В жизни многих из нас, далеких от большой политики, происходят события - их немного и они совсем эфемерны - которые достойны того, чтобы быть отмеченными. И сегодняшнее событие - одно из них. Когда Индия направлялась на выборы, мы старались перейти два опасных течения, готовые сбить нас с ног: неолиберализм и фашизм, угрожающие беднякам и национальным меньшинствам.

Ни один из экспертов или аналитиков не смог предсказать результаты голосования. Возглавляемая Бхаратия джаната парти (БДП) коалиция правых сил не только лишилась власти, но и оказалась унижена. Результаты голосования необходимо воспринимать не иначе как решительный протест против социального неравенства и проведения неолиберальных экономических реформ. Партия Конгресса набрала наибольшее число голосов. Левые партии - единственные (хотя и безуспешно) выступавшие против проводимых реформ - получили беспрецедентную поддержку избирателей.

Теперь мы знаем, что между Партией Конгресса и БДП не существует серьезных идеологических различий, за исключением самого топорного индусского национализма (ядерное оружие, крупные водохранилища и приватизация). Нам известно, что именно последствия правления партии Конгресса привели к кошмару руководства страной БДП. Но, несмотря на это, мы радуемся, потому что то зловещее время осталось позади. Или же нет?

Не так давно один из моих молодых друзей рассказал мне, что происходит в Кашмире: масса продажных политиков, зверства служб безопасности, задыхающееся от насилия общество, в котором военные, полицейские, шпионы, государственные чиновники, предприниматели и даже журналисты находятся в состоянии постоянной борьбы друг с другом, и со временем, понемногу, перерождаются друг в друга. Он рассказал мне о том, что жители Кашмира вынуждены мириться с непрекращающимися убийствами, с постоянными исчезновениями людей, с клеветой, жить в состоянии страха, распространяемых слухов, с болезненным несоответствием между тем, что сами кашмирцы знают о происходящих событиях и тем, что о событиях в Кашмире известно всем остальным. По словам моего друга, 'прежде Кашмир был компанией. Сегодня он превратился в сумасшедший дом'.

Стоит признать, что конфликты в Кашмире и других северо-западных штатах превращают эти районы в особые отделения психиатрической лечебницы, где содержатся наиболее опасные умалишенные. Тем не менее, в центре страны несоответствия между собственными знаниями и получаемой информацией, между событиями и догадками, между миром реальным и миром виртуальным наталкивают на мысль о возможном сумасшествии всей страны.

Каждый раз, когда происходили одни из тех событий, которые обычно называют терактами, правительство БДП стремилось как можно быстрее назвать виновных, не проводя никакого или совсем незначительное расследование. Наиболее наглядными примерами могут послужить нападение на здание парламента (13 декабря 2001 года) и поджог, в следующем году, вагона поезда 'Сабармати Экспресс' возле станции Годхра. В обоих случаях, ставшие известными обстоятельства преступлений, вызвали неудобные вопросы, после чего расследование заглушили. Все подумали о том, о чем хотели подумать. Но сами происшествия послужили оживлению нетерпимого отношения друг к другу различных социальных групп в обстановке беспорядка, вызванного обострением индусского национализма.

Многие правительства - как отдельных штатов, так и центральное - и многие партии - как партия Конгресса или БДП, так и региональные - воспользовались этой сфабрикованной ситуацией безумия для проведения репрессий в отношении гражданских прав населения. Подобные разгул произвола заставил бы покраснеть даже самые известные своим деспотизмом режимы правления.

За последние годы число убитых полицейскими и службами безопасности достигло нескольких десятков тысяч человек. В Андхра-Прадеш (показательном штате неолиберализма) в результате 'столкновений' за год в среднем погибает около 200 экстремистов. В Кашмире, начиная с 1989 года были убиты 80000 человек. Еще несколько тысяч просто пропали без вести.

Согласно данным 'Ассоциации родителей детей пропавших без вести в Кашмире', в 2003 году были убиты более 2,5 тысяч человек. За последние 18 месяцев была зарегистрирована смерть 54 заключенных. Стремление индийского государства преследовать и запугивать несогласных оказалось узаконено принятием драконовских мер в виде Pota (Prevention of Terrorism Act - 'Закон о предотвращении терроризма'). В штате Тамил Наду закон был использован для подавления тех, кто выступал с критикой в адрес правительства. В Джаркханде 3200 человек - в большинстве своем бедные адиваси (местная народность) - были названы последователями учения Мао и, в соответствии с Pota, вызваны на допрос. В восточном штате Уттар-Прадеш закон был использован для подавления тех жителей, которые выступали против конфискации своих земель. В Гуджарате и Мумбаи закон использовался для преследования исключительно мусульман. В 2002 году в Гуджарате, в ходе проведения кампании по преследованию инакомыслящих, было убито около 2000 мусульман, 287 человек были обвинены в соответствии с Pota: 286 из них исповедовали ислам, а один был сикхом. Согласно Pota, при обвинении могут использоваться признания арестованных, полученные силой во время пребывания в полицейском участке. В соответствии с законом о предотвращении терроризма, проведение допроса все чаще заменяется пытками: с арестованными можно обращаться как угодно - заставлять их пить мочу, держать полностью раздетыми, унижать, бить разрядами электротока, тушить об них окурки сигарет, прижигать анальное отверстие раскаленным железом, подвергать жесточайшим побоям.

В соответствии с Pota, невозможно выйти на свободу под залог в случае, если арестованный не доказал свою невиновность (в совершении преступления, в котором даже не был еще формально обвинен). Было бы наивно полагать, что Pota используется 'не должным образом'. Этот закон применяется в соответствии именно с теми причинами, по которым и был принят. В этом году 181 страна проголосовала в ООН за усиление мер по соблюдению прав человека. 'За' проголосовали даже Соединенные Штаты. Индия предпочла воздержаться.

Между тем, находятся некоторые экономисты, с ликованием рассказывающие нам о не имеющих прецедентов, поразительных показателях роста внутреннего валового продукта. Магазины наполнены всевозможными товарами. Правительственные склады вот-вот лопнут. Оставив в стороне эти картины процветания страна, стоит вспомнить, что за последние пять лет был зафиксирован самый большой, с момента получения независимости, разрыв между доходами жителей сельскохозяйственных районов и доходами городских жителей. Сотни крестьян, которых душат долги, готовы покончить с собой; 40% жителей сельскохозяйственных районов Индии, так же как и проживающее южнее Сахары африканское население, вынуждены питаться зерновыми культурами, подвергшимися трансгенной модификации. 47% индийских детей страдает от истощения.

А в городской Индии - в магазинах, ресторанах, на железнодорожных станциях, в аэропортах, в тренажерных залах, в больницах - везде установлены телевизоры с картинкой совсем другой, блестящей и благополучной, Индии. Стоит лишь заткнуть себе уши, чтобы не слышать, как под ботинком полицейского хрустят кости еще одного арестованного, стоит лишь отвернуть взгляд от нищеты, от бедных районов, от стольких оборванных и лишенных всего людей, и найти себе телевизор, который любезно покажет вам мир великолепия: мир постоянно вращающего бедрами Болливуда, не перестающий петь и танцевать, мир привилегированных и счастливых индусов, размахивающих национальным триколором и радующихся жизни. Такие законы как Pota действуют наподобие пульта дистанционного управления телевизора: они служат для того, чтобы выключать нищету, тех, кто только стоит над душой, тех, кто совсем никому не нужен.

В момент принятия Pota партия Конгресса выступила в парламенте с громким протестом против подобных мер. Тем не менее, вопрос об упразднении этого закона ни разу не поднимался в ходе избирательной кампании. Еще даже до начала формирования правительства, раздавались высказывания, что проводимые 'реформы' будут продолжены. Осталось лишь подождать, чтобы выяснить, о каких именно реформах идет речь. К счастью, действия партии Конгресса будут сдерживаться тем фактом, что для формирования правительства им придется прибегать к поддержке левых партий.

Не стоит терять надежды на то, что все изменится к лучшему. Совсем немного. Позади остались шесть лет ада.

Арундати Рой - индийская писательница и общественный деятель, автор книги 'Бог мелочей'

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.