня на базаре, чтобы высказать похвалу Америке и Джорджу Бушу.

Все американское, от синих джинсов до телесериалов, очень почитается, так как быть проамерикански настроенным - значит нанести хоть какой-то удар по иранскому режиму. В книжных магазинах на вас глядит Хиллари Клинтон (Hillary Clinton) с обложек трех пиратских изданий ее биографии.

"Это бестселлер, хотя она продается не так хорошо, как 'Гарри Поттер', - говорит тегеранский книготорговец Гейдар Данеш (Heidar Danesh). - Также хорошо распродаются Джон Гришем (John Grisham), Сидни Шелдон (Sidney Sheldon) и Даниэла Стил (Danielle Steel)".

Молодые иранцы постоянно задают вопрос: "Как мне попасть в США?" Я спрашиваю, почему они хотят попасть в страну, осуждаемую за "отвратительное, ужасное, неправильное поведение", однако оказывается, что именно оно и является главным притягательным фактором. Очень многие не верят ни одному слову иранской пропаганды.

"Мы научились делать совершенно противоположные выводы из того, что видим по телевидению, так как там передается сплошная ложь, - говорит двадцатилетний студент. - Поэтому если по телевизору говорят, что Америка ужасна, то, возможно, она является лучшим местом для проживания".

Действительно, многие иранцы, судя по всему, убеждены, что американские военные кампании в Афганистане и США идут хорошо, и они говорят об это с большим убеждением, чем любой представитель Белого дома.

По результатам общественного мнения 74 процента иранцев желают диалога с Соединенными Штатами. Эти данные настолько рассердили власти, что они арестовали организатора этого опроса. Иран также является единственной известной мне мусульманской страной, в которой граждане ответили на атаки 11 сентября бдением с зажженными свечами в знак сочувствия.

В американо-иранских отношениях может наступить кризис, вызванный ядерной программой Тегерана, которая, судя по всему, продвинулась настолько далеко, что уже в конце следующего года Иран сможет создать свою первую бомбу. Администрация Буша поступает правильно, обращая внимание на этот вопрос, однако ей следует вести себя очень осторожно, чтобы не разжечь иранский национализм и не подтолкнуть объединение народа вокруг режима. Мы должны продемонстрировать по принимаемым в Иране спутниковым каналам доказательства, которые подчеркнут, что режим тратит деньги на программы создания ядерного оружия, что будет способствовать дальнейшей изоляции Ирана и нанесет вред его экономике.

Предоставленная сама себе, иранская революция движется к краху, и существует больше шансов, что в ближайшем десятилетии проамериканское демократическое правительство возникнет скорее в Тегеране, чем в Багдаде. Аятоллы очень надеются на то, что сторонники жесткой линии из Вашингтона продолжат свою нелепую дипломатию, которая вызывает рост иранского национализма, укрепляющего нынешний иранский режим - как это было, когда президент включил Иран в "ось зла".

А что касается того единственного момента, когда со мной обошлись негостеприимно - это произошло в чайхане неподалеку от базара в Исфахане, где я брал интервью у религиозных консерваторов. Они были настроены тепло и по-дружески, однако молодые люди через два столика от нас повели себя грубо, орали на меня, обвиняя меня в том, что я являюсь американским пропагандистом. Вот таким образом я столкнулся в Иране с враждебным отношением - со стороны компании молодых европейцев.