Он был главным героем художественной литературы в девятнадцатом веке: непутевый сын, который проигрался вдрызг и по уши в долгах, но твердо уверен в том, что его богатенькие родители, заботящиеся о честном имени семьи, не будут иметь другого выбора, как заплатить его кредиторам. В романах такие герои кончают плохо все без исключения. Либо они разоряют семью, либо семья от них отрекается.

Джордж Буш-младший напоминает мне как раз такого персонажа. И это не только потому, что в начале его карьеры друзья семьи постоянно помогали поддержать наплаву его неудачные попытки организовать собственное дело. Теперь, когда он прописался в Белом Доме, он все еще рассчитывает на то, что его долги будут оплачивать другие - уже не для того, чтобы сохранить лицо семьи, а для того, чтобы поддержать репутацию всей страны.

Один за другим от нас отрекаются бывшие союзники: нестабильный, настроенный против Запада Ирак нужен им не больше, чем нам, однако они пришли к выводу, что Президент Буш неисправим. Испания умыла руки, Италия тоже пятится к выходу, да и Великобритания вскоре бросится за ними вслед, с Тони Блэром или без него. Однако защитники Буша в нашей стране пока что не готовы к такому разрыву.

На прошлой неделе Буш попросил конгресс выделить еще денег в 'Фонд свободы Ирака'; для начала $25 миллиардов, хотя замминистра обороны Пол Вулфовиц заявляет, что на конец финансового года сумма составит более $50 миллиардов, а независимые эксперты считают, что даже и эта цифра занижена. И знаете что? Он их получит.

До войны чиновники отказывались обсуждать вопросы о расходах, за исключением того, что они настаивали на том, что они будут минимальны. Сразу же после начала боевых действий конгресс не противился тому, что администрация потребовала выделить $75 миллиардов в 'Фонд свободы Ирака'.

После того, как было объявлено, что 'миссия выполнена', и в конгрессе проталкивался закон о большом снижении налогов, а также после нескольких месяцев, во время которых чиновники администрации президента занижали потребности в дополнительном финансировании, президент попросил у конгресса еще $87 миллиардов. Уверенные в том, что ситуация в Ираке постепенно улучшается, и предупрежденные о том, что американские солдаты будут страдать, если денег не будет выделено, конгрессмены выписали Бушу еще один чек.

А теперь ему надо еще. Принимая во внимание все вышесказанное, можно было бы ожидать от Буша раскаяния, обещания изменить свою политику и, хотя бы и притворного, обещания того, что с настоящего момента конгресс будет получать отчет о расходах.

Однако тон сопроводительного письма, которое Буш направил на прошлой неделе вместе с запросом в бюджет, можно назвать пренебрежительным: конгрессу решать, стоит ли 'обеспечивать наш личный состав в погонах ресурсами, которые им нужны тогда, когда они им нужны'. И это говорит администрация, которая, отвергнув предостережения профессиональных военных, сделала так, что наши военные вообще не имели ресурсов на достаточном удалении от родных баз для того, чтобы выполнить свою задачу.

Сам запрос вообще напоминает карикатуру на заявление администрации, типа 'просто верьте нам'.

Он написан менее, чем на одном листе бумаги, причем никакой информации о том, на что конкретно нужны деньги, не указано. Из $25 миллиардов, $5 миллиардов предназначены на подкупы и другие политические инициативы, которые будут использоваться по усмотрению министра обороны. Остальная сумма распределена между родами войск, однако, с оговоркой, что администрация имеет право перенаправить деньги по своему усмотрению после уведомления соответствующих комитетов.

Сенаторы сейчас противятся этому, но всем понятно, что они сдадутся после того, как выторгуют самые малые, 'косметические' поправки. И снова Буш связал конгресс по рукам и ногам: хотя это именно он послал американских военных на смерть, но если конгресс откажется дать денег, то он первый обвинит его в предательстве интересов солдат.

До тех пор, пока политические деятели не станут отказываться от долгов Буша, под которыми подразумевается то невозможное положение, в которое он поставил американских солдат, они мало что смогут сделать.

Так чем же все это кончится? Призывы 'сохранить курс' слабеют, а призывы вывести войска усиливаются. Другими словами, очень вероятно, что наша страна, наконец, откажется от Буша и его долгов.

В отношении же Ирака мы окажемся в таком положении, что как бы мы это не повернули, мы будем выглядеть проигравшими, а престиж государства в таком случае пострадает. Однако потеря престижа лучше, чем полное разрушение.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.