В поисках мира для Ближнего Востока всегда встречаются вещи, несовместимые друг с другом. Когда правящая партия Израиля 'Ликуд' подавляющим большинством голосов отвергла планы своего председателя и премьер-министра Ариэля Шарона - оставить все израильские поселения в секторе Газа и четыре на западном берегу реки Иордан, - в тот же день Ясир Арафат заклеймил это решение, назвав его 'смертью для мирного процесса'. Аналогичное произошло и с безусловным одобрением планов Шарона со стороны президента Буша. Многие осудили эти планы за то, что они, якобы, подрывают переговорный процесс. Они стали поводом для открытого письма 52 британских дипломатов Тони Блэру, в котором высказывались протесты против этого решения как 'отхода от принципов'. Такую же ноту протеста опубликовали и 60 бывших американских дипломатов.

Критики осуждают американское предложение - в своих усилиях по достижению мира избавиться от стереотипных мнений - как неразумное. Но именно благодаря ему появился шанс для настоящего достижения мира.

До сих пор это было невозможно, потому что люди отказывались смотреть в глаза реальности: никакое соглашение не позволит вернуться к демаркационной линии 1967 года. Кстати, эта линия никогда и не была государственной границей, а лишь означала демаркационную линию, закрепленную перемирием в конце войны 1948-1949 г.г. В резолюции ООН # 242 от 1967 г. говорилось о занятых территориях вообще, а не обо всех конкретных занятых территориях. И хотя представители арабской стороны никогда не признавали этой разницы, американская политика выступает, начиная с плана Роджера от 1969 г., за корректировку демаркационной линии.

Президент Джордж Буш высказал то, что все знали. Но он не только согласился со смещением демаркационной линии; он определил также и размеры изменений. То, что готов сейчас принять Вашингтон, уже обсуждалось сторонами конфликта в 2000 году в Кэмп-Дэвиде и Табе. В соответствии с этим вариантом, Израиль может сохранить за собой примерно 5% Западного берега реки Иордан, а взамен уступит палестинскому государству территорию, по размеру равную своей собственной. Возвращение к границам 1967 г. и отказ от всех поселений требуют такого серьезного отхода от своих фундаментальных убеждений, который так же серьезно подорвет психологические основы еврейского государства. ЕС и многие американские эксперты по Ближнему Востоку не осознают этого.

Отказ от поселений, которые совершенно явно представляют собой буфер для уязвимой границы, превратит Израиль в своего рода протекторат. Необходимость защиты сделает его тогда зависимым от гарантий таких стран, политики которых не понимают тонкостей израильской безопасности и граждане которых не готовы приносить более существенные жертвы для безопасности этого государства. Согласие на подобное решение не сможет умиротворить мусульманский мир. Напротив, оно даст повод воинствующим силам рассматривать его как промежуточный этап на пути к полному уничтожению еврейского государства.

И наоборот. До сих пор ни один палестинский политик не был в состоянии официально отказаться от требования возвращения палестинцев на те территории, которые они считают своей родиной. В то же время ни один израильский политик не может согласиться с этим, потому что массовое возвращение палестинцев из диаспоры будет равносильно разрушению еврейского государства. Делая свое предложение, США попытались разорвать этот замкнутый круг. Шарон отошел от официального израильского требования не признавать за палестинцами 'права на возвращение'. В ответ на это он получил обещание, что Америка будет выступать за то, чтобы возвращение беженцев на территорию предложенного палестинского государства было ограниченным.

Теперь же США должны предпринять серьезные дипломатические шаги с тем, чтобы вашингтонские соглашения с Шароном были полностью и быстро претворены в жизнь. Для этого нужно поддерживать контакт со всеми сторонами, включая и палестинцев. Одним из шагов в этом направлении является встреча советника по безопасности американского президента, Кондолизы Райс, с главой палестинского правительства, Ахмедом Куреи, в Берлине. Одновременно должен взять на себя ответственность и мусульманский мир, в особенности арабские страны. Они должны устранить те радикальные элементы, которые в каждой уступке Израиля видят капитуляцию перед насилием.

Жесткие меры, предпринимаемые Израилем в целях защиты от террористов-самоубийц, были, главным образом за пределами Америки, осуждены. Это свидетельствует об очень слабом понимании искреннего стремления израильтян к миру, стремления народа, который на протяжении большей части своей истории не признавался арабскими соседями и которому каждодневно приходится слышать призывы к уничтожению Израиля. Изменения в официальной арабской пропаганде были бы серьезным вкладом арабских стран в процесс достижения мира.

Палестинцы тоже не должны настаивать на таком решении, при котором их единственным вкладом было бы признание еврейского государства. При нормальных отношениях между государствами взаимное признание не может считаться какой-то наградой. Оно - начало внешней политики, а не ее конец.

С уходом Израиля из сектора Газа неизбежно встанет ключевой вопрос: сможет ли в оставленном Израилем вакууме сформироваться мирное, прогрессивное и процветающее палестинское сообщество, над которым не будет доминировать иностранная держава? Положительное решение этого вопроса откроет для региона новый шанс на мирное сосуществование. Важную роль при этом должны сыграть умеренные арабские государства, внеся свой вклад в этот процесс и тем самым оправдав те жертвы, которые были принесены ради мира.

Так же важен и вклад ЕС. Если бы Европа проявила готовность поддержать в арабских государствах идею необходимости гибкой позиции, то шансы на прорыв значительно повысились бы.

Близится время, когда нужно будет приумножить усилия для достижения мира на Ближнем Востоке. Но основы для этого нужно закладывать уже сейчас. При этом настоящей проблемой на этом пути является не сам процесс, а претензии. Тем не менее, благодаря последним событиям появился шанс - под руководством США добиться концептуального прорыва.

Генри А. Киссинджер - бывший министр иностранных дел США (1973 - 1977) и лауреат Нобелевской премии мира.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.