Раньше они составляли общественный костяк системы Саддама Хусейна (Saddam Hussein): инженеры, поддерживавшие производство на заводах Ирака, учителя и профессиональные военные, командовавшие самой мощной в арабском мире армией. Однако последние двенадцать месяцев они жили в роли забытых всеми униженных париев. С момента свержения режима Хусейна они были вынуждены выживать, работая таксистами или простыми рабочими, ремонтниками. Они подолгу просиживали вместе с друзьями в чайных, безуспешно требовали своего восстановления на работе и следили по телевидению за тем, как общество, в котором они больше не играли или почти не играли никакой роли, погрязало в пучине насилия.

По существующим оценкам, свою работу в рамках так называемой дебаасификации потеряли 400 000 гражданских лиц и военных Ирака. Такую политику проводила оккупационная администрация, возглавляемая США, с тем, чтобы сломить власть господствовавшей в обществе при Саддаме Хусейне партии БААС. И вот теперь США поняли, что реализация этой политики стала причиной несправедливости, и тысячи членов партии среднего звена получают шанс вернуться к своей работе.

'Я в течение 33 лет была воспитателем и никогда никому не делала плохого', - говорит Видад Атиях (Widad Atiyah). А потом уволенная 55-летний директор школы поясняет, что, в свое время, ее заставили стать функционером партии БААС. В прошлом году, продолжает она, были отклонены три ее прошения о возвращении на работу. 'Для меня важны не деньги, а уважение, - говорит она. - Я хочу вернуться в школу, чтобы однажды могла с почетом уйти на пенсию'.

Несмотря на то, что многие иракцы ненавидели партию БААС и боялись ее, решение предоставить многим членам возможность вернуться на государственную службу в основном приветствуется. Многие иракцы, раньше никогда не входившие в государственную партию, говорят, что страна после чисток страдает от нехватки специалистов. С симпатией к своим уволенным коллегам с членскими билетами партии БААС, в которой доминировали сунниты, относятся и шииты.

Многие иракцы придерживаются мнения, что массовые увольнения государственных служащих, прежде всего из армии и полиции, способствовали в послевоенном Ираке росту вездесущей преступности и политического насилия. Дебаасификация привела к вакууму в сфере безопасности и одновременно к появлению армии разозленных, безработных людей, умеющих в довершение всего обращаться с оружием. Это привело к таким событиям, как ожесточенное сопротивление в городе Фаллуджа.

Алаадин Макки (Alaadin Makki), бывший иракский генерал, считает, что дебаасификация должна была быть с самого начала 'точечной'. Ведь речь шла о том, чтобы покончить с идеологией, а не о том, чтобы уничтожать людей, - критикует этот 66-летний человек, получивший подготовку в авторитетной британской военной академии. - Американцы должны были уволить из армии преступников и идеологов. Все остальные числились сторонниками БААС лишь номинально. Прояви к ним снисходительность, и нам теперь не пришлось бы жить в этом хаосе'.

В одном из телевизионных обращений Пол Бремер (Paul Bremer), глава гражданской администрации США в Ираке, недавно заявил, что он получает многочисленные жалобы по поводу того, что политика дебаасификации проводилась 'несправедливо'. 'Я проверил жалобы и был вынужден прийти к мнению, что они оправданны', - добавил он. Далее он сказал, что во времена Саддама Хусейна в некоторых областях, прежде всего, в сфере образования, на людей оказывалось сильное давление с тем, чтобы заставить их вступать в партию ББАС. Расплачиваться за возникшую в результате дебаасификации нехватку преподавательского состава приходится теперь иракским детям. Теперь новые, отвечающие ситуации меры должны помочь 'тысячам учителей' снова вернуться на свою работу.

Другим моментом политического разворота был возврат 'достойных уважения людей' из бывшей иракской армии в ряды новых вооруженных сил. Представители американской администрации, в конечном счете, поняли, что 'не может быть никакой безопасности до тех пор, пока плечом к плечу с нами не будут стоять иракцы'. Так, например, американское командование поручило преследование восставших из Фаллуджи бригаде, которой командуют бывшие офицеры Саддама Хусейна.

В то время, как приближается срок передачи власти, намеченный на 30-е июня, иракцам, оккупационная администрация продолжает сталкиваться с сопротивлением. В этой ситуации представители администрации США начинают все больше понимать, что они смогут укрепить иракские институты власти и уменьшить приток людей в ряды восставших только в том случае, если передадут больше полномочий в деле строительства будущего своей страны иракцам.

Заявления Бремера привели к массовому притоку людей в разные министерства. Однако порядочное количество уволенных все еще проявляет недоверие. Многим из них приходилось из месяца в месяц подписывать заявления, в которых они отказывались от идеологии БААС и требовали своего возвращения на работу - безрезультатно. Из разговоров становится ясно, что многим людям, ставшим безработными, доставляет боль говорить о своем опыте последних месяцев. Они бормочут что-то невразумительное об экономических трудностях и о том, что теряют связи, но чем дольше они говорят, тем очевиднее становится их раздражение и разочарование.

Один из них, Абид Гхата (Abid Ghata), бывший полковник и отец девяти детей говорит: 'Быть военным - моя профессия. Я хочу, наконец, снова служить моей стране. Но я теперь сижу здесь и бездельничаю'. Помолчав, этот 40-летний человек сообщает, что его семья вынуждена жить на 100 долларов США в месяц помощи. Он был вынужден снять крышу и чердачные балки, чтобы купить новые шины для своей машины.

'Меня мучает это. Я не могу ничего сделать, чтобы восстановить свою страну', - говорит другой иракец, Тахсин Флайгхт (Tahsin Flaight), бывший военный инженер, которому 43 года. В прошлом году отец троих детей бы выставлен из Министерства обороны вместе с другими сотрудниками на улицу. 'Я пытался, найти другую работу. Безуспешно. Никаких накоплений теперь не осталось. Раньше я был господином инженером, а сегодня - всего лишь человек, в котором сомневаются'.