Роберт Макнамара (Сан-Франциско, 1916) занимал пост министра обороны Соединенных Штатов в период между 1961 и 1968 гг. в администрации Кеннеди (Kennedy) и Джонсона (Johnson). При первом он стал свидетелем ракетного кризиса на Кубе, при втором - эскалации военных действий во Вьетнаме. В период между 1968 и 1981 гг. являлся президентом Международного Банка. Вчера Макнамара принял участие в проходившем в Барселоне Форуме Культур. На семинаре 'Мир, сегодня' бывший министр обороны США заявил, что 'нет никаких оправданий' пыткам, проводившимся в иракских тюрьмах, что необходимо 'принятие соответствующих решений для того, чтобы ничего подобного больше не повторилось', и заметил, что 'ситуация в Гуантанамо может быть намного хуже'.

- Существуют ли параллели между вьетнамской и иракской войной?

- Нет. Это совершенно разные войны. Причины вьетнамской войны стоит искать в холодной войне. В тот момент президент Эйзенхауэр (Eisenhower) заявил, что, в случае передачи контроля над Южным Вьетнамом в руки Советского Союза, сработает принцип домино, фишки начнут падать одна за другой и коммунизм распространится по всей Азии. Мы поверили ему и ошиблись. Иракская интервенция основывалась на двух предположениях: существование оружия массового поражения и опасность фигуры самого Саддама Хусейна (Saddam Hussein), которую он представлял не только для своего народа, но и для всего региона. Многие верили в справедливость этих предположений, однако встает вопрос: была ли необходимость начинать войну? Я отвечу отрицательно. Этот вопрос необходимо было обсуждать в ООН. Мы сделали это, но не смогли добиться своего.

- В Европе многие считают, что Соединенные Штаты развязали эту войну ради получения контроля над нефтью.

- Нет, в это я совершенно не верю. Мы действительно потребляем не совсем разумное количество нефти, однако вопрос заключается в том, существует ли проблема с нашим нефтяным снабжением. А это не так. Нефть является одним из тех продуктов, цены на которые крайне подвижны. Когда в восьмидесятых годах произошел резкий скачок цен на нефть, потребление этого продукта сократилось. Кроме того, производители нефти не могут съесть ее, им необходимо продавать нефть, потому что их экономика не сможет функционировать без доходов от указанных продаж.

- Американцы, в большинстве своем, поддерживают унилатерализм правящей администрации, или же мнения разделились?

- Общество Соединенных Штатов действительно оказалось разделенным на две части. Мировосприятие неоконсерваторов, которых я называю религиозными правыми, достаточно весомо, но это миноритарная позиция, хотя положение может меняться, в зависимости от обстоятельств. В настоящий момент их мнение превалирует, хотя события, произошедшие в Ираке за две последние недели, приведут к ослаблению этого влияния.

- Каким образом Соединенные Штаты могут выбраться из иракского кошмара?

- Мне не хотелось бы говорить на эту тему. Полагаю, что публичные высказывания бывшего министра обороны, дающего советы действующему президенту о том, как следует действовать в самый разгар войны - безответственны.

- Возвращаясь к параллелям с вьетнамской войной. Какое, по Вашему мнению, влияние окажет идущая война на американское общество?

- Из-за иракской войны вокруг действующей администрации складывается неблагоприятная ситуация. Те же самые последствия из-за войны во Вьетнаме пришлось пережить администрации Джонсона. Война в Ираке пока не превратилась в настолько же серьезную проблему, как вьетнамская война.

- Возможно, это произойдет сейчас, после скандала с пытками. . .

- Пытки, злоупотребление властью заслуживают серьезнейшего осуждения и совершенно неприемлемы. Должны быть приняты все меры для того, чтобы подобное впредь не повторилось. Однако, мне кажется, что общественное мнение американцев пока не отозвалось на эти события.

- Вы работали в администрации Кеннеди, олицетворявшей мечты целого поколения. Европа восхищалась вами. Соединенные Штаты действительно изменились с того времени?

- Нет, не настолько. Многие люди критикуют администрацию Буша за ее унилатерализм, но правда заключается в том, что в основе своей, американцы и являются унилатералистами. Мы верим в то, что спасли Европу в двух мировых войнах и экономически помогли ей своим 'Планом Маршалла'. Мы верим в то, что делаем больше необходимого, помогая развивающимся странам, что не совсем так. Мы верим в то, что пытаемся делать добро, и мы делаем его и все - о, Господи! - должны признавать это. Я не разделяю подобную точку зрения, но она очень распространена.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.