Автор является директором Центра международной политики безопасности и оборонной политики в корпорации "РЭНД"

17 мая 2004 года. Убийство в понедельник председателя Временного управляющего совета Ирака (Iraq's Governing Council) Иззедина Салима (Izzedin Salim) буквально рядом с охраняемой войсками США "зеленой зоной", где расположена штаб-квартира коалиционных сил в Багдаде, показывает, насколько неуправляемой стала обстановка в Ираке, и как трудно будет начать проводить там какой-то новый курс.

Несмотря на призывы ученых мужей и политических советников к внесению радикальных изменений в проводимую в Ираке политику, администрации Буша-младшего (George W. Bush) и Тони Блэра (Tony Blair) не усматривают для себя каких либо привлекательных выборов. Любое значительное наращивание численности войск до уровней, которые ранее рекомендовали, например, бывший командующий Центральным командованием вооруженных сил США Энтони Зинни (Anthony Zinni) или бывший начальник штаба армии США Эрик Шинсеки (Eric Shinseki), кажется, даже не ставится на обсуждение ни в Соединенных Штатах, ни в Великобритании. Генерал Зинни сказал, что его планом войны в Ираке в конце 1990-х годов предусматривалось направление туда 350 тысяч военнослужащих. Но совокупная численность коалиционных войск в данный момент составляет меньше половины этой цифры. Также маловероятно, что среди союзных государств найдутся новые добровольцы направить свои войска в Ирак, где растут потери личного состава коалиционных сил и где разрастается скандал из-за жестокого обращения американцев с иракскими пленниками. Напротив, представляются более вероятными новые дезертирства из коалиции. На данный момент интернационализацию англо-американских усилий в Ираке сдерживают не остаточные чувства унилатерализма в Вашингтоне, но растущее нежелание Организации Объединенных Наций (ООН) и большинства правительств стран - членов ООН брать на себя значительные риски, связанные с подобной миссией.

С другой стороны, любое значительное сокращение коалиционных сил в предстоящие 6 месяцев, когда Ирак будет переходить от оккупации к суверенитету и далее к национальным выборам, таит в себе опасность полного краха этого деликатного процесса и, возможно, разжигания гражданской войны. Однако совершенно очевидно, что нужны существенные изменения в американо-английской стратегии - если уж не в уровнях сил - с тем, чтобы хотя бы прекратить рост враждебности иракцев и укрепить в США и Великобритании веру общественности в стратегии соответствующих правительств.

Для начала Лондону и Вашингтону следует признать, что они сейчас сражаются с полномасштабным национальным восстанием, а не просто проводят контртеррористическую кампанию. Действительно, самыми опасными противниками коалиции сейчас выступают уже не иностранные боевики или охвостье прежнего правящего режима, а все возрастающее число националистических повстанцев. Их яростный национализм дает им легитимность и делает их привлекательными в глазах того самого населения, которое пытаются завоевать на свою сторону коалиционные войска во главе с США. Разгромить это движение, просто убивая повстанцев, невозможно; для этого нужны поддержка населения и изоляция повстанцев. Находящееся под оккупацией население более всего ожидает от своих оккупантов не демократии, не электричества, но безопасности. А вот этого-то США и Великобритания пока им не сумели дать. Если коалиция хочет получить хоть какой-то шанс добиться согласия иракцев на свое присутствие в стране, она должна поставить общественную безопасность во главу угла своей контрповстанческой стратегии. Если общественная безопасность является главной целью, то сокращение потерь в Ираке выступает в качестве средства достижения этой цели. Если от месяца к месяцу число убитых по всевозможным причинам иракцев будет сокращаться, тогда коалиция станет побеждать. Если их число будет увеличиваться, как это имеет место в настоящее время, тогда коалиция станет проигрывать. Своеобразный "обратный счет убитым" должен стать мерилом успеха.

Англо-американская коалиция не располагает достаточным числом солдат, чтобы обеспечить безопасность в Ираке и, по причинам, о которых говорилось выше, никогда не будет располагать. Если принять во внимание, в каких количествах иракцы - многие из которых поначалу хорошо относились к оккупационным войскам - стали выступать против присутствия коалиции в своей стране, то даже не ясно, помогло бы увеличение численности войск западных стран решить эту проблему. Скорее, в данное время представляется, что безопасность в Ираке во все большей мере должны обеспечивать сами иракцы. К сожалению, 200-тысячная иракская полиция и те солдаты, которых коалиции удалось завербовать для этой цели, остаются в большинстве своем неподготовленными и плохо оснащенными. Для устранения этих недостатков потребуется, скорее всего, год-другой. Единственным другим источником пусть даже минимально подготовленной и мотивированной живой силы в Ираке могут быть только солдаты общинных милиционных формирований. Некоторые дружелюбны по отношению к англо-американской коалиции, некоторые нейтральны, а некоторые неисправимо враждебны. Нравится вам это или нет, коалиции придется обратить свой взор на первые две категории в поисках дополнения собственным усилиям и усилиям иракских национальных сил по поддержанию общественного правопорядка, начиная с сегодняшнего дня и вплоть до назначенных на конец года выборов. Это далеко не идеал, но, вероятно, необходимо, чтобы можно было вообще провести выборы.

Иракцы не наберут достаточного числа солдат, чтобы воевать за безопасность своей страны под командованием США или коалиционного штаба. Вашингтону, если он хочет иракской помощи, придется отказаться от своего настойчивого требования единого командования и признать, что после 30 июня иракцы станут и союзниками, и хозяевами одновременно, но никак не клиентами или подчиненными. Совершенно очевидно, что в этом альянсе у Соединенных Штатов сохранится подавляющее превосходство в военной мощи, в то время как новые иракские власти будут обладать очень ограниченными возможностями по контролю собственных сил или влиянию на коалиционные силы. Тем не менее, после 30 июня американским генералам придется руководить с помощью убеждения. Чем скорее Вашингтон признает эту реалию, тем быстрее новый иракский режим сможет начать оказывать влияние на безопасность в Ираке.

Успешные контрповстанческие кампании отдают приоритет политическим целям. Первая цель, для достижения которой наращивают свои усилия США, Великобритания и эмиссар ООН Лахдар Брахими (Lakhdar Brahimi) - это передача власти 30 июня полностью суверенному иракскому правительству. Следующая перехлестывающаяся с первой цель - организовать и обеспечить безопасность национальных выборов к концу года. Англо-американские стратегии обе должны быть ориентированы на то, чтобы вернуть доверие к себе иракского народа и достичь своих главных целей.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.