С 1 мая Украина граничит с Европейским союзом. Во Львове - бывшем Лемберге - хотели бы, чтобы граница ЕС как можно быстрее передвинулась еще дальше в восточном направлении. Ведь Галиция относится к Европе, а не к России. Но люди на Восточной Украине думают иначе.

Львов/Тернополь. 'Мы уже десять лет пытаемся доказать, что принадлежим к Европе, - с горечью говорит Ирена. - Но со времени расширения Европейского союза у нас такое чувство, что мы заперты снаружи'. Эти слова застыли на губах почти всех жителей западноукраинского города Львов.

С начала мая граница Европейского союза проходит в восьмидесяти километрах от этого города. Польское консульство во Львове ежедневно выдает по тысяче виз. Но этому придет конец, когда новоиспеченный член ЕС Польша через пару лет войдет в Шенгенскую зону. 'Чтобы получить немецкую визу мне приходится два раза ездить в Киев, - говорит Ирена, работающая в гуманитарной организации, субсидируемой на деньги немецких налогоплательщиков. - И надо еще ждать получения визы'.

В отличие от балканских стран, таких как Румыния и Болгария, и даже мусульманская Турция, Украина не входит в список стран, ожидающих вступления в Европейский союз. 'Для нас очень больно, что Европейский союз обходится с нами, как с буферным государством между ЕС и Россией, - говорит политолог, профессор Львовского университета Мыколай Хетманчук. - Россия все еще рассматривает Украину не как независимую страну, а как своего рода приграничную территорию. Я боюсь, что наша политическая элита будет еще больше ориентироваться на Москву, если ЕС будет продолжать исключать возможность нашего присоединения к союзу'.

Во Львове понятие 'европейский' противопоставляется понятию 'российский'. С четырнадцатого века Львов был польским городом, затем более века он был австрийским Лембергом, затем снова Львовом, и только в 1939 году его аннексировала Москва.

'Чем дольше продолжалось правление Москвы, тем меньше оставалось от украинской самобытности и языка, - разъясняет профессор Хетманчук. - На левом берегу Днепра двенадцать поколений выросли в Российской Империи. На правом берегу - восемь поколений. А мы здесь, в Галиции, пять веков жили под Польшей. Здесь европейское мышление.

Это можно сравнить с Сербией и Хорватией. Это - тоже один народ. Но сербы придерживаются восточного православия, а хорваты - католики и принадлежат Европе. Мы относимся к греческо-католической церкви. Мы признаем папу в Риме. На восточной Украине православная церковь, так же, как и в Сербии'.

Но вопреки многочисленным предсказаниям, Украина не распалась и там не было оргии насилия. Фронтовая линия не разгоревшегося конфликта в виде реки протекает по весенней стране. Это - речка Збруч - граница Галиции, которая до войны разделяла Польшу и Советский Союз, а до этого - Австрию и Россию. Дорога к ней вьется среди отлогих холмов. Лошади терпеливо стоят и жуют сено, ожидая, пока крестьяне не закончат первые в нынешнем сезоне полевые работы. Такие картины уже исчезают в Польше - в двухстах километрах дальше от границы.

'Весной они сажают картофель, чтобы осенью собрать урожай', - говорит Григорий, умело объезжая на своей ревущей 'Мазде' выбоины в асфальте. Крестьяне на пашне резко контрастируют со свежим желто-голубым цветом памятников, флагов и крестов в деревнях. Цвета независимой Украины обозначают места, где люди погибли за независимость. Когда в 1956 году Венгрия восстала против советского угнетения, в том же Советском Союзе только-только были ликвидированы последние украинские партизаны. 'В каждой семье на Западной Украине кто-то погиб или был депортирован', - говорит Григорий.

У каждого монумента свою история. 'Мой тесть направил открытое письмо в КГБ с просьбой перестать его преследовать. Он попадал в разряд подозреваемых, поскольку выступал за интересы украинцев. Единственным результатом письма стало то, что тестя стали еще больше притеснять. Однажды они пришли с обыском к нему в дом. Это было какое-то сумасшествие. Он пошел в школу и выпрыгнул с верхнего этажа. Моя теща прибежала туда слишком поздно и только видела, как он разбился. На похороны никого не допускали, чтобы предотвратить возможную демонстрацию. После независимости жители деревни поставили ему памятник и каждый год 17 апреля поминают его гибель'.

Григорий - член городского совета Тернополя от блока 'Наша Украина' - объединения оппозиционных партий, образовавшегося вокруг харизматического бывшего премьера Виктора Ющенко. В октябре Ющенко должен принять участие в президентских выборах в качестве соперника нынешнего президента Леонида Кучмы.

'Этот год будет решающим, - говорит Григорий. - Выбор между Востоком и Западом'. Он совершенно убежден, что на этот раз все удастся: 'Ющенко победит. Будут обозначены ясные приоритеты, среди которых интеграция с Западом'. Не останавливая машину, Григорий показывает на университет экономики: 'Здесь учился Ющенко'. Так же, как и сам Григорий, Ющенко - выходец с востока, но украинское самосознание он приобрел в Галиции.

'В последние годы мы везде создали партийные структуры, - с гордостью говорит Юрий, кивая в сторону реки Збруч. Он показывает карту, на которой во все крупные города страны воткнуты красно-черные флажки его националистической партии. - У нас есть офис даже в Донецке на крайнем востоке'. Самый большой флаг развевается над столицей Киевом. То, что сам Юрий наполовину поляк, только делает его еще большим националистом.

'Мы открываем все больше церковных приходов к востоку от Збруча. У нас есть приходы даже в Крыму и в Донецке', - говорит Григорий, сам активный прихожанин греко-католической церкви. Эта типично западно-украинская церковь придерживается восточно-православных обрядов, но признает верховенство папы римского. Это - отголосок времен, когда Галиция входила в состав Польши и Австрии. 'Таким способом мы способствуем сохранению украинского языка и культуры', - говорит Григорий.

Но западную Украину объединяет не только стремление к миссионерству. Такую же важную роль играют интересы правящих олигархов, поделивших между собой богатства страны. Хотя их корни - на русскоязычном востоке Украины, их деловые интересы - на ее западе. 'Украина это - не страна, - горько шутит Григорий. - Это - охотничья вотчина, в которой охотники из Киева могут делать все, что хотят'.

'Киев скупает Львов: заводы, магазины, дома - все. Иностранные инвесторы точно рассчитывают, что приносит доход, а что нет. Но не так ведет себя Киев. Из-за царящего безумства они там уже не знают, что делать с деньгами, - говорит помощник бизнесмена, который не захотел, чтобы его имя упоминалось в газете. - Когда говорят о Киеве, то имеют в виду президента Кучму. Если вы хотите здесь получить назад налог на добавленную стоимость, вы должны 30 процентов суммы принести наличными в налоговый офис. 30 процентов от 20 процентов НДС это - 6 процентов ВНП. Речь идет даже не о миллионах, а о миллиардах. Эти деньги идут в Киев'.

По словам моего собеседника, и остальные члены семьи Кучмы хорошо обеспечены: 'Дочь Кучмы является собственницей единственной телефонной компании страны. Жена Кучмы обладает монополией на импорт цветов'.

Большие деньги приходят с востока и говорят по-русски. Так же обстоят дела и в приемной юридической консультации на улице Сахарова во Львове, один из сотрудников которой без излишних обиняков объясняет, что ему необходимо поддерживать хорошие отношения с судьями, иначе придется платить деньги. Мы ждем Ивана Мотринеца, директора фирмы с многозначительным названием 'Феникс'. Ходят слухи, что Мотринец, бывший начальник полиции Львова, был организатором покушения на своего противника. Рассказывают также, что Мотринец, будучи автором нескольких десятков романов и пьес на русском языке, сам чуть не стал жертвой покушения уже на него самого.

Главный герой этих рассказов, широко улыбаясь, приглашает гостей в свой рабочий кабинет, где их встречает так же широко улыбающийся усатый Иосиф Сталин. Советскому диктатору отведено почетное место в собранной Мотринецом коллекции 'великих мира сего'. Как хороший хозяин Мортинец представляет присутствующих: 'Сталин, Ленин, Гитлер, Маркс, Толстой, Пушкин, Лермонтов, Наполеон, папа римский. . . Вечером после работы я сажусь сюда и обсуждаю с ними, в правильном ли направлении движется мир'.

В этом блистательном обществе нет места для европейской интеграции. 'Я не понимаю, что это означает, - говорит романтичный отставной начальник полиции, выступающий за союз со славянскими соседями. - Между Россией, Белоруссией и Украиной нет культурных и духовных различий. Их нельзя разъединять. У них самый высокий интеллектуальный уровень в мире. Я ожидаю, что в будущем люди из Западной Европы будут переезжать сюда'.

Пока все наоборот. Из 51 миллиона жителей, которых Украина насчитывала во время провозглашения независимости в 1991 году, осталось только 48 миллионов. Это - результат бедности, ухудшающегося здравоохранения и резко упавшей рождаемости. Кто может уехать, уезжает. Из 48 миллионов оставшихся на Украине, по имеющимся оценкам, от 2 до 7 миллионов почти постоянно проживают за рубежом. Жители Западной Украины в массовом порядке регулярно ездят в страны Европейского союза.

Так делает и Петр. С помощью спутниковой антенны и дистанционного управления он переключает телеканалы всех европейских стран на экране телевизора, стоящего в зале его ресторана, который он смог открыть, благодаря годам упорного труда. 'Сначала я занялся торговыми операциями в Западной Европе. Автомашины в Германии. На заработанные деньги я открыл магазинчик. Я был всего лишь колхозником. Но, если вы хотите работать, то вот - результат', - говорит Петр.

За столом рассказывают антироссийские анекдоты про живущих в Карпатах гуцулов, которых считают самыми украинскими из украинцев. 'Гуцул на смертном одре просит зарегистрировать его москалем. 'Почему?' - спрашивает его сын. - 'Тогда, по крайней мере, станет на одного москаля меньше'. Юрий громко смеется от своей собственной шутки.

Но Юрий, Григорий, гуцулы и другие жители Галиции составляют меньшинство на Украине, в стране, которая слишком велика, хаотична и, прежде всего, слишком связана с могучей Россией, чтобы быстро оказаться в списке стран - кандидатов на вступление в ЕС. 'Ну, пусть наш восток идет к России, если они там так этого хотят. Тогда мы пойдем в Европу,' - ворчит Юрий. Но Григорий протестует: 'Нет, Украина должна остаться единой и как единое целое вступить в ЕС'.