- Шестая ядерная держава в мире

- Корни политики 'позитивной маскировки'

- Израильская ставка на политику 'позитивной маскировки'

- Призывы пересмотреть 'позитивную маскировку'

- Освобождение Вануну лишает смысла политику 'позитивной маскировки'

После того, как израильские власти освободили специалиста-ядерщика Мордехая Вануну, который провел 18 лет в тюрьме по обвинению в разглашении секретов ядерной программы Израиля, в Израиле и вне его возобновился спор относительно будущего этой программы.

В Израиле раздаются голоса с призывом произвести переоценку политики 'позитивной маскировки', которую проводит еврейское государство в отношении своей ядерной программы с середины 60-х годов прошлого века и по сей день. Эта политика основана на отказе руководящих кругов признать существование ядерного арсенала и косвенных намеках на его наличие.

Проводя эту политику, Израиль пытается заставить арабские страны отказаться даже от мысли о возможности уничтожить еврейское государство.

Мы же намерены рассмотреть будущее политики 'позитивной маскировки' в свете изменений, произошедших на международном и региональном уровне, а также исходя из расчетов, на которые опирался Израиль при проведении этой политики.

Шестая ядерная держава в мире

Еще до того, как Вануну начал разоблачать секреты ядерной программы Израиля, весь мир не только знал, что Израиль является ядерным государством, но и считал, что Израиль занимает шестое место в мире по размеру своего ядерного арсенала. По данным ЦРУ, Израиль обладает 400 ядерными боеголовками, а также достиг успехов в разработке водородной бомбы. Как отмечала газета 'Гаарец', Израиль обладает ракетами с ядерными боеголовками, способными нанести удар по любой точке планеты.

В прошлом году израильская ядерная программа получила дальнейшее развитие - на вооружение военного флота поступили подводные лодки с ядерными ракетами. В свое время необходимость владения такими кораблями объясняли тем, что они позволят Израилю в случае опасности нанести удар по отдаленным арабским и мусульманским странам.

Корни политики 'позитивной маскировки'

С момента провозглашения Государства Израиль в 1948 году первый премьер-министр Давид Бен Гурион задумывался о том, что арабской угрозе можно противопоставить еврейское государство.

Бен Гурион был изумлен , когда США сбросили две атомные бомбы на Японию с целью обеспечить себе победу во Второй мировой войне. Он полагал, что будущее еврейского государства может быть гарантировано благодаря развитию нетрадиционного оружия, в частности ядерного, чтобы отучить арабов даже от мысли о возможности угрожать существованию Израиля.

Бен Гурион воспользовался помощью двух лиц, которым принадлежала ведущая роль в запуске и разработке ядерной программы Израиля. Это - бывший директор Израильского ядерного комитета профессор Эрнест Давид Бергман, который одновременно занимал пост начальника исследовательского отдела министерства обороны, и Шимон Перес, ставший впоследствии премьер-министром, сегодня возглавляющий оппозиционную Партию труда.

Благодаря своим обширным связям и личным отношениям с президентом Шарлем Де Голлем Пересу удалось в 1957 году убедить французское правительство поставить Израилю атомный реактор. В 1966-1967 годах Израиль завершил первый этап своей ядерной программы, произведя от трех до семи атомных бомб. С тех пор Израилю удалось значительно расширить свою ядерную программу - до производства водородной бомбы и ядерных боеголовок для баллистических ракет.

Израильские кабинеты министров последовательно проводили политику 'позитивной маскировки' и решительно отказывались подписать договор о нераспространении ядерного оружия. При этом Израиль пользовался поддержкой США, признавших право Израиля не подписывать договор. С другими странами региона в подобной ситуации они поступали по-другому - или захватили их, или застращали с целью не допустить разработки в них нетрадиционных видов оружия.

Израиль ввел усиленную цензуру в прессе на все сообщения, касающиеся своей ядерной программы. С другой стороны, руководство страны содействовало утечке информации о ядерной программе в иностранные СМИ, считая, что это - прямое предостережение арабским странам. Бен Гурион и его преемники были уверены, что израильский ядерный арсенал является своеобразным страховым полисом, отказ от которого означает потерю возможности обеспечить будущее государства и безопасности его населения.

Израильская ставка на политику 'позитивной маскировки'

'Позитивная маскировка' является основной частью стратегии безопасности еврейского государства, заложенной Бен Гурионом. В Израиле считают, что фактор сдерживания, возникающий в результате осознания арабским миром факта наличия у Израиля огромного ядерного арсенала, является важнейшим фактором, препятствующим развязыванию войны против Израиля. Некоторые в Израиле утверждают, что покойный президент Египта Анвар Садат планировал начать ограниченную войну против Израиля в 1973 году, именно опасаясь его ядерного арсенала.

Бывший премьер-министр Израиля Ицхак Рабин придавал еще большее значение роли ядерного арсенала в предотвращении любой попытки арабского мира начать открытое вооруженное противостояние с Израилем. Некоторые израильские стратеги считают, что в течение пяти десятилетий эта политика подтвердила свою действенность. Генерал Рувим Видгестер, например, говорит, что Израиль сегодня находится в большей безопасности благодаря ядерному арсеналу, который удерживает арабские режимы от намерения разрушить Израиль. В Израиле бытует укоренившееся убеждение, что израильский ядерный арсенал может подтолкнуть арабские государства к подписанию мирного договора.

Это мнение ясно выразил Шимон Перес, который заявил: 'Мир не приходит сам по себе или же благодаря влиянию потусторонних сил. Израиль осознал, что он может добиться мира, только если убедит арабский мир, что благодаря научному прогрессу он способен лишить арабов малейшей возможности угрожать его существованию'.

Этот арсенал, по мнению израильтян, не только смог заставить арабов сесть за стол переговоров, он также способствовал снижению уровня их требований во время переговоров.

Как сказал свое время бывший начальник службы военной разведки (АМАН) Ури Саги, когда арабы придут на переговоры, они будут знать, что у них другого выбора нет. Это понизит уровень их требований, так как они поймут, что потеряли рычаги давления - свои материальные возможности угрожать существованию Израиля.

Объективная причина заставляет Израиль проводить политику 'позитивной маскировки' - американский закон, который запрещает предоставление любой экономической и военной помощи любому государству, создающему ядерное оружие. Учитывая огромный масштаб американской помощи, Израиль не намерен изменять форму проведения своей ядерной программы.

Призывы пересмотреть 'позитивную маскировку'

За исключением сторонников школы 'постсионизма', никто в Израиле не призывает к свертыванию ядерной программы. Однако растет число голосов, призывающих к пересмотру 'позитивной маскировки' и изучению возможности поставить мир перед фактом, официально объявив от имени правительства о существовании ядерного арсенала.

Сторонники подобного шага заявляют, что международные и региональные условия позволяют Израилю сделать такой шаг, приводя пример Индии и Пакистана, которые объявили о своих ядерных программах и демонстративно провели ядерные испытания, не подвергнувшись при этом серьезным санкциям.

Они полагают, что администрация США с большим пониманием встретит объявление Израиля о наличии ядерного арсенала, поскольку некоторые официальные лица США заявляли, что всему миру следует признать факт его существования. Свою точку зрения они аргументировали тем, что избранное демократическим путем израильское правительство сможет ответственно обращаться со своим ядерным арсеналом, в отличие от арабских режимов, которые, согласно американской логике, чувства ответственности не имеют.

Сторонники отказа от политики 'позитивной маскировки' считают, что не следует опасаться реакции арабских режимов в случае легализации израильского ядерного арсенала. Депутат от Партии труда, бывший председатель комитета по международным делам и вопросам безопасности в Кнессете Хаим Рамон заявил, что арабские режимы в настоящее время озабочены сохранением собственных постов в свете свержения режима Саддама Хусейна в Ираке.

Некоторые считают, что подчинение Ливии призыву арабских государств отказаться от программ разработки нетрадиционных видов вооружений, не дожидаясь пока Израиль сделает такой шаг, является еще одним свидетельством того, что арабский мир не заботит ядерная программа Израиля.

Сторонники отказа от политики 'позитивной маскировки' считают, что в среднесрочном плане это позволит Израилю не отвечать на призывы присоединиться к договору о нераспространении ядерного оружия. Одновременно с этим признание Израилем своего ядерного арсенала прибавит веса фактору сдерживания в отношении арабского мира.

Освобождение Вануну лишает смысла политику 'позитивной маскировки'

Хотя некоторые утверждают, что Вануну не знал секретов израильской ядерной программы, согласно всеобщему мнению, освобождение ученого лишает смысла политику 'позитивной маскировки' по двум главным причинам:

1. Желание Вануну развернуть всемирную кампанию по ликвидации ядерной мощи Израиля и кампанию критики нынешней мировой системы, которая позволяет согласиться с тем, что Израиль не подписывает договор о нераспространении ядерного оружия.

2. Несмотря на ограничения, введенные Израилем на распространение информации о Вануну, на пресс-конференции, устроенной сразу после его освобождения, он заявил об американской помощи Израилю в разработке ядерной программы.

Вместе с тем, правящие круги Израиля, видимо, не намерены в обозримом будущем вносить изменения в политику 'позитивной маскировки'.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.