В течение сотен лет европейцы борются за землю. За небо и за пресную воду. За соленую воду. За мир и за спокойствие, за соглашения, за утро и за вечер, за коммунизм и за капитализм, за Америку, за Советский Союз, а сейчас они соревнуются за большое единство. Литовцы работают врачами в Ирландии, финны покупают заводы в Германии. И все это кажется естественным.

Европейское единство стало фактом, когда на континенте воцарился мир. Правители больше не готовят покушения друг на друга. И не претендуют на чужие территории. Закончилась эпоха пустого и тяжкого превосходства. Нет проблемы в том, что голос Мальты равен голосу Франции при голосовании о выборе политики. При этом Мальта осознает, что не является равной Франции, ни по уровню цивилизации, ни по местоположению в Европе, что она — это просто маленькая географическая неожиданность. И останется таковой. Она не хочет повторять ошибку лягушки, которая вообразила себя быком.

Таков образ Европы сегодня. Она не вешает табличку 'единство' где попало. Она возводит на границах таможенные барьеры. Она не поднимает голос, не кричит, не обманывает, при этом повышаются доходы и уровень жизни населения, средний уровень образования, социального страхования и социального обеспечения. Образ арабского мира иной. Он не воздерживается от поисков решений кровавыми способами. Лужами, озерами, реками крови. От Дарфура до Басры. Спасители видят хорошее только в массовых похоронах. Единственный призыв — либо к смерти, либо к убийству. Когда я представил в уме карту мира, то не нашел места, более наполненного напрасно пролитой кровью, чем это место. Я не увидел места, которое будет более кровавым и в будущем, чем это место.

Смута не обошла стороной Латинскую Америку и Азию, Китай во время культурной революции, но я не нашел земли, которая страдает и будет страдать так, как эта земля со времени окончания второй мировой войны до сегодняшнего дня. Я не имею в виду, конечно, наши войны с Израилем или войны против колониализма в Магрибе и на Аравийском полуострове. Я имею в виду внутреннюю войну, которая не кончается; наши братские войны и заговоры, которыми спекулировали наши братья, продолжающие строить козни и лицемерить. Это — глупцы, которые убеждены, что если стены отечества рушатся, то они сумеют отсидеться в Париже, Риме и Лондоне. Они не знают, какое унижение их ожидает.

Перед нами две картины: Польша, некогда находившаяся в центре бывшего Варшавского договора и полноценно вошедшая в состав западной Европы, и арабский мир, где на иракцев обрушивается огромное количество бомб, нарушается спокойствие в Дамаске, дети подвергаются опасности, возвращаясь из детских садов в Эр-Рияде.

В то же время в каждой столице Европы, в любом аэропорту, поезде или торговом центре может быть обнаружена бомба. Это несчастье ни с чем в мире не сравнимо. Ас другой стороны, арабский мир уже 50 лет существует в состоянии разрушения, разорения, войн, переселений, невежества, засухи, запустения.

Арабский мир понимает, что терроризм это — решение, за ним будущее и жизнь. Карта, нарисованная пятнами черной крови. Миллионы арабов пропадают без следа. Вспомните, Саддам Хусейн разрушил монумент неизвестному солдату, чтобы воздвигнуть на его месте свою скульптуру, подобно Ким Ир Сену, который послал своего повара в Токио для покупки мороженого, в то время как три миллиона человек страдали от голода. Как минимум, три миллиона человек.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.