Москва, 5 мая 2004 года. Английский юморист Роальд Даль (Roald Dahl) как-то написал рассказ о человеке, который владел секретом видеть через карты. Естественно, ему приходилось это скрывать, если он хотел срывать крупные куши в казино. Как известно всем профессиональным карточным игрокам, руководство казино постоянно стремится выявлять игроков, которые играют по системе, способной победить возможность проигрыша. Руководство казино также имеет законное право создавать собственные системы, которые гарантируют проигрыш для их клиентов; законным является и запрет на игру для тех клиентов, которые достаточно умны, чтобы преодолеть эти системы.

Алишер Усманов - российский бизнесмен, который думает, как казино. Он пользуется репутацией человека, который любит делать крупные ставки, поскольку такая игра привлекает деньги других. Однако ему не нравится рисковать собственными деньгами. В прошлом месяце Усманов проиграл самую крупную сумму в своей жизни, несмотря на то, что, по мнению многих, он совершил очень продуманный заход в казино, именуемое финансовым рынком лондонского Сити. Но если бы Усманов более внимательно изучил обстановку, то знал бы, что здесь рисковать не стоит, если только прежде не купишь казино.

Усманов проиграл после того, как в течение года скупал акции находившейся в стесненных обстоятельствах англо-голландской сталелитейной компании "Corus". Пока Усманов их покупал, он также намекал английской прессе насчет своих амбициозных планов в отношении компании "Corus": он говорил, что намерен стать крупным акционером, чтобы занять место в совете директоров компании и наладить деловые связи между компанией "Corus" и сталелитейным заводом и рудником, которые он контролирует в России. Чем больше он делал себе паблисити и чем больше покупал акций компании "Corus", тем выше поднималась цена этих акций. За год принадлежащая Усманову офшорная компания "Gallagher" приобрела 14% акций компании "Corus", и Усманов стал вторым наиболее крупным акционером этой сталелитейной компании. За этот период цена акций выросла с 4 английских фунтов стерлингов 13 марта 2003 года до 45 фунтов 9 марта 2004 года. Усманов мог бы рассчитывать на десятикратные, по меньшей мере, прибыли от своих ранее купленных акаций, если уж не от тех, что были приобретены позднее. Он отказывается раскрывать детали, но можно оценить, что на эту сделку он потратил не менее 200 млн. долл. США.

Руководство компании "Corus" неоднократно отвечало на заявления Усманова представителям средств массовой информации (СМИ), говоря, что оно не утвердит его ввод в состав совета директоров. Но, кроме туманных общих фраз, руководство ни разу не объяснило, почему. Руководство также отбило попытки Усманова наладить деловые отношения между двумя группами производителей стали. Покупка акций компанией "Gallagher" была выгодна руководству компании "Corus"; сам Усманов, как решило руководство, был им не нужен.

Не ясно, что выигрывает Усманов в финансовом плане, продолжая вкладывать деньги в погоне за рискованными барышами на идущем на подъем рынке после того, как он подсчитает доходы от купленных вначале акций. Его горно-обогатительный комбинат "Лебединский", крупнейший в России, уже работает почти на полную мощность и экспортирует почти треть своей продукции за пределы России. Усманов практически не имеет возможности предложить свою руду компании "Corus". Что касается принадлежащего Усманову сталелитейного производства, Оскольского электрометаллургического комбината, ассортимент его продукции не устраивает компанию "Corus".

Сам Усманов и его пресс-секретарь не устают делать заявления, которые позднее отказываются детализировать. Соответственно, есть три теории по поводу того, что в действительности нужно Усманову от компании "Corus". Первая гласит, что он рассматривал совет директоров как трамплин для вхождения в английский финансовый истеблишмент. Усманову был нужен билет на респектабельность, поскольку в Москве он пользовался репутацией корпоративного забияки, который силой пробивался в предприятия, действуя от имени руководства ОАО "Газпром" или в союзе с президентом ОАО "Лукойл" Вагитом Алекперовым. Самый сильный урон репутации Усманова был нанесен в результате его налета на алмазную трубку, которая была найдена в Архангельской области в 1996 году небольшой канадской компанией "Archangel Diamond Corporation" (ADC), принадлежащей сегодня концерну "De Beers". В поданных в американские суды исках Усманова (и Алекперова) обвиняют в крупном мошенничестве. Суды первой инстанции вынесли решения о неподсудности данных дел американской юрисдикции, однако по этим делам были поданы апелляции. Обвинения против Усманова остаются без судебного рассмотрения, причем не только в Соединенных Штатах, но также и в арбитражном суде в Швеции.

Вторая теория кампании Усманова с целью внедриться в "Corus" связана с первой. Якобы, он шантажирует компанию, то есть, скупая ее акции, намеревается впоследствии предложить их, либо интересы своего сталелитейного производства, или то и другое сразу обратно компании "Corus", но не собирается становиться акционером этой компании на длительный срок. В Москве знают Усманова скорее как финансового инвестора, нежели чем стального короля. Его целью, если следовать данной теории, является подвести руководство компании "Corus" к тому, что оно будет готово избавиться от его нападок, предложив выкупить у него акции. Это может быть сделано в нескольких вариантах, в том числе и посредством совместного предприятия с участием российского сталелитейного завода, рудника и компании "Corus"; или же это может быть простая сделка с выдачей наличных. Концерн "De Beers" именно так расценил налет Усманова на ADC: Усманов намекнул, что за соответственную цену он, возможно, оставит ADC в покое. Как и компания "Corus", концерн "De Beers" предпочел сражаться, но не платить отступных.

Третья теория толкования намерений Усманова опирается на проблемы, которые Усманов, согласно его собственным словам, имел в "Газпроме", когда администрация Путина почти 3 года назад начала реорганизацию этой компании. Именно тогда несколько друзей Усманова оказались за дверью вслед за Ремом Вяхиревым. Усманов в то время признавал, что ощущает давление на свои предприятия со стороны нового руководства "Газпрома" во главе с Алексеем Миллером, которое начало расследование того, что сделал Вяхирев с авуарами "Газпрома", и как он их продал. Через "Газпроминвест", которым руководил Усманов от имени Вяхирева, Усманов завладел и сталелитейным заводом, и рудником. Если бы Миллер хотел, то мог бы отнять у Усманова эти предприятия. Но это было в то время. Сегодня ситуация в "Газпроме" изменилась, и Усманов считает, что угрозы для него больше не существует. Но в тот период времени было резонно считать, что в случае угрозы контролю Усманова над Оскольским и Лебединским предприятиями ему следует попытаться их продать и вложить деньги в офшорные компании. "Corus", как гласит эта теория, была для Усманова средством - причем простым и прибыльным - вывести деньги из России, чтобы вложить их в офшорные компании.

Шестнадцатого марта Усманов думал, что сильно постучит в двери казино и станет угрожать взорвать его, если его не пустят туда на его условиях. Угроза "принять стратегические и тактические меры против компании 'Corus'" содержалась в интервью, опубликованном в газете "The Financial Times" 16 марта с.г. Усманов полагал, что компания "Corus" настолько же испугается этой статьи в газете, насколько сильное впечатление произвела она на него самого. Взяв к себе на работу в качестве корпоративного председателя также лорда Дэвида Оуэна (David Owen), бывшего лидера Либеральной партии и бывшего министра иностранных дел Великобритании, Усманов, быть может, полагал, что на его стороне теперь и перо, и меч.

Ему удалось привлечь на свою сторону дюжину известных в СМИ имен, однако он не сумел сломить сопротивления руководства компании "Corus" или оппозиции акционеров. На ежегодном общем собрании 22 апреля они отказались рассматривать его кандидатуру в состав совета директоров. Тогда Усманов предложил паллиативное решение. Если вы не хотите видеть меня в совете директоров, сказал он, я предлагаю вместо себя человека, которому в свое время вы доверяли руководить компанией "Corus", находящегося в отставке Адриануса ван дер Вельдена (Adrianus van der Velden). Был предложен голландец, который должен был действовать в интересах россиянина. Однако накануне голосования Усманову стало известно, что ни "The Financial Times", ни Оуэн не принесли ему большого числа сторонников среди тех, кто будет голосовать. Действительно, прибавка к тем 13,39%, которые он уже контролировал, была настолько незначительной, что Усманов решил, что будет лучше отступить, чем позволить зафиксировать в истории масштабы своего поражения. Кандидатура Адриануса ван дер Вельдена была снята до того, как по ней смогли проголосовать акционеры. Остальные четверо кандидатов в совет директоров были все избраны более чем 98% голосов "за".

"Мы не собираемся отступать", - был ответ пресс-секретаря Усманова, когда он уходил. На что руководство компании "Corus" ответило намеками, что Усманову не удалось преодолеть свое российское досье. "Брошенный компанией 'Gallagher' вызов корпоративным принципам Соединенного Королевства, - сказано в заявлении компании "Corus" - вывел из себя руководство компании".

Хотя поражение Усманова было приглушенным, это была первая контратака на крупного российского бизнесмена, который пытался преуспеть на лондонском рынке. С точки зрения Усманова, это поражение следует закамуфлировать, если только он все еще хочет купить билет на респектабельность или же шантажировать компанию. Ему уже удался трюк с выводом капиталов, и он, вероятно, не станет терять новые деньги, добавляя к своему холдингу новые акции компании "Corus".

Но во всем этом есть также и урок для других российских бизнесменов, которые в настоящее время пытаются поработить лондонский рынок: для Романа Абрамовича, владельца российских нефтяных и металлургических предприятий, а также английского футбольного клуба "Chelsea" и богатейшего человека Великобритании. Для него, как и для Усманова, может наступить момент, когда его здесь догонит его российское досье вне зависимости от того, сколько предприятий и других видов имущества он приобрел. Ибо есть и другой урок, который еще предстоит усвоить российским игрокам в отношении лондонского Сити: казино можно арендовать, но нельзя его купить.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.