Индонезия долгое время служила площадкой для игр западных нефтяных гигантов. Их имена очень хорошо известны: "Unocal", "Caltex", "British Petroleum", "ExxonMobil" - и это лишь немногие из них. На протяжении десятилетий эти западные гранды занимали свои участки в Юго-восточной Азии, зарабатывая миллиарды на черном золоте. Однако времена - и игроки - начинают меняться: на сцену выходит Китай. В начале этого года руководители американских нефтяных компаний были поражены, когда находящийся в Вашингтоне с визитом министр энергетики Индонезии Пурномо Юсгианторо (Purnomo Yusgiantoro) отчитал их за то, что они проигрывают китайским компаниям в борьбе на нефтяном и газовом рынке его страны. "Если американские бизнесмены не станут более активными, то их присутствие в Индонезии будет сокращаться и сокращаться, - предупредил министр. - Возможно, вам следует поучиться у китайцев. Они очень агрессивные".

Китай просто не может себе позволить не быть агрессивным. Всего десять лет назад Пекин был только экспортером нефти. Однако в этом году Китай опередил Японию и стал вторым в мире после Соединенных Штатов импортером. Везде, где только можно, Китай ищет энергоресурсы, необходимые ему для поддержания бурного развития экономики. Действительно, стремительный рост - более 9 процентов в 2003 году - делает потребности страны в энергоресурсах очень острыми. Прошлым летом из-за волны отключений электричества были закрыты предприятия более чем в 20-ти провинциях. Все больше и больше китайцев покупают свои первые автомобили: в 2003 году на материковой части Китая было приобретено около двух миллионов автомобилей, эксперты ожидают, что к 2014 году по дорогам Китая будут ездить сто миллионов пожирателей бензина. После того, как у них сорвалось несколько сделок, китайцы поняли, что международная охота за нефтью и газом является очень конкурентной, непредсказуемой и иногда весьма ожесточенной борьбой. "Среди крупных государств наблюдается острое соперничество за поставки зарубежной нефти, - отмечает генеральный менеджер крупнейшего нефтяного месторождения Китая Вань Юпу (Wang Yupu). - Мы все конкурируем друг с другом".

Один из самых последних уроков в международной борьбе за нефть Китай получил от своего северного соседа. В мае прошлого года президент Ху Цзинтао (Hu Jintao) прибыл в Москву, чтобы подписать 25-летнее соглашение на сумму 150 миллиардов долларов США между государственной Китайской нефтяной национальной корпорацией (КННК) и крупнейшей нефтяной компанией ЮКОС. Соглашение предусматривало строительство нефтепровода протяженностью 2400 километров. Пекин был уверен в сделке, в результате которой он мог бы получать около полумиллиона баррелей нефти в день. Сделка означала бы, что две великие державы наконец-то преодолели десятилетия острого соперничества и предпочли заключить союз, объединяющий крупнейшего в Азии экспортера нефти с крупнейшим ее импортером.

Все так и было бы, если бы в сделку не вмешалась Япония. Токио, которому приходится импортировать практически всю потребляемую нефть, поднял ставки, предложив пять миллиардов долларов за строительство нефтепровода и еще несколько миллиардов за разработку и эксплуатацию месторождений. Японское предложение предусматривало строительство нефтепровода до российского тихоокеанского порта Находка - в обход Китая. Однако российские чиновники, несомненно, увидели в нем и стратегическое преимущество: нефтепровод, заканчивающийся на побережье, сулит перспективы продажи нефти разным покупателям, в том числе Японии, Южной Корее, Китаю и Соединенным Штатам. Если бы такой поворот событий не расстроил бы эту сделку, то она все равно сорвалась бы из-за ареста руководителя ЮКОСа Михаила Ходорковского по обвинениям в уклонении от уплаты налогов. "После ареста Ходорковского у китайцев исчезли все лоббистские возможности", - говорит Василий Михеев, специалист из Института Дальнего Востока Российской Академии Наук.

Принимая во внимание соперничество, которое сопровождает гонку за энергоресурсами, Китай теперь следует путем, проверенным многими западными странами: он заигрывает с государствами Персидского залива. Четырнадцать лет назад у Китая даже не было дипломатических отношений с Саудовской Аравией, крупнейшим экспортером нефти в мире. А теперь китайские дипломаты проводят в Эр-Рияде все больше времени, саудовские нефтяные чиновники обучают китайских управленцев, а связи между двумя странами крепки как никогда. Неудивительно, что китайская сторона устроила ВИП-прием министру нефтяной промышленности Саудовской Аравии Али Аль-Наими (Ali al-Naimi) во время его визита в Китай в начале апреля. И это может окупиться: министр укрепил надежды на заключение долгожданного контракта на сумму в три миллиарда долларов, в рамках которого будет осуществлено расширение действующего нефтеочистительного завода, и будет построено предприятие по производству этилена. Если сделка состоится, то это приведет к росту экспорта энергоресурсов из Саудовской Аравии на 50 процентов. "Sinopec", китайское нефтеочистительное предприятие, имеющее крупную долю в проекте, в начале этого года уже получило лицензию на разработку газового месторождения площадью около 40000 квадратных километров в Саудовской Аравии.

Пекин даже надеется получить некоторую долю нефтяных контрактов в послевоенном Ираке. В феврале группа китайских дипломатов в бронежилетах приехала в Багдад для открытия разрушенного ранее китайского посольства. Практически первым пунктом в их списке задач стояло возрождение договоренностей 1997 года о поставках иракской нефти. Во времена правления Саддама (Saddam) Китай импортировал 3,7 миллионов баррелей иракской нефти в год, причем некоторую ее часть - нелегально. Как стало известно "Newsweek", коррумпированные китайские комиссары танкерами покупали незаконную, низкокачественную нефть, которую затем контрабандным путем доставляли на восточное побережье Китая.

Следует еще раз отметить - проблема энергетического кризиса стоит в Китае настолько остро, что он готов использовать любые возможности. Китайские посланники появляются в богатых ресурсами странах, таких как Судан и Ангола, куда опасаются приходить другие страны. Китайская нефтяная национальная корпорация и "Sinopec" заключили сделки с суданскими производителями после того, как западные инвесторы были вынуждены покинуть страну из-за американских санкций. Решение Пекина о строительстве нового очистительного завода в раздираемой войной стране заставило изумленно поднять брови многих представителей нефтяной отрасли. "Никто в Африке больше не хочет строить нефтеочистительные заводы, - говорит Марк Эллион из африканской компании "CITAC", предоставляющей консалтинговые услуги на нефтяном рынке. - Все считают, что проникновение Китая на суданский рынок является частью определенного плана этой страны. Китайцев больше волнуют не экономические, а стратегические вопросы".

И эту стратегию можно описать как заключение самых различных сделок. Не сумев заключить несколько крупных сделок со своими соседями, и по понятным причинам не желая впадать в зависимость от ближневосточной нефти, Китай постоянно расширяет зону поиска энергоресурсов. Ху Цзинтао и его свита из числа рыщущих в поисках нефти чиновников были замечены в Ливии и в Габоне. В январе Ху Цзинтао совершил тур по нефтедобывающим странам Африки, подписав сделку в Габоне и заложив основы для дальнейшего сотрудничества с Чадом и Нигером. Китайские дипломаты путешествуют по свету в поисках "стратегических, стабильных, длительных взаимоотношений" с ключевыми поставщиками энергоресурсов, как выразился один из представителей Министерства иностранных дел Китая. Сейчас объектом их внимания является Австралия. "Экономика Австралии близко перекликается с нашей, - говорит один дипломат. - Они хотят экспортировать именно то, что нам нужно". Недавнее соглашение о поставках сжиженного природного газа на сумму в 21 миллиард долларов США из месторождения на западном побережье Австралии стало одной из крупнейших коммерческих сделок. И вновь при подписании соглашения присутствовал Ху Цзинтао. "Китай имеет великую историю, - говорит Тим Харкорт (Tim Harcourt), ведущий экономист "Austrade", организации, отвечающей в Австралии за развитие торговли. - В то время как экономики других азиатских стран страдают от экономических кризисов и технологических катастроф, в Китае продолжается уверенный экономический рост".

Однако этот рост может оборваться, если Китай не будет получать нужное ему количество нефти. В мае прошлого года, когда китайские фирмы пытались купить крупный пакет акций каспийского нефтяного месторождения Кашаган, западные и японские компании сорвали эту сделку. Предполагается, что российские чиновники рассматривают возможность строительства ответвления от основного нефтепровода, которое пойдет в Китай, однако многие аналитики полагают, что это никогда не произойдет, несмотря на все старания китайской стороны. Если Китаю и достанется нефть из российско-японского нефтепровода, то получит он ее на общих основаниях, путем покупки на открытом рынке. Однако Китай уже сделал соответствующий ответ: в январе он прекратил экспорт сырой нефти в Японию, расторгнув контракт, который был заключен еще в 1972 году. Хотя уроки, получаемы в ходе поисков энергоресурсов, бывают достаточно болезненными, у Китая нет времени на их осмысление. Он очень занят стремлением - агрессивным стремлением - к заключению следующей сделки.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.