Ратификация парламентами России, Украины, Беларуси и Казахстана договора о создании 'Единого экономического пространства' вызвала беспокойство в западном мире. К сожалению, 'коленный рефлекс' в Вашингтоне автоматически обеспечивает такое положение, что любые снижения ограничений или стремление к более тесной интеграции между Россией и другими республиками бывшего СССР рассматриваются как нечто плохое.

Признавая с неохотой, что создание единого экономического сообщества не означает восстановления Советского Союза, некоторые эксперты, тем не менее, высказывают свою озабоченность по поводу того, что Россия будет использовать свое положение доминирующей державы на Евроазиатском континенте для того, чтобы оказывать 'ненадлежащее' влияние на экономическую политику и политику безопасности сопредельных с ней стран. Другие заходят еще дальше в своих опасениях и рассматривают создание ЕЭП в качестве одного из элементов заговора, готовящегося в Москве с целью задержать расширение влияния институтов евро-атлантических организаций на постсоветское пространство.

Януш Бугайский (Janusz Bugajski), представитель Центра стратегических и международных исследований, в одной из своих последних публикаций в The National Interest завил, что 'Путин пришел к выводу, что теперь у него развязаны руки для того, чтобы воссоздать цепочку вассальных государств'. Если позволить России и далее претворять в жизнь свою политику широкой интеграции с другими бывшими советскими республиками, это 'усилит экспансионистские амбиции России в этом регионе, который все еще испытывает слабость'. Выступая перед Комитетом палаты представителей США 18 марта, Стефен Сестанович (Stephen Sestanovich) заявил, что 'США и их союзники постоянно, и без всяких извинений, должны поддерживать соседей России в случаях, когда она начинает оказывать на них давление'.

Если США и Европейский союз действительно и озабочены возможным восстановлением 'новой российской империи' на обломках Советского Союза, они не очень-то торопятся сделать как можно больше для решения этой проблемы. И это не вследствие недостатка возможностей. Брюссель и Вашингтон обладают более чем достаточным арсеналом средств для того, чтобы мирным путем предотвратить это. Имея ВНП в 346 млрд. долларов, Россия не сможет превзойти евро-атлантическое сообщество, которое в совокупности производит товаров и услуг на сумму в 20 триллионов долларов в год.

Российскому влиянию на 'ближнее зарубежье' можно легко противопоставить гарантии бывшим советским республикам, таким как Украина, Грузия или Узбекистан, более широкого доступа на европейский и американский рынки. Так же можно ввести и более благоприятный визовый режим (включая предоставление возможности рабочим из бывших республик СССР переезжать на Запад на постоянное место жительства и высылать приглашения своим родным). И конечно, Запад мог бы предоставить большие объемы помощи и капиталовложений.

Впрочем, зря вы затаили дыхание. Да, кое-что по мелочи в этом плане сделать можно - в виде разрозненных проектов и программ, однако вступление восьми стран бывшего советского блока в Евросоюз - задача, на воплощение которой уйдут годы (что очень быстро уничтожает весь оставшийся энтузиазм европейцев в отношении решения проблем, существующих где-то на востоке). Склонность США к ведению дел в одностороннем порядке куда-то пропадает, когда нет партнеров для того, чтобы разделить бремя ответственности.

Администрация Буша-младшего столкнулась с серьезными трудностями, когда проталкивала в конгрессе проект об оказании помощи Ираку в размере 82 млрд. долларов. Нет никакого желания также брать на себя и расходы по реабилитации Евразии.Так какое же решение можно предложить? Постараться надавить на Россию, чтобы она 'убрала руки', и в то же время намекнуть другим странам в Евразии, что более тесная интеграция с Россией может подвергнуть риску их 'выбор в пользу Европы'.

Это будет на самом деле эффективно. Попробуйте сказать украинскому рабочему, что его страна не войдет в Евросоюз в 2029 году в связи с имеющимся положением о единой валюте в едином экономическом пространстве. А потом рассмотрите экономические реалии. В 2004 году торговый оборот товаров и услуг между Россией и Украиной ожидается на уровне 20 млрд. долларов (при имеющемся ВНП Украины в 41 млрд долларов).

Однако в настоящее время складывается такое отношение к Украине, Грузии или Казахстану: лучше они будут беднее, чем ближе к России - очень удобное отношение для тех, кто считает, что в бедность - порок. Михаил Горбачев правильно прочувствовал это, написав в своей статье в The Financial Times на прошлой неделе, что 'процесс региональной интеграции четырех республик основан на взаимных экономических интересах'.

Если Запад считает, что не в его интересах, чтобы во главе Евразии стояла Россия, то он должен принять какое-либо решение, однако при этом быть готовым поддержать его реальными ресурсами. В ином случае ему придется признать, что союз во главе с Россией может послужить реальным двигателем экономического роста, что гораздо более предпочтительно для стран этого региона, чем продолжающаяся экономическая стагнация.

Николай Гвоздев, редактор In The National Interest