Американские официальные лица проигнорировали результаты опроса иракского населения, проведенного в феврале компанией Эй-Би-Си. Согласно данным опроса, около двух третей суннитов и одной трети шиитов выступают против американо-британской оккупации и ощущают себя "униженными" в связи с вторжением войск коалиции.

Они игнорируют тот факт, что около двух третей шиитов и одна треть суннитов выступает в поддержку актов насилия против коалиционной группировки и за немедленный вывод иностранных войск с иракской территории.

Они рассуждают о повстанцах как о "незначительном меньшинстве" только потому, что лишь незначительное меньшинство участвует в нападениях на коалиционные войска и объекты в Ираке. Однако в любом повстанческом движении принимает непосредственное участие только незначительная часть населения, и такое положение вещей ни в коей мере не может служить мерилом поддержки, оказываемой повстанцам.

Они просто не видят, какое отчуждение у иракцев и в целом у арабов вызвало сближение США с Израилем и премьер-министром Ариэлем Шароном. Они не признают полного провала информационных операций США и тот факт, что жители Ирака смотрят по спутниковому телевидению враждебные арабские телеканалы и читают газеты, полные дезинформации и материалов о заговоре Запада.

Они оценивают степень успеха программ помощи по количеству подписанных контрактов, взятых финансовых обязательств, по таким показателям, как мегаватты и тонны, но ни в коем случае не по реальному практическому успеху, мерилом которого является завоевание умов и сердец. Они не могут понять, что призывы США к свободе, демократии и реформам ассоциируются у иракцев с вмешательством Вашингтона во внутренние дела арабских государств, что у жителей Ирака вызывает негодование негативное и небрежное отношение американцев к исламу и арабской культуре, что иракцы с готовностью воспринимают все теории о заговорах с целью установления контроля над иракской нефтью, о неоимпериализме и отстаивании Америкой "интересов сионистов".

Такое впечатление сложилось у меня во время недавней поездки в регион. Я вернулся в США на прошлой неделе и считаю, что ситуация в Ираке стала как никогда угрожающей.

Наибольшую озабоченность у меня вызывает тот факт, что американские политики просто не понимают, что "победы" войск США зачастую превращаются в политические поражения. Иракским повстанцам не нужно вести бои в военном смысле этого слова, им достаточно просто оказывать целеустремленное и храброе сопротивление единственной мировой сверхдержаве.

Последние несколько недель такого сопротивления поставили под большое сомнение политическую правомочность временной администрации во главе с США и переходного Правящего Совета Ирака. Проамерикански настроенные иракцы разобщены и слабы, а привязанность США к некоторым особо непопулярным членам Совета, особенно к Ахмаду Чалаби, наносит все больший вред. В результате США теряют возможность и способность установить законность в Ираке - и это происходит в тот момент, когда такая законность особенно нужна для передачи власти иракскому руководству 30 июня.

В предстоящие недели и месяцы США должны поставить перед собой реальные цели, чтобы свести к минимуму опасность возникновения гражданской войны и помочь иракцам взять власть в свои руки. Это означает, что иракцам следует как можно скорее передать все политические функции и функции по обеспечению безопасности. Одновременно США должны поддержать усилия ООН по обеспечению политической легитимности Ирака.

Ключевыми шагами в этом направлении могут стать следующие.

- Необходимо признать, что "нельзя вычерпать реку". Сегодня просто невозможно ликвидировать силы повстанцев или разоружить наиболее беспокойные районы. В Фаллудже и подобных ему районах слишком сильны симпатии к повстанцам, там спрятано слишком много оружия, там слишком много уязвимых мест. Это не означает, что США должны прекратить борьбу с повстанцами. Это означает, что США должны признать: повстанцев нельзя полностью уничтожить. Вместо этого американские войска должны использовать тактику сдерживания.

- Следует усиливать роль иракских сил безопасности и приходить к ним на помощь по первому зову. Надо понять, что силы безопасности, действуя во враждебных районах, будут находиться в трудном положении; от них не следует ожидать большего, чем выработка своеобразного временного соглашения с повстанцами.

- Необходимо прямо и недвусмысленно отвернуться от непопулярных в переходном Правящем Совете фигур, таких как Чалаби. Следует открыть двери политики для шиитских оппозиционеров, суннитских повстанцев и бывших членов партии Баас.

- Нужно иметь дело со всеми шиитами, а не только с теми, кто дружественно настроен. Следует без лишней суеты войти в контакт с Ираном, чтобы по мере возможности наладить любую форму политического диалога.

- Пусть наряду с американскими представителями перед прессой выступает представитель Ирака. Необходимо снизить роль США в формировании политического будущего этой страны.

- Следует восстановить план "Дорожная карта" и работу так называемой "четверки".

- Нужно отказаться от инициативы по великому Ближнему Востоку в ее нынешнем виде. Хватит говорить о региональной демократии и свободе в условиях, когда отсутствуют ответственные политические партии и не проводятся реформы, необходимые для того, чтобы заставить демократию работать.

США должны быть готовы помочь такому Ираку, который способен помочь сам себе, они обязаны поддержать реальное установление суверенитета страны. Вашингтону следует ясно продемонстрировать, что у него есть конкретный план выхода из Ирака, что он не заинтересован в создании на иракской территории военных баз или в контроле над иракской нефтью. Америка должна дать понять Ираку, что не останется с ним, если в стране произойдет дестабилизация обстановки, если страна погрузится в пучину гражданской войны или приведет к власти еще одного диктатора.

Энтони Кордсман работает экспертом по вопросам обороны и разведки в Центре стратегических и международных исследований в Вашингтоне. Он является автором книги "Война в Ираке: стратегия, тактика и военные уроки"