25 мая 2004 года. В Киотский договор о борьбе с глобальным потеплением вдохнули новую жизнь в пятницу, когда Владимир Путин выполнил "прием Хеймлиха" (Heimlich maneuver - способ удаления постороннего предмета из дыхательных путей - прим. пер.). Российский президент объявил, что в обмен на помощь европейцев в вопросе вступления России во Всемирную торговую организацию (ВТО) он готов ускорить ратификацию его страной Киотского договора.

Это плохая новость, потому что ратификации Россией будет достаточно, чтобы этот непродуманный договор вступил в законную силу. Киотский договор не вступит в силу, пока его не ратифицируют индустриально развитые страны, на долю которых приходится 55% выбросов в атмосферу так называемых "парниковых газов". Когда Соединенные Штаты, на долю которых приходится 24% таких выбросов, заявили, что не станут ратифицировать этот договор, стало очевидно, что Россия с ее 17% держит ключ к этому договору.

До сегодняшнего дня Россия была достаточно сообразительной, заглядывая дальше потенциальных краткосрочных выигрышей от продажи своих квот на эмиссию "парниковых газов" и учитывая долгосрочные издержки, связанные с данным договором. Эти издержки оборачиваются для мировой экономики сотнями миллиардов долларов ежегодно, не говоря уже об упущенных возможностях для реального экономического развития. Все это, придуманное в теплице Организации Объединенных Наций (ООН), стало бы делаться в надежде на то, что удастся замедлить изменение климата на планете на какую-то малую толику, если вообще.

К настоящему времени г-н Путин изменил свое мнение. "Европейский союз (ЕС) пошел нам навстречу в переговорах о вступлении России в ВТО, и это не может позитивно не сказаться на нашей позиции в вопросе о Киотском договоре", - сказал он, обещая "ускорить" процесс его ратификации Россией. И хотя не было названо конкретного срока, он ближе, чем когда-либо прежде, подошел к обещанию ратифицировать этот договор.

Г-н Путин, очевидно, согласился ускорить процесс ратификации Киотского договора в обмен на отказ Европы от требования, чтобы россияне в качестве предварительного условия своего вступления в ВТО осуществили определенные изменения в сфере энергетики. Тот факт, что г-н Путин занимается такого рода махинациями, нас не удивляет, но это должно разочаровать его главного экономического советника Андрея Илларионова.

Многие годы г-н Илларионов приводит аргументы экономистов и ученых, в том числе тех, кто занимается вопросами окружающей среды, против Киотского договора, который радикальные защитники окружающей среды считают священным писанием. Киотский договор остановил бы рост российской экономики, говорит он. Он показывает графики и таблицы, из которых следует, насколько в странах, уже применяющих у себя положения Киотского договора, замедлилось экономическое развитие в сравнении со странами, который эти положения не применяют. В момент, когда в России намечается некоторый экономический прогресс, ей меньше всего нужна такая ноша, как Киотский договор.

Исповедуемая г-ном Илларионовым философия свободного рынка предлагает российской экономике наилучший шанс. В интервью на этих страницах на прошлой неделе г-н Илларионов заявил, что возражает против философии "интервенционизма", которая лежит в основе данного договора. У россиян было много трудных лет с централизованным планированием, сказал он, и поэтому он с подозрением относится к "киотизму", который ему представляется попыткой "глобального управления деятельностью человечества".

Г-н Путин не обещал немедленной ратификации, и поэтому по-прежнему существует возможность, что Россия каким-то образом сумеет попасть в члены ВТО, не вернув свою экономику обратно во времена царизма. Как сказал на прошлой неделе г-н Илларионов: "Мы не торопимся. Для того чтобы климат реально изменился, должны пройти сотни и тысячи лет, а потому время у нас еще есть". Принимая во внимание высокую цену и мизерные результаты этого проекта ООН, лучше бы не воплощать его в жизнь никогда.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.