Легендарный подполковник Лоуренс - герой кампании, развернутой британцами против турок, написал нижеследующую статью по заказу газеты 'Sunday Times', с целью дать общественному мнению своей страны представление о событиях, происходивших на тот момент в Месопотамии - нынешнем Ираке - во время послевоенной оккупации страны британскими войсками. Статья была опубликована 23 августа 1920 года.

В Месопотамии англичане оказались в настоящей ловушке, из которой будет непросто выбраться с честью и достоинством. Народ Англии оказался втянутым в эту войну при помощи лжи, посредством постоянного сокрытия информации. Приходящие из Багдада сообщения постоянно запаздывают, их отличает неполное и неправдивое изложение событий. Положение вещей намного хуже, чем нам о нем говорили; и наше правление там гораздо свирепее и бездейственнее, чем мы привыкли о нем думать. Это истинное несчастье для нашей имперской истории; и в скором времени нарыв может настолько воспалиться, что его будет невозможно вылечить обычными методами. Сегодня мы не настолько далеки от этого кошмара.

Британскими гражданскими властями, получившими от Лондона карт-бланш, в Месопотамии были допущены серьезные нарушения полномочий. Они не подчиняются ни одному из государственных институтов, а находятся в пустоте между внешнеполитическим ведомством и управлением по делам Индии. Они воспользовались необходимой во времена военных действий осмотрительностью для того, чтобы распространить свое неподчинение и на мирное время. Они противятся любым, направляемым им с родины, требованиям установить истинное самоуправление. Недавний документ о провозглашение автономии, благоговейно созданный в Багдаде, был незамедлительно отредактирован и опубликован в стране со всей возможной поспешностью, дабы опередить другой, более либерального характера, подготовка которого шла в Лондоне. В 1919 году у Месопотамии путем давления со стороны официальных властей, демонстрации мощи аэропланов и депортаций в Индию были вырваны документы о 'самоопределении', благоприятствующие интересам Англии.

Правительственный кабинет не может избежать возлагаемой на него доли ответственности. Получаемая им информация не намного пространнее той, что становится известна всем: он должен был настоять на необходимости получения лучшей информации и в больших количествах. Правительство становилось свидетелем проведения неоднократных призывов на службу в ситуации, обстоятельства которой совершенно не расследуются. Когда положение вещей ухудшилось настолько, что стало невыносимым, кабинет принял решение об отправке в оккупированную страну высшего уполномоченного - автора ныне действующей системы, который должен был довести до сведения арабов, что сердце и политика английского кабинета полностью изменились. (Высший уполномоченный сэр Перси Кокс (Percy Cox) вернулся в Месопотамию в 1920 году с целью сформировать временное правительство).

Тем не менее, наша общественная политика не изменилась и не нуждается в изменениях. Дело заключается в том, что существует достойное сожаления различие между тем, что мы проповедуем и тем, что мы делаем. Мы заявляли, что направляемся в Месопотамию для того, чтобы разбить турок. Мы заявляли, что остаемся там для того, чтобы освободить арабов от угнетения турецкого правительства, и для того, чтобы открыть всему миру доступ к нефтяным месторождениям и зерну, производимому в том регионе. И этой цели мы посвятили усилия почти миллиона человек и почти тысячу миллионов фунтов стерлингов. В этом году с той же целью в регион были направлены 92 тысячи человек и 50 миллионов фунтов.

Наше правительство хуже прежней турецкой системы. Тот режим содержал войско из 14 тысяч местных рекрутов и для поддержания спокойствия и порядка ежегодно убивал, в среднем, 2 тысячи арабов. Мы располагаем армией в 90 тысяч человек с аэропланами, бронированными машинами, танками, канонерскими лодками и бронепоездами. В ходе произошедшего этим летом мятежа мы убили 10 тысяч арабов. Мы не можем думать о сохранении подобных показателей - Месопотамия очень бедная, малозаселенная страна, однако, Абдул-Гамид (Abd el Hamid - султан Турции) был бы нам признателен, если бы смог увидеть, что мы делаем. Нам сказали, что причины мятежа были политическими, но нам не сказали, чего же хотел народ. Возможно, обещанного ему кабинетом.

Один из членов Палаты Общин заявил, что мы вынуждены содержать там столько своих солдат потому, что местные жители не записываются в армию. В пятницу правительство передало сообщение о гибели нескольких местных рекрутов, охранявших британских офицеров: услуги этих людей не были оценены по достоинству, потому что таких солдат крайне мало (сюда стоит добавить весьма распространенную и любимую багдадскими властями характеристику: все местные - обладатели скверного характера). В стране находится 70 тысяч рекрутов - не более половины турецких оккупационных сил. При достойном руководстве наших офицеров и правильной расстановке сил они могли бы заменить половину нашей армии, находящейся в Месопотамии. Граф Кромер (Cromer) контролировал шесть миллионов жителей Египта силами пяти тысяч британских солдат. Полковник Вильсон (Wilson) не в состоянии контролировать три миллиона жителей Месопотамии силами 90 тысяч человек.

И мы еще не исчерпали лимит наших вооруженных сил. Четыре недели назад командующий нашими войсками в Месопотамии написал меморандум, в котором требовал прислать в страну еще четыре дивизии. Полагаю, документ был направлен в военное министерство, перебросившее сюда из Индии три бригады. Как можно достичь равновесия, если уже невозможно еще больше оголять северо-западную границу? Между тем нашим несчастным солдатам - индийским и британским - приходится играть роль полицейских: на огромной территории, в безжалостных климатических условиях, при проблемах со снабжением, ежедневно ценою жизни расплачиваясь за преднамеренно ошибочную политику гражданской администрации Багдада. В Индии генерал Дайер (Dyer) был отправлен в отставку за гораздо меньшие ошибки, но в нашем случае ответственность лежит не на армии, которая действовала строго в соответствии с указаниями гражданских властей. Военное министерство сделало все возможное для сокращения числа наших сил, однако кабинет принял противоположное решение.

Багдадское правительство вешает в этом городе арабов по обвинению в совершении политических преступлений, которые они называют мятежом. Арабы не воюют с нами. Проводя эти противозаконные казни, власти хотят спровоцировать арабов на применение подобных же мер в отношении находящихся у них в плену 300 британцев? Если это действительно так, то зачем: чтобы их наказание было более жестоким, или чтобы другие солдаты сражались до последнего?

Мы сказали, что в Месопотамии намерены во благо всего мира дать толчок развитию страны. Все эксперты заявили, что рабочие руки являются одним из основных факторов достижения подобной цели. Каким образом убийство 10 тысяч жителей деревень и городов повлияет на производство пшеницы, хлопка, нефти? Как долго мы намерены терпеть жертвоприношение миллионов фунтов стерлингов, тысяч солдат Империи и десятков тысяч арабов во имя колониальной администрации, не приносящей пользы никому, кроме самих членов этого правления?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.