Как долго еще будет продолжаться моральное и военное падение Соединенных Штатов, считающих себя представителями Империи добра, и их превращение в основную составляющую оси зла? С самого первого дня, с момента первых обсуждений в Совете Безопасности США поставили себя вне закона. То, что представитель Соединенных Штатов мало убедительно говорил утром на заседании Совета ООН полностью противоречило тому, что несколькими часами позже заявлял в Вашингтоне Буш (Bush). Ложь о наличие у Саддама Хусейна (Saddam Hussein) оружия массового поражения была очевидной уже в период подготовки к войне (в тот момент я как раз находился в Нью-Йорке). Ложный враг, ложная победа - все это привело к поражению оккупации. Но острее всего стоит проблема с иракскими заключенными, привлекающая также внимание и к возмутительному содержанию пленных в Гуантанамо: в сложившейся ситуации американские солдаты проводили пытки и издевались над находившимися в тюрьмах иракцами.

Грань между добром и злом пролегает через каждую страну, каждое правительства и, возможно, через каждого человека. В отношении США противоречие кажется еще более значительным, потому что речь идет о противостоянии воинственной империи и общества, привязанного к закону и праву, практически всегда надлежащим образом представленному Конгрессом и судами. Демократическая партия хранила молчание в тот момент, когда принималось решение о развязывании войны; тем не менее, Конгресс отважно и быстро проводит разбирательство обвинений в адрес американских военнослужащих, которым инкриминируется плохое обращение с заключенными и совершение военных преступлений.

Результаты опросов общественного мнения показывают, что популярность Буша и Блэра (Blair) падает, а фамилия Рамсфелд (Rumsfeld) вызывает в Соединенных Штатах крайне негативную реакцию. Нам хотелось бы верить, что волна критики в их адрес станет только расти по мере обнародования новых документов, и поражение Буша на ноябрьских президентских выборах будет неминуемо. Как бы нам хотелось увидеть достойные восхищения Соединенные Штаты, в которых есть столько замечательных людей и организаций!

Но подобное настроение говорило бы об излишнем оптимизме. Крайне маловероятно, что большинство американцев отвернется от Буша, а президент, в свою очередь, заинтересован в том, чтобы прикрывать Рамсфелда. Когда та или иная страна увязла в войне, общество может выступать против или не поддерживать ее, как это сделали французы, оставившие свой экспедиционный корпус в индокитайской долине Дьен Бьен Фу. Однако, когда совесть не спокойна, национальное единство стоит выше общественного мнения, доказательство чему нам дает история Франции, тот ее момент, когда стало известно о пытках пленных в Алжире.

Не стоит считать, что последние два года были отходом от правильного пути, и что Соединенные Штаты вернут прежнее представление о себе, сложившееся в эпоху правления Клинтона (Clinton). Сегодня американской империей управляет дух воинственности, и с каждым разом он наносит все более серьезные удары по праву, по принципам демократии, по основам гуманизма. Всем европейским странам известно, что такое война, чрезвычайная ситуация и смертоносные бомбардировки. США видели войну только на расстоянии и стали выступать против нее лишь когда их отправленные во Вьетнам мальчики погибли за победу в уже проигранной войне. Но в ту эпоху врагом по-прежнему оставался уже находившийся в упадке 'социалистический лагерь'. Сегодня это новый враг, в самом расцвете сил, и американцы еще не скоро осознают, что потерпели поражение, или, иными словами, что они неспособны устранить этого врага.

И потому негуманное отношение американских военных не будет воспринято общественным мнением Соединенных Штатов как скандал, единственным способом разрешить который - не переизбрать Буша. Настроимся более пессимистично и более реалистично. США вовлечены в эту войну. Первоначально это происходило косвенным образом - чисто технологическая фаза войны - но сегодня начинается уже та ее фаза, когда война становится грязной и грозит затянуться.

Необходимо поощрение любых форм протеста против этой войны. Если говорить конкретно, то решение правительства Испании о выводе своих войск из Ирака стало мужественным и необходимым шагом. Но ни у одной европейской страны, даже у Великобритании, нет веса необходимого для того, чтобы оказывать влияние на американское правительство. Именно по этой причине нынешняя проблема настолько опасна: не потому что она вызывает негодование и моральное осуждение, а потому что она подчиняется логике грязной войны и угрожает усугубить преобладание воинственно настроенного американского государства над американским же обществом.

В том же, что касается нашей позиции, то роль Европы будет по-прежнему оставаться малозначимой, и так будет происходить до тех пор, пока мы все вместе не выступим против американской политики. Бесполезно говорить о Европе и ее достижениях пока наше отношение к политике США не будет конкретным образом выражено Европейским парламентом и Советом Министров Евросоюза. А, учитывая, что до подобного единства еще далеко, мы не должны считать, что справились с нашими обязанностями и довольствоваться тем, что выступили с моральным осуждением 'бесчинств' и 'плохого обращения'. Когда жизнью наций управляет война, остается место для борьбы лишь между друзьями и недругами. Мы должны набраться мужества и перестать быть друзьями американского правительства: это единственный реальный способ помочь существующей в Соединенных Штатах оси добра в борьбе против оси зла.

Ален Турен - известный французский социолог, директор парижской Школы Высших социальных исследований.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.