Терроризм, ассоциируемый нами с Аль-Каидой, можно считать особенным по многим причинам. Он глобален, технологически изощрен, но самое главное - он не стремится к реально достижимой политической цели. В его задачи не входит ни создание единой (католической) Ирландии, ни независимой Страны Басков, ни суверенного палестинского государства. Он, скорее, действует против определенного мировоззрения. Он противостоит тому, что принято называть Западом, выступает против либерального порядка, против свободного мира. И, учитывая, что Соединенные Штаты являются наиболее могущественным и заметным представителем свободного мира, терроризм Аль-Каиды направлен против этой страны и ее ближайших союзников в Европе и остальных регионах планеты.

И вот этот решающий фактор забывать нельзя. То, чему мы даем название Аль-Каида, по сути своей является негативным и деструктивным движением. Оно не предлагает никакого альтернативного взгляда на современный мир, а лишь утверждает, что современный образ жизни сам по себе не является необходимостью и нежеланен. Более того, подобные заявления, сделанные людьми, именующими себя религиозными лидерами, почти непорядочны. Эти люди пользуются религией ради достижения своих собственных политических целей. Они пользуются верой для мобилизации и привлечения к себе последователей, которые должны в случае необходимости пойти на смерть. В этом они не очень отличаются от тоталитарных лидеров фашистских режимов, которые, опираясь на разочарованное общество, придумывали деструктивную по сути своей цель и шли к ней, вооружившись антимодернистскими обещаниями и верованиями.

Вырастающее на таких корнях насилие победить сложно. Недовольство современностью найти совсем просто. Оно заметно и в развитых обществах, но особенно в тех регионах планеты, которые оказались в подвешенном состоянии между уже не существующим вчера и все никак не наступающим завтра. Как можно повлиять на выливающиеся в терроризм проявления организованного недовольства? Первоочередной задачей, вне всякого сомнения, должна стать защита граждан и их достояния от действий террористов. Это не так просто, учитывая глобальное негодование общества. Для выполнения этой задачи необходимо принятие мер, с которыми нелегко смириться привыкшим к либерализму и толерантности обществу и властям.

Стоит признать существование границ толерантности. Нежелание считать своими ценности и традиции свободного общества порождает определенные проблемы, но, в конечном итоге, оно все равно приемлемо. Неагрессивная демонстрация своей принадлежности в иной вере - например, ношение ученицами и учительницами-мусульманками традиционных платков (хиджабов) в преимущественно христианских странах - должно быть разрешено. Однако с насилием мириться нельзя. Тем не менее, крайне важно, чтобы методы обращения с террористами или подозреваемыми в совершении подобных преступлений полностью соответствовали юридическим нормам. Задержание на неопределенное время человека без проведения расследования столь же неприемлемо, как и обвинение некоторых людей в том, что они являются 'боевиками', которые не могут пользоваться никакими правами. Ситуация с находящимися в Гуантанамо и ставшие недавно известными свидетельства пыток и унижений, которым подвергались иракские заключенные, ставят под сомнение ценности, лежащие в основе либерального миропорядка. Подобные события приводят к тому, что люди начинают задаваться вопросом, не достигли ли террористы, намеревавшиеся уничтожить Запад, своей цели.

Терроризм, стремящийся разрушить либеральный миропорядок, является проверкой на прочность этого порядка. Это особенно верно в том случае, когда происходит вмешательство во внутренние дела другой страны с целью предотвращения геноцида или прекращения репрессий в отношении нацменьшинств или оппозиционных организаций. Однако вмешивающаяся сторона никогда не должна копировать методы тех, против кого она пришла бороться. Терроризм Аль-Каиды по сути своей деструктивен. Любой ответ на него должен быть, в первую очередь, конструктивным. Целью является борьба с разочарованием, с крушением надежд как развитых, так и развивающихся стран.

Этой цели невозможно достигнуть простыми обещаниями ограниченных возможностей, которые выполнимы только для США. Стремление к этой цели требует социальной ответственности, которая должна сопровождать и смягчать болезненный процесс модернизации. Тем, кто оказался в подвешенном состоянии между утерянным прошлым и никак не наступающим будущим, необходима помощь. Борьба против Аль-Каиды это не война. Это, частично, самооборона, частично - подтверждение позиций правового государства, оказавшегося в сложных условиях, а частично - положительное усилие, направленное на устранение причин разочарования.

Ральф Дарендорф - немецкий социолог, бывший директор Лондонской школы экономики.