Может быть, в США это не представляется столь же очевидным, как в арабском мире, но, после нескольких недель поездки по региону становится ясно: большинство населения Ирака и других арабских стран воспринимают боевые действия в Фаллудже и Наджафе как серьезное поражение американцев. Они не просто развеяли ореол непобедимости США: речь идет о серьезном изменении политических настроений и перспектив политических перемен в Ираке.

Кроме того, совершенно очевидно, что идея о том, будто США ведут в Ираке 'постконфликтные операции' - не более чем фарс. Шок, вызванный свержением Саддама, на короткое время практически парализовал любую оппозицию США и коалиции. Однако к августу 2003 г. в Ираке, несомненно, уже начался 'конфликт малой интенсивности', а с января 2004 г. происходит его постоянная эскалация.

Вообще-то, такая ситуация вполне вписывается в общую модель, превращающую само понятие 'постконфликтных операций' в идиотский и псевдонаучный оксюморон. Как мы уже убедились в Афганистане, Сомали, Ливане, Камбодже и других странах, 'асимметричные' войны по сути никогда не заканчиваются. Государственным строительством приходится заниматься, 'опираясь на штыки', в условиях отсутствия безопасности, перед лицом адаптивных и обновляющихся угроз. На деле это куда более сложный аспект 'преобразования', чем подавление организованного военного сопротивления, и США к этому пока не готовы.

Высокопоставленные американские чиновники по-прежнему отказываются признавать, насколько широкой поддержкой пользуются их противники в этом конфликте. Они манипулируют данными опросов общественного мнения, например тех, что проводили 'Zogby' и 'АВС', и игнорируют тот факт, что, согласно опросу, проведенному 'АВС' в феврале, две трети суннитов и треть шиитов негативно относятся к англо-американскому вторжению, и считают его 'унижением' для Ирака. Высокопоставленные чиновники США игнорируют и тот факт, что примерно треть суннитов и две трети шиитов поддерживают вооруженную борьбу против коалиции и требуют немедленного вывода коалиционных сил из Ирака. Они говорят о незначительном меньшинстве иракцев, поскольку пока в актах насилия активно участвует незначительное меньшинство населения - но подобная ситуация характерна буквально для любой кампании с участием повстанцев, и ни в коей мере не может служить показателем поддержки насилия.

'Война после войны' продолжается уже год, но слишком многие государственные деятели в Америке все еще отказываются осознать политические реалии Ближнего Востока. Они не понимают, до какой степени предполагаемый 'перекос' политики США в пользу Израиля и Шарона вызывает враждебность у иракцев и арабов вообще. Они не признают, что информационные операции США практически полностью провалились, а иракцы отдают предпочтение враждебно настроенным арабским спутниковым телеканалам и газетам, наполненным дезинформацией и 'теориями заговора'.

Они говорят об 'успешном' осуществлении программ помощи, измеряя их числом подписанных контрактов, объемом финансовых обязательств и общими показателями вроде количества мегаватт, а не конкретным улучшением ситуации на местах, которое действительно способно завоевать умы и сердца людей. Они не могут понять, что призывы американцев к 'свободе', 'демократии' и 'реформам' накладываются на воспоминания о вмешательстве США в дела арабских режимов, всеобщее недовольство опрометчивыми негативными высказываниями об исламе и арабской культуре, звучащими из Америки, и 'теориями заговора' относительно овладения иракской нефтью, 'неоимпериализма' и выполнения воли 'сионистских' кругов.

Тот факт, что эти представления неверны, значит не больше, чем тактические победы США, которые зачастую оборачиваются политическими поражениями. Нынешняя ситуация - смесь государственного строительства 'при поддержке штыков' и 'конфликта малой интенсивности' - возникла в регионе, где подобные представления преобладают. Поэтому фотографические свидетельства издевательств американцев над иракскими заключенными производят столь убийственное впечатление. Для многих жителей региона они служат подтверждением любой критики в адрес США; они чрезвычайно укрепляют позиции исламских экстремистов, повстанцев-суннитов, повстанцев-шиитов, а также враждебно настроенных СМИ и интеллигенции, как в арабском мире, так и в Европе.

Пришло время посмотреть в глаза этой реальности. Химерические представления неоконсерваторов о Ближнем Востоке всегда представляли собой лишь опасные иллюзии. Но из-за этих фантазий тысячи американцев и солдат коалиции уже погибли или получили ранения, а теперь они чреваты для США серьезным стратегическим поражением. Возможно, поражения в той или иной форме избежать просто не удастся, но США должны сделать все возможное, чтобы этого не произошло, а это означает, что нужно отбросить неоконсерватизм, царящий в руководстве министерства обороны, в аппарате вице-президента и Совете национальной безопасности, и твердо встать на позиции реализма.

Почему США уже 'проиграли': некоторые аспекты боевых действий в Фаллудже и против ас-Садра.

Как в военном, так и в политическом плане вряд ли можно говорить о поражении США, однако они терпят серьезные неудачи. Иракским повстанцам незачем выигрывать сражения в тактическом плане: им просто нужно оказать достаточно упорное сопротивление, проявляя при этом достаточное умение и храбрость, чтобы продемонстрировать соотечественникам и арабскому миру свою способность к решительной, жестокой и организованной борьбе. Многие из их соотечественников воспримут любое упорное сопротивление как 'победу' над единственной сверхдержавой мира.

Если сунниты в Фаллудже и Садр в Наджафе смогут и дальше демонстрировать, что способны выстоять перед лицом американской военной мощи - и даже вынудить США и коалицию перейти к сдерживанию и компромиссам - им удастся изменить правила игры не только в сфере военного противостояния, но и государственного строительства. Им удастся одержать крупную победу в политическом плане, и одновременно создать 'запретные' зоны и 'убежища'. Они будут в состоянии добиться этого, даже если им придется прекратить открытое противостояние, сдать какую-то часть оружия и выдать некоторых активистов.

Решения вроде создания 'фаллуджской бригады' - это фактическое поражение США как в военном, так и в политическом отношении. Они говорят о начале борьбы за власть, в которой враждебные элементы среди арабов-суннитов и шиитов окажутся куда сильнее, чем ранее предполагали США и их союзники. Кроме того, такие поражения создают в самой Америке политическую атмосферу, способствующую формированию представлений об отсутствии у коалиции четкого плана и целей, нелегитимности Временного административного совета и царящих там разногласиях, неэффективности иракских сил безопасности, и превращения ООН в инструмент мятежников и одновременно потенциальный объект для их нападений.

Поражение в 'войне на истощение' в условиях 'идеального шторма' негативной информации?

Кроме того, боевые действия в апреле 2004 г. создали впечатление, что США и их союзники ведут полномасштабную 'войну на истощение', и к тому же ее проигрывают. Общие цифры потерь США, их союзников и дружественно настроенных иракцев убитыми и ранеными уже достигли такой величины, что дают иракским повстанцам и иностранным экстремистам все основания для вывода об уязвимости коалиции в политическом и стратегическом плане - это впечатление только усиливается из-за данных опросов общественного мнения в США и странах-союзницах, говорящих о постоянном снижении уровня поддержки войны и продолжения оккупации Ирака. Потери противников коалиции в Ираке пока сравнительно невелики - такой урон они смогут выдерживать сколь угодно долго. В результате, сочетание таких факторов, как потери войск коалиции и ее иракских союзников, паралич программ помощи в результате саботажа, и рост политической неопределенности накануне передачи суверенитета складывается в виртуальную картину будущих сражений в Ираке, а затем и противодействия американским военным операциям и попыткам государственного строительства в других регионах мира. Этот общий результат показывает, что 'асимметричные' силы арабов способны сдерживать, а то и 'поставить мат' крупнейшей военной державе западного мира, развеивает представление о слабости и пассивности арабов, и говорит о том, что они способны 'отвоевать свою землю'.

Чтобы определить, насколько 'идеальный шторм' негативных событий, случившихся после февраля месяца, повлиял на общественное мнение в самом Ираке, понадобится новый статистический опрос, но представляется почти очевидным, что события, связанные с Фаллуджей и ас-Садром, привели к резкому снижению поддержи США со стороны умеренных арабов. (Тот факт, что курды, которым просто некуда деваться, вынуждены вести себя по-дружески, означает только то, что их можно в основном исключить из опросов, призванных оценить, каким образом позиция иракцев влияет на ход войны).

С такой же уверенностью можно сказать, что это снижение поддержки усугубляется распространяемыми арабскими СМИ образами, связанными со страданиями мирных иракцев в ходе боевых действий, издевательствами над иракскими военнопленными, и новостями, где каждый случай использования американцами современного оружия изображается как безответственное и 'непропорциональное' применение силы. Несомненно, эти образы оказывают мощное воздействие на суннитов, которое только усиливается из-за военных акций и заявлений Израиля - из-за параллели между американской и израильской оккупацией, которую постоянно проводят арабские СМИ, действия последнего усугубляют наносимый ущерб. Более того, подобные образы распространяются и в Иране, и общественное мнение этой страны, судя по всему, меняется не в пользу США.

Отсутствие политической легитимности у коалиции и ВАС

Сопротивление, с которым столкнулись союзники в последние недели, резко подорвало и без того низкую политическую легитимность ВКА [Временной коалиционной администрации - прим. перев.], политики США в вопросах государственного строительства в Ираке и Временного административного совета (ВАС). По мнению иракцев и жителей других стран региона, у США вообще нет надежного плана действий, и потому они были 'вынуждены' обратиться за помощью к ООН.

'Проамериканские' силы в Ираке разрознены и слабы, они не в состоянии сплотить вокруг себя иракский народ. В конечном итоге возможности США в качестве символа 'легитимности' оказались серьезно подорванными как раз в тот момент, когда Америка особенно нуждается в легитимности для передачи власти иракцам 30 июня. Кроме того, связи США с некоторыми членами ВАС наносят все больший ущерб репутации американской стороны - особенно в связи с впечатлением о том, что союзниками США являются 'неудачники' вроде Халиби (Chalibi).

Несуществующая угроза терроризма превращается в реальную

Ирак превратился в привлекательное 'поле боя' для исламских повстанцев и 'добровольцев', независимо от их убеждений. Между тем, нет никаких убедительных свидетельств, что Ирак находился в центре внимания террористов до начала войны, или привлек их особое внимание на первой стадии боевых действий. Однако в последние месяцы присутствие зарубежных элементов в Ираке и поддержка повстанцев извне существенно усилились.

В последние недели стало совершенно очевидно, что такая поддержка 'окупается' с точки зрения потерь американцев и их союзников, а также формирования имиджа арабского сопротивления способного взять верх над США. До войны Ирак вообще не был 'точкой притяжения' для террористов, а до событий в Фаллудже и выступления Садра он лишь в ограниченной степени привлекал их внимание. Сегодня же он превратился в одну из главных 'точек притяжения' для террористических группировок.

Паралич большинства попыток завоевать умы и сердца иракцев

Программа помощи и экономического развития в значительной степени парализована, и сегодня экономическое обеспечение районов, населенных шиитами, и нефтяные поставки находятся под угрозой в большей степени, чем когда-либо раньше. Опора США на зарубежных подрядчиков, а не на самих иракцев, превратила каждого гражданского социалиста, занятого в осуществлении программ помощи и восстановления, в естественную 'мишень' для повстанцев. Привлечение сотрудников частных охранных агентств привело к формированию представления, будто коалиция пользуется услугами 'наемников', а попытки завоевать умы и сердца иракцев в 'неблагополучных' районах - как и в тех, что ранее считались 'дружественными' - в целом провалились.

Поток помощи, который должен был помочь завоевать умы и сердца иракцев в критический переходный период, в ряде случаев превратился в тонкий ручеек.

Масштабы поражения можно уменьшить путем переговоров

В результате США фактически оказались в абсолютно проигрышной ситуации: любое урегулирование кризиса путем переговоров придает легитимность шиитской и суннитской 'непримиримой оппозиции', одновременно ослабляя ВАС. Кроме того, наружу всплывает тот факт, что 30 июня США намерены передать власть 'невидимкам', не способным обрести легитимность потому, что никто не знает, кто именно войдет в состав нового правительства.

Это только усугубляет проблемы, связанные с позицией Брахими (Brahimi), которая, по сути, состоит в том, что правительство, созданное 30 июня, нельзя считать легитимным, пока не состоится 'совет с народом', а настоящее государственное устройство и конституционная база нового Ирака должны определяться путем всенародного голосования, а не на основе наследия, оставленного ВКА/ВАС.

Фактически период 'нелегитимности' или отсутствия легитимности теперь не заканчивается 30 июня, а растягивается на гораздо более долгий срок, и период, в ходе которого иракцам придется бороться за власть не только политическими, но и насильственными средствами, затянется на весь 2004 и большую часть 2005 г. Эта политическая борьба имеет несколько отличительных характеристик:

Отсутствие четких правил игры. Существует множество пока не ясных 'если', в том, что касается ее основных этапов и задач.

Идея федерализма и дележа власти носится в воздухе, и даже если власть временно перейдет к президенту, премьер-министру и вице-премьерам, такая система будет действовать только в течение переходного периода, и не повлияет на борьбу за деньги, власть, землю и т.д. Этнические противоречия между арабами, курдами, тюрками и другими меньшинствами по настоящему не урегулированы. Это относится и к противоречиям между суннитами и шиитами, духовенством и светскими политическими силами.

Отсутствует экономическая 'подпорка' политической стабильности, и слишком много рабочих мест связаны с обслуживанием программ помощи и платными должностями в силах безопасности. Сегодня экономика Ирака представляет собой 'мыльный пузырь', она не восстанавливается по-настоящему, и иракцы это понимают. В ходе опроса, проведенного 'АВС' в феврале, около 70% респондентов высказали опасения относительно гарантий занятости в будущем.

По данным опросов общественного мнения, ни один из иракских лидеров, включая Систани (Sistani), не пользуется сегодня широкой политической поддержкой народных масс. У большинства из них есть серьезные негативные стороны - порой их больше, чем позитивных. Внутри каждой фракции, как правило, идет интенсивное соперничество, и их лидеры испытывают все больший соблазн продемонстрировать свою независимость от коалиции. В условиях практически полного политического вакуума возникает все больше стимулов попытаться заручиться поддержкой этнических или религиозных фракций и одержать победу за счет демагогии.

Ни одна из политических партий не имеет достаточной поддержки в народе, а, по данным февральского опроса 'АВС', почти 70% иракцев вообще отрицательно относятся к политическим партиям - в основном из-за наследия, оставленного 'Баас'.

В качестве временного решения проблемы сильная власть находит среди иракцев больше сторонников, чем 'демократия', хотя никто не в состоянии четко сказать, кто именно способен сыграть роль такого сильного лидера.

Ни один из иракских лидеров еще не ведет подготовки к предстоящей серии выборов, не предпринимает энергичных попыток создать популярную политическую партию или привлечь внимание СМИ. Мирная политическая борьба, необходимая, чтобы заложить основы демократии, отходит на второй план по сравнению с политическим соперничеством внутри ВАС, попытками сорвать усилия Брахими и реакцией на внешние 'вызовы'.

Многие потенциальные лидеры Ирака имеют все основания опасаться поражения в предстоящей борьбе за власть; кроме того, не существует четких планов 'кооптации' повстанцев-суннитов и 'садристов'-шиитов в политическую систему. Враждебные территории и фракции в основном исключаются из политического процесса благодаря иллюзорному представлению, будто они слишком малы, чтобы их позиция имела существенное значение. Соединенные Штаты, судя по всему, пытаются срежиссировать создание светского демократического режима из дружественно настроенных умеренных деятелей, но полноценной легитимностью будет обладать только та власть, которой хотят сами иракцы, а не американские и западные реформаторы.

Нет ни одного серьезного шанса воплотить в жизнь принцип 'безопасность в первую очередь'. Политический процесс и государственное строительство практически неизбежно будут проходить в обстановке терроризма и 'конфликта малой интенсивности' вплоть до 2006 г. Провести выборы будет чрезвычайно трудно, 'враждебные районы' сохранятся, а органы власти по-прежнему будут подвергаться нападениям.

Торопливая попытка создать иракскую армию и силы безопасности, пригодные для использования в постконфликтный период, привела к появлению плохо оснащенных формирований, состоящих из десятков тысяч необученных людей, набранных на местах по этническому, религиозному или племенному принципу. Похоже, не существует четкого плана по их своевременному обучению, вооружению, предоставлению необходимых помещений и оборудования. Законность устанавливается произвольно, зачастую на местном уровне.

Политический процесс, возможно, нравится самим политикам, но иракцы привыкли, чтобы ими управляли. Создание 25-27 работоспособных министерств, губернаторств, городских органов власти оказало бы влияние на все сферы повседневной жизни и безопасности. Но планы по созданию эффективной системы управления - перспектива куда более далекая, чем передача суверенных полномочий, намеченная на 30 июня: этот процесс займет не только всю зиму 2004 г., но и продлится гораздо дольше.

Применение военной силы теперь не поможет

В ретроспективе Соединенные Штаты оказались бы в гораздо более выгодном положении, если бы действовали более решительно во время боевых действий в Фаллудже и Садре, так сказать, ковали бы железо, пока оно горячо. Без сомнения военные затраты и потери американского контингента были бы намного ниже, для формирования политического импульса, который смог бы вызвать сочувствие у мирового сообщества к повстанцам, просто не осталось бы времени, а любая критика была бы смягчена нежеланием вступать лишний раз в конфликт с американским Госдепартаментом. Но все это уже в прошлом, и потерянной возможности не вернешь.

Американская армия может уничтожить любую группировку иракских повстанцев, какой бы она ни была по численности и вооружению, и захватить любую территорию с использованием своего военного превосходства. Однако любое применение военной силы, приведшее к столкновению с суннитами или шиитами, скорее всего завершится Пирровой победой, которая вызовет новый всплеск негодования в мире относительно излишнего насилия, жертв среди гражданского населения и другого, как говорят военные, сопутствующего ущерба. С другой стороны, американские солдаты не могут надеяться на то, что во время подобных боевых действий они уничтожат или захватят всех суннитов, шиитов и иностранных наемников, которые уже сейчас появились в Ираке. Таким образом, чем больше тактических 'побед' одержат Соединенные Штаты, тем больше вероятность того, что они своими действиями создадут больше повстанцев, чем уничтожат до этого. Учитывая печальный опыт американских военных во Вьетнаме, можно с уверенностью говорить о том, что тактическая победа без наличия успеха на политической арене абсолютно бесполезна.

Как и во Вьетнаме, Соединенные Штаты не могут позволить себе лишиться поддержки доминирующей в Ираке этнической группы. Считается, что американцы проиграли вьетнамскую войну после того, как лишились поддержки со стороны буддистов. Что касается Ирака, то здесь самое главное это не утратить доверия шиитов. В этом смысле любой арест или убийство шиита, в котором будут замешаны американцы, незамедлительно превратят его в мученика, что самым серьезным образом повлияет на психологию молодых шиитов в Ираке и шиитских боевиков, действующих по всему миру. В этом случае также нельзя исключать возможность заключения соглашения между шиитскими и суннитскими боевыми группировками для дальнейшей совместной борьбы с американскими войсками. В условиях относительного спокойствия любое серьезное столкновение с хорошо организованным сопротивлением в Эн-Наджафе будет катастрофой, которая спровоцирует массовые выступления шиитов против американского присутствия в Ираке.

Что нужно сделать Соединенным Штатам сейчас

На данном этапе американскому руководству по сути дела не из чего выбирать, честно говоря, нельзя сказать, что администрация президента США вообще когда-либо имело достойное решение иракской проблемы в том виде, в каком бы оно его устраивало. Идея быстрого превращения Ирака в государство с успешной рыночной демократией не имеет под собой никаких практических оснований и является, по сути, такой же абсурдной, как и неоконсервативная фантазия о том, что успешное достижение этой цели волшебным образом трансформирует весь Ближний Восток.

Ключ к успеху американской политики в Ираке заключается в постановке реально выполнимых задач. Фактически этими задачами являются: создание в Ираке такой политической системы управления, которая позволила бы снизить до минимума риск возникновения гражданской войны, провозглашение плюрализма в той или иной степени и содействие иракскому правительству в восстановлении экономики.

Это в свою очередь потребует отказа от политики государственного регулирования со стороны Соединенных Штатов в пользу скорейшей передачи политической власти иракскому руководству и оказания гуманитарной помощи. При этом Соединенные Штаты должны сконцентрировать внимание на тесном сотрудничестве с ООН по преобразованию Ирака в политически легитимное государство.

Иными словами Америке не стоит отказываться от Ирака, но она в первую очередь должна отбросить идею о перестройке Ирака по своему образу и подобию.

Что еще нужно сделать:

- Пора осознать, что универсальная общенациональная политика, приоритетным направлением которой является безопасность, является глупой и непрактичной. Вместо этого Соединенным Штатам нужно изолировать очаги сопротивления и сконцентрировать свои усилия на создании законного иракского правительства, которое сможет объединить граждан этой страны и привести в действие механизм формирования единства нации. Это подразумевает под собой применение политики сдерживания в случае столкновения с ожесточенным сопротивлением в мятежных районах, а также обеспечения безопасности в зонах проживания мирного населения.

- Необходимо смириться с тем, что невозможно полностью 'осушить болото'. В настоящее время просто нереально уничтожить всех руководителей повстанческого движения или разоружить большинство группировок, действующих в мятежных районах страны. В Фаллудже и других городах по-прежнему сильна поддержка повстанцев со стороны местного населения, там можно спрятать сколько угодно оружия, в этих местах слишком много уязвимых точек, по которым повстанцы могут нанести внезапный удар. Но это ни в коем случае не означает, что Соединенные Штаты должны отказаться от борьбы с повстанцами или прекратить попытки их разоружения. Правительство США должно осознать, что Америка не сможет победить в этой войне с точки зрения полного уничтожения противника, проведения тотальных зачисток территории и разоружения населения.

- Большое значение имеет оказание помощи иракским службам безопасности и вооруженным силам, привлечение к этому процессу государств арабского региона, назначение иракцев на большинство командных должностей. Необходимо отказаться от контрактной основы при покупке оборудования, вначале нужно доставить все необходимое и только потом заниматься решением второстепенных вопросов.

- Нужно усилить роль иракских служб безопасности. При этом необходимо учитывать, что иракские полицейские разделятся в своих предпочтениях на два противоположных лагеря, назначение иракцев на руководящие посты в проблемных регионах зачастую будет означать их бездействие и заключение перемирия с повстанцами, а конечный результат их деятельности может выразиться в создании запретных для американцев зон или ограничении доступа к тем или иным объектам. Соединенные Штаты не могут позволить себе повторить ошибку Израиля, положившись на то, что иракские власти в проблемных районах будут печься о безопасности самих американцев.

- Открыто отказаться от сотрудничества с неудачниками из Правительственного совета Ирака, каким, безусловно, является Ахмед Халиби. Необходимо приступить к созданию новой политической системы и начать по возможности открытый диалог с шиитскими оппозиционерами, суннитскими повстанцами и бывшими боевиками-бааcистами; включить в этот процесс как можно больше лидеров неправительственных организаций; оказать максимальную поддержку совету Брахими; по возможности ограничить участие Соединенных Штатов в процессе формирования политического будущего Ирака и пригласить в страну как можно больше международных наблюдателей ООН.

- Сосредоточить внимание на всех шиитах, а не только на тех, кто симпатизирует американцам. Крайне важно, чтобы шиитская проблема легла в основу дипломатических усилий ООН. Шиитам необходимо предоставить полную свободу действий в решении проблемы Садра, оставаясь в стороне от их внутренних проблем за исключением тех, где решение требует обеспечения безопасности. По возможности предпринять осторожную попытку установления дипломатических отношений с Ираном.

- Инициировать помощь иракским суннитам со стороны суннитских арабских государств. Необходимо деликатно разъяснить последним, что от их участия в решении политических проблем Ирака зависит их будущие, так как им самим придется расхлебывать последствия своей неудачи ввиду того, что срок американского присутствия когда-нибудь закончится.

- Обосновать затраты на осуществление контрактной программы в текущем финансовом году. Это необходимо для скорейшей передачи иракским министрам полномочий по самостоятельному контролю за процессом оказания гуманитарной помощи. При этом необходимо, чтобы иракское руководство пользовалась услугами не иностранных, а местных подрядчиков.

- Пересмотреть финансирование новой программы 'SERF', которая позволит американским военным использовать при каждой возможности доллары вместо пуль. Американская сторона должна следить за тем, чтобы иракские власти тратили полученные деньги по назначению и с максимальной эффективностью. Приоритет должен отдаваться контролю осуществлению помощи иракцам, а не выполнению чисто американских задач.

- Обосновать затраты на программу американского посольства по созданию небольшой, но эффективной группы наблюдателей, состоящей из работников посольства. Иракцы должны осознать, что за ними по-прежнему будут следить, и бездействие с их стороны будет означать прекращение американского финансирования и военного присутствия. Необходимо положить конец ложному представлению о начале оккупации после оккупации.

- Важно разработать перспективную программу экономической и военной помощи, чтобы иметь возможность влиять на процесс принятия решений иракским правительством в будущем. Предоставить иракским министрам возможность самостоятельного контроля за процессом осуществления помощи, управление международного развития США и иностранные подрядчики должны остаться в стороне. В данном случае важно проверить степень порядочности иракских властей и эффективность полученных результатов. Ни в коем случае не пытаться использовать полученную помощь для того, чтобы внедрить американские модели и методы в иракскую систему управления.

- Признать неэффективность американских методов ведения информационных операций. Нужно прекратить проведение пресс-конференций с участием только командования американского контингента в Ираке и представителей отдела по связям с общественностью и добавить к ним иракских чиновников. Необходимо также отказаться от публичных выступлений, на которых американские представители выглядят так, как будто они пытаются навязать позицию США всему миру. Допустить иракских представителей к совместному диалогу и как можно скорее предоставить им возможность играть в нем ведущую роль. Как можно быстрее заменить на пресс-конференциях и брифингах всех представителей американской администрации и командования коалиционной группировкой на иракских чиновников. Очень важно, чтобы подобные мероприятия проводились на арабском языке.

- Провести детальный анализ более крупных неудач американской политики в регионе. Необходимо пересмотреть основные моменты плана мирного урегулирования ситуации на Ближнем Востоке 'Дорожная карта' и программы создания палестинского государства, предложенного 'Ближневосточным квартетом', в свете проблем, с которыми столкнулся Ариэль Шарон. Необходимо признать наличие двух разных по характеру политических элит в палестино-израильском конфликте, в результате чего предлагаемые в настоящее время пути решения этой проблемы наряду с терроризмом представляются абсолютно неприемлемыми.

- Отказаться от инициативы Большой Ближний Восток (Greater Middle East Initiative) в том виде, в каком она существует сейчас. В настоящий момент не стоит усугублять ситуацию лишними стратегическими и политическими просчетами, призывая к смене режима и преследуя политику доминирования в регионе. Необходимо установить более тесное сотрудничество с Европейским Союзом и сделать так, чтобы последний стал оказывать давление на Лигу арабских государств. Очень важно прекратить все разговоры о демократии и свободе в масштабе региона до появления ответственных политических партий и проведения других реформ, необходимых для нормального функционирования механизма демократии. Нужно сосредоточить основные усилия на анализе демократических институтов в каждой отдельно взятой стране для того, чтобы выбрать для Ирака наиболее приемлемую форму и сделать так, чтобы права человека, экономическое благосостояние нации и демографические вопросы встали в один ряд с институтом свободных демократических выборов. Сотрудничество должно преследовать постепенную 'эволюционную' трансформацию общества, а не разрозненные действия, призванные поменять все сразу за несколько дней.

Однако не стоит думать, что процесс трансформации общества ждет обязательный успех, именно поэтому Соединенным Штатам постоянно грозить своим уходом из Ирака в качестве метода психологического воздействия. Необходимо дать понять всему миру, что американцы могут покинуть и покинут Ирак в случае, если сами иракцы не придут к соглашению о каком-либо временном решении национальной проблемы и не смогут объединить свои усилия по выполнению плана реконструкции ООН.

В этом смысле американская позиция должна быть следующей: Соединенные Штаты готовы помогать Ираку при условии, что граждане этой страны готовы помочь сами себе, и поддерживают создание правового государства и гражданского общества в стране. При этом необходимо показать мировому сообществу и Ираку, что у Америки всегда есть путь к отступлению, и она может покинуть Ирак в любой момент. Американцы не преследуют интересов по захвату иракской нефти. Нет никакого смысла сохранять свое присутствие в стране, политическая ситуация в которой вышла из-под контроля, где началась гражданская война, или к власти снова пришел диктатор. Соединенные Штаты могут сосуществовать со слабым или нестабильным Ираком, которым по-прежнему будет экспортировать свою нефть по рыночным ценам, при этом представляя гораздо меньшую угрозу, чем империя Саддама Хусейна.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.