Матейс ван Хоол - глава отдела научных исследований газеты 'Финансиэле дахблад'

В недрах нефти достаточно, но возможности для значительного увеличения нефтедобычи в течение ближайших нескольких лет ограничены. Поэтому резкий рост цен на нефть это - больше, чем временный спекулятивный мыльный пузырь.

Многие исходят из структурно высокой цены на нефть в предстоящие годы. При этом играют роль многие факторы. Важным новым фактором является политическая нестабильность в странах с самыми большими запасами нефти, из-за чего происходит замедление притока необходимых инвестиций. Это создает угрозу образования структурного дисбаланса между спросом и предложением.

Международное энергетическое агентство (МЭА) в 2003 году приблизительно рассчитало дополнительное количество нефти, которое будет необходимо в период до 2014 года. Сверх нынешней мировой добычи, равной около 79 млн. баррелей в день, в 2014 году потребуется дополнительно еще около 14 млн. баррелей. Эта нефть пойдет, в значительной мере, в развивающиеся страны с быстро растущей экономикой в азиатском регионе. Разведка и добыча этого дополнительного количества нефти - колоссальная задача. Этот объем почти равен нынешнему объему нефтедобычи в Европе и Евразии вместе взятых, который достигает 16 млн. баррелей в день.

По расчетам МЭА, необходимые инвестиции составляют 1000 млрд. долларов. Это - колоссальная сумма. Однако она не чрезмерна и вполне реальна. Каждая из таких компаний, как 'Экссон', 'Бритиш Петролеум', 'Шелл', 'Шеврон Тексако' и 'Тоталь' инвестируют, в среднем, около 13 млрд. долларов в год. Таким образом, за десять лет только эти пять компаний могут инвестировать 650 млрд. долларов - более половины требуемых по расчетам инвестиций.

В своих произведенных в 2003 году расчетах МЭА исходило из консервативных оценок потребностей в нефти со стороны Китая, которые возрастают на 3% в год. В последние кварталы 2003 года и в первом квартале 2004 года, по оценкам МЭА, этот рост составлял 10%. Если рост потребностей Китая в нефти будет равен 7% в год, то произведенные на основе модели МЭА расчеты показывают, что в 2014 году необходимо будет дополнительно добывать около 6 млн. баррелей в день. Тогда общий необходимый в 2014 году объем нефтедобычи оказывается равным примерно 20 млн. баррелей в день. Если это экстраполировать на рассчитанные МЭА потребности в инвестициях, то они окажутся равными примерно 1400 млрд. долларов.

Фактически, полученная цифра в 20 млн. баррелей нефти также основана на консервативных расчетах. Необходимо принять во внимание сокращение в течение ближайших десяти лет добычи нефти на разрабатываемых в настоящее время месторождениях. Объем сокращения также необходимо будет компенсировать. С учетом всех факторов, оказывается, что перед нефтедобывающей отраслью может встать задача обеспечить дополнительно добычу более 20 млн. баррелей нефти в день.

Чтобы сформировать суждение относительно реальности этого сценария, необходимо ответить на следующие основные вопросы: 1) имеются ли необходимые запасы нефти, и если да, то где? 2) есть ли достаточно денег для осуществления требуемых инвестиций? 3) могут ли эти инвестиции беспрепятственно быть осуществлены?

Добыча дополнительно 20 млн. баррелей нефти в день в течение 10 лет - гигантская задача для нефтедобывающей промышленности. Наибольшим потенциалом обладают регионы с самыми крупными нефтяными месторождениями. Эти месторождения расположены, прежде всего, на Ближнем Востоке, в России, Западной Африке, Мексиканском заливе, Канаде, на Аляске, в Казахстане, Венесуэле и Бразилии. Само по себе, не вызывает сомнения то, что эти регионы вместе взятые обладают достаточным потенциалом для добычи дополнительно 20 млн. баррелей нефти в день. Но неясно, возможно ли это реально осуществить в течение десяти лет.

Различные исследования экспортных возможностей России показывают, что в ближайшие десять лет они могут быть увеличены примерно на 5 млн. баррелей в день. Ограничением в данном случае, помимо инвестиций, является долгосрочность. Производственные мощности и других регионов, например, Западной Африки, также, фактически, ограничены продолжительностью проектов (при условии отсутствия проблем с инвестициями). Это подразумевает, что дополнительный вклад других регионов, помимо ближневосточного, в увеличение нефтедобычи будет все же относительно ограниченным. Поэтому Ближний Восток должен обеспечить значительную часть дополнительного объема нефтедобычи. Благодаря уникальным особенностям ближневосточных нефтяных месторождений, объемы добычи нефти в этом регионе могут быть увеличены относительно быстро.

Достаточно ли средств для инвестиций? В принципе, да. В данном случае доминирующую роль играют цена нефти и финансовая отдача от инвестиций. Технический прогресс способствовал лучшей контролируемости расходов. При цене на нефть примерно в 10 - 15 долларов за баррель бОльшая часть месторождений обеспечивает прибыль, достаточную для оправдания инвестиций. Большинство нефтедобывающих концернов в своих последних ежеквартальных отчетах сообщили, что они исходят из благоприятных цен. Другими словами, по их мнению, климат для осуществления инвестиций благоприятен. В целом, необходимость наличия достаточных финансовых средств - наименьшая из проблем.

Что касается третьего основного вопроса: о препятствиях для дополнительных инвестиций, - тут быстро возрастают сомнения. Сомнение вызывает стабильность на Ближнем Востоке. По мнению экспертов, существует опасность дестабилизации самой крупной нефтедобывающей страны мира - Саудовской Аравии. Ирак также нестабилен. В обеих странах сомнение вызывает безопасность рабочих-нефтяников. В других важных нефтедобывающих регионах также неспокойно. В России действия властей по получению контроля над нефтяными компаниями привели к тому, что инвесторы стали вести себя осторожно. В Нигерии не прекращаются диверсии на нефтепроводах. В Венесуэле государственная нефтяная компания развалилась, а затем была воссоздана. В этой стране изо всех сил работают над восстановлением нефтедобычи. Увеличение объемов добычи нефти - далекая перспектива. На организованном МЭА в прошлом месяце семинаре было указано на ограниченные инвестиционные возможности ближневосточных стран. Имеющиеся долги не дают им самим увеличить инвестиции, в то время, как эти страны не допускают инвестиций из третьих стран или же допускают их в ограниченных масштабах.

Нестабильность в основных нефтедобывающих странах и их политика в отношении инвестиций приводят к замедлению притока инвестиций. Это - чрезвычайно некстати сейчас, когда спрос на нефть сильно возрастает. В результате этого возрастает возможность того, что необходимые объемы нефти не окажутся вовремя доступными. Таким образом, политическая нестабильность и неблагоприятный инвестиционный климат, в конце концов, могут на долгое время нарушить соотношение между спросом и предложением. Из-за этого нынешняя 'наценка на нефть за нестабильность' может приобрести структурный характер.